15.12.2010
Скачать в других форматах:

Йохем Даума

Книга Притчей Соломоновых. Книга Екклесиаста. Книга песни песней Соломона

2. КНИГА ЕККЛЕСИАСТА ИЛИ ПРОПОВЕДНИКА

2.1. Присущая всему “суетность”

1. Книга Екклесиаста, равно как и Книга притчей, относится к литературе мудрости. Однако кажется, будто в Книге Екклесиаста мы должны попрощаться с мудростью. Ведь книга начинается объяснением, что всё – “суета” (Еккл. 1,2). И этого мнения придерживаются до самого конца книги (Еккл. 12,8). Что общего имеет “суета” с мудростью? Если всё “воздух и пустота”, как передаёт это еврейское слово Новый перевод Библии (NBV), что у нас тогда остаётся от мудрости?

Давайте сначала попробуем найти значение “суеты” как ключевого слова в Книге Екклесиаста. Там, где говорится о “суете”, мы обращаем внимание на следующее. В “суете” заключается недолговечность всех вещей. Поколения уходят, поколения приходят; солнце поднимается, садится и всегда спешит туда, где оно снова будет подниматься. Ветер дует на юг, потом поворачивает на север. Он поворачивается и дует, и поворачивается, а поворачиваясь, он снова дует в том же направлении. Реки возвращаются назад, они снова текут к тому месту, откуда они выходят и снова начинают течь и т.д. (Еккл. 1,4сл.). Всё возвращается на круги своя. Ничего действительно нового не происходит “под солнцем”. Что было, будет опять и снова; что было сделано, будет делаться всегда (Еккл. 1,9). Характер того, что должно называться “суетой”, ярко выражается, когда говорится о юности и молодых годах (Еккл. 11,10). Жизнь так хорошо начинается, но всё очень быстро проходит.

 

Главное значение еврейского слова hèvèl – “ветер” или “вздох” (Ис. 57,13; Пс. 38,6сл.; Иов 7,17). Неудивительно, что понятие hèvèl в Книге Екклесиаста несколько раз сопровождается выражением “гонение за ветром” (евр.: rūah, Еккл. 1,14.17; 2,11.17.26; 4,4.6.16; 6,9). Hèvèl употребляется исключительно для того, чтобы выразить что-то негативное. Из контекста видно, в чем состоит негатив. Также идолы называются hèvèl (напр., Втор. 32,21; 3 Цар. 16,13.26; Пс. 30,7; Иер. 2,5; Ион. 2,8), то есть идолы – вовсе не боги, хотя они так и называются.

 

2. Не всё, что проходит мимо нас и часто повторяется, обязательно утомляет нас; но Екклесиаста оно утомляет (Еккл. 1,8). Почему? Потому что для него мимолётность всего связана с осознанием бесполезности человеческой жизни. Екклесиаст выступает в роли богатого и мудрого “царя Соломона” после того, что ему действительно принесло его богатство и мудрость. Он ужасно устал совершать великие дела, когда его большое состояние и радость, которую он испытывал при этом, не принесли ему никакого преимущества или пользы (Еккл. 2,11). Относительно мудрости он выразился так же. Мудрых и глупых постигает та же участь: все они должны умереть. Для чего же тогда он был таким мудрым? (Еккл. 2,15).

Екклесиаст видит причину такой бесполезности в забвении, добычей которого становится человек. Земля всегда существует (Еккл. 1,4), а прежние поколения забыты, как и последующие поколения тоже будут забыты (Еккл. 1,11). И это относится не только к глупцам, но и к мудрецам (Еккл. 2,16). Мёртвые – забыты. Всех ожидает та же участь, несмотря на то, был ли кто-то праведником или грешником, чистым или нечистым (Еккл. 9,3сл.).

 

Еврейское слово для суеты [hèvèl] имеет еще один оттенок. Оно обозначает, что что-то не приносит никакого преимущества (евр.: jitrōn), а значит, остается бесполезным (Еккл. 1,3; 2,11; 3,9; 5,15). Активный баланс отсутствует [см. T. Kronholm ThWAT III, 1087].

 

3. Это забвение позволяет увидеть ещё один аспект “суеты”, который мы можем определить как испытание бессмысленности. Существует много того, что Екклесиаст не может согласовать. Нужен правдивый суд, а на том месте, где он должен осуществляться, правит беззаконие (Еккл. 3,16сл.). Никто не помогает людям, которых притесняют. Именно поэтому следует восхвалять мёртвых. Да, лучше вовсе не родиться (Еккл. 4,3). Мудрый юноша незнатного происхождения, который освободился из темницы, чтобы стать на место старого царя, правил лучше, чем этот старый глупый царь. Сначала его восхваляли, а потом больше не будет ни одного, кто бы смог уделить ему хоть одно хорошее слово (Еккл. 4,13сл.). Что тебе из того, что ты богат, а Бог не даёт тебе пользоваться этим (Еккл. 6,2)? Какое преимущество имеет мудрый перед глупым (Еккл. 6,8)?

Екклесиаст хотел обрести мудрость, но она осталась недоступной для него. Действительность – неизмерима. Екклесиасту не удалось познать зло глупости. Он искал это сердцем и душой, но всё ещё не нашёл (Еккл. 7,25сл.). Он увидел, что нечестивых хоронят с почестями, в то время как праведников в городе (Иерусалиме) забывают. Праведникам достаётся то, что заслужили нечестивые, и наоборот (Еккл. 8,10.14). Ни один человек не в состоянии найти смысл того, что Бог делает под солнцем (Еккл. 8,17). Не всегда происходит так, что самый быстрый бегун выигрывает состязания, а сильный герой – битву. Тот, кто мудрый, не всегда имеет хлеб, а тот, кто способный, не всегда получает уважение, которое он заслуживает. Человек неожиданно попадает в ловушку, как рыбы в сети, а птицы в силки (Еккл. 9,11сл.). Больно осознавать, что глупость сильнее мудрости. Немного глупости делает затхлой самую лучшую мудрость (Еккл. 10,1)! Часто мы видим противоположное тому, что мы ожидали: глупые восседают на высоких постах, богатые опускаются на низкие посты. Рабы садятся на коней, а знатные идут пешком, как рабы (Еккл. 10,6сл.).

 

Hèvèl также может содержать элемент бессмысленности или абсурда, как смех глупца (Еккл. 7,6), прославление нечестивых и отвержение праведников (Еккл. 8,10.14). Оно может приравниваться к “большому злу” (Еккл. 2,19.21) или “горьким страданиям” (Еккл. 6,2).

4. Если подытожить все аспекты, которые указывают на недолговечность вещей, на их бесполезность и бессмысленность, тогда становится понятно, что еврейское ключевое слово в Книге Екклесиаста далеко не всегда можно перевести одним и тем же словом. Hèvèl встречается около 40 раз в Книге Екклесиаста, употребляется во всех главах, кроме Еккл. 10. Перевод словами «пустота», «ничтожность», «непонятность», «бессмыслица» или «бесполезность» и даже «абсурдность» иногда подходит очень хорошо, а иногда – нет. Общим является то, что во всех этих случаях подчёркивается что-то негативное. Оно говорит о том, что чрезмерно мучит Екклесиаста. Он даже может сказать, что из-за “суетности” всего он получил отвращение к жизни (Еккл. 2,17).

 

Я считаю приемлемым мнение, согласно которому Книга Екклесиаста, на основании использованного в ней еврейского, не принадлежит Соломону. Его можно разместить между классическим и после-библейским еврейским. Очевидно, мы имеем дело с самым молодым писанием из всего Ветхого Завета, датированным третьим веком до н.э. Разные сведения склоняют к мысли о времени после изгнания, когда иудеи находились под властью Птолемеев (323-198, правящие из Египта) и Селевкидов (198-166, правящие из Сирии). См. напр., Aalders [1948,11], Whybray [1997,19vv] и Longman [1998,2vv].

Автор Книги Екклесиаста называется на еврейском Qohèlèt, а в греческом и латинском переводах – Ecclesiastes. За перевод Qohèlèt словом Проповедник мы должны благодарить Лютера. “Я-фигура” – это Проповедник, который в 1,12-2,26 исполняет роль “сына Давида, царя Иерусалима” (Еккл. 1,1), таким образом, это никто другой как Соломон, поскольку этот сын Давида был очень богатым и очень мудрым.

В раввинской литературе (Midraš Rabba) сообщается, что Соломон написал Песню песней в своей юности, Притчи в зрелом возрасте и Проповедника в старости [цит. за Longman 2001,3]. См. предисловие.

 

Йохем Даума. «Комментарий к Ветхому Завету» в 4 т.

Готовится к публикации издательством «Коллоквиум».

www.colbooks.org

2009–2012 гг.

© Ukraine Committie Hattem

 

Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Этот материал еще не обсуждался.