15.12.2010
Скачать в других форматах:

Йохем Даума

Книга Притчей Соломоновых. Книга Екклесиаста. Книга песни песней Соломона

1. КНИГА ПРИТЧЕЙ СОЛОМОНОВЫХ

1.1. Книга притчей – книга о Десяти заповедях?

1. Книга притчей Соломоновых является очень важной для наших раздумий о действиях человека. В Притчах подробно рассказано не о том, во что верим, а о том, что мы должны делать. Сотни притчей содержат множество предостережений и советов, которые являются полностью этическими. Звучат предостережения от совершения прелюбодейства (Притч. 5,1сл.; 6,20сл.), лености (Притч. 6,6сл.; 10,26, и т.д.), ненависти (Притч. 10,12), ревности (Притч. 14,30) от неумения молчать (Притч. 10,19; 13,3) и т.д. Наряду с предостережениями мы видим также полезные советы, напр., слушать родителей (Притч. 1,8сл.), искать премудрость (Притч. 2,1сл.; 8,5сл.), удовлетворяться тем, что тебе нужно (Притч. 30,8сл.).

Но хотя в Книге Притчей ярко выраженный этический аспект, было бы неправильно искать здесь этику Ветхого Завета. Мы имеем дело с краткими и содержательными высказываниями, а не с сочинением по этике. Кроме того, мы должны учитывать демонстрационный характер многих изречений. Мы уже встречали подобное в Псалмах. Мудрый является мудрым, глупый – глупым, а разные нюансы просто не принимаются во внимание.

Только первые главы (Притч. 1-9) носят более тематический характер и их следует воспринимать как вступление ко всей Книге притчей. Однако после этого вступления от упорядочения по темам не остаётся и следа. В двух самых длинных сборниках внутри Книги (Притч. 10-22 и 25-29) некоторые изречения даже повторяются, причем мы не знаём зачем. Это может происходить и в рамках одного и того же сборника (напр., Притч. 10,1 и 15,20; 14,12 и 16,25).

 

Книга Притчей в еврейской Библии называется mišlē. Это слово, конечно, не совсем соответствует тому, что мы понимаем под словом “притчи”. Еврейское слово для притчи [māšāl], очевидно, связано со словом mšl, в значении “быть равноценным”. Оно применяется ко многим притчам, содержащим сравнение или метафору [K.M. Beyse в ThWAT V, 70; Martin 2001, 53]. Вот один из примеров: “Как дверь ворочается на крючьях своих, так ленивец на постели своей” (Притч. 26,14). В этом случае мы также можем вспомнить притчи, которые рассказывал Иисус: “Царство Небесное подобно зерну горчичному” (Мф. 13,31), и т.д.

Māšāl может содержать элемент загадки, как становится ясным из Притч. 1,6, где слова māšāl и ḥīdā (замысловатая речь) употребляются параллельно. Пример такой замысловатости мы находим в Притч. 26,4сл.: “Не отвечай глупому по глупости его, чтобы и тебе не сделаться подобным ему. Отвечай глупому по глупости его, чтобы он не стал мудрецом в глазах своих”. Так мы должны или не должны отвечать ему “с глупостью”? В этом случае ответ может прозвучать такой: не принимайте серьёзно все вопросы глупого, иначе можно будет подумать, что вам тоже не хватает здравого смысла (ст.4). Однако в то же время правильным считается также следующее: пусть глупый чётко увидит, что с его глупостью никто не желает иметь ничего общего, иначе он будет о себе ещё более высокого мнения (ст.5). См. Van der Ploeg [1952, 90]. См. также Ван Дёрсена [Van Deursen 1979, 8vv], который демонстрирует примеры многогранного значения māšāl (пословица, изречение, шуточная песенка, притча, псалом и речь).

 

2. Что же делает Книгу притчей с сотнями её притчей единым целым? Как-то возникла идея попробовать воспринимать Притчи как подробную иллюстрацию Десяти заповедей. Что ж, действительно возможно связать множество притч с одной из Десяти заповедей. Однако при этом никто не говорит, что Книга притчей нацелена на то, чтобы показать применение Десяти заповедей в каждодневной жизни. Так, например, невозможно наложить схему Десяти заповедей на Книгу притчей. Ведь вряд ли можно найти в ней притчи, которые мы бы отнесли к одной из первых четырёх заповедей. Кроме того, мы встречаем множество притч, которые на самом деле невозможно отнести ни к одной конкретной заповеди из Декалога.

В Книге притчей поднимаются не только вопросы этики. Есть такие притчи, которые, скорее, касаются психологических аспектов. Вспомните, напр., Притч. 18,19: “озлобившийся брат неприступнее крепкого города”. Или же Притч. 27,4: “жесток гнев, неукротима ярость. Но кто устоит против ревности?” Также есть такие притчи, которые ничего другого не делают, как только констатируют, не высказывая никакого чёткого мнения. Так Притч. 19,4 констатирует, что богатство умножает друзей, в то время как бедный остаётся один. Покупатель в Притч. 20,14 кричит: “Ничего не стоит! Ничего не стоит!”; но когда он отходит, потирает свои руки, поскольку приобрёл что-то по низкой цене.

С таким разнообразием изречений невозможно все притчи подогнать под рамку Десяти заповедей. Мы должны будем идти другим путём, чтобы познать суть целостности Книги притчей.

 

Закон (Моисея), включая Десять заповедей, всё же играет немаловажную роль в Притчах. Вероятно, слова “заповедь” (евр.: miṣwā) или “закон” (евр.: tōrā) в Притч. 13,13; 19,16; 28,4.7.9; 29,18 ссылаются на заповедь и закон Моисея. Но и в этом случае не имеется в виду исключительно Декалог. Речь идёт о всей заповеди, которая заложена в истории завета Яхве и Его народа Израиля.

Попытку объяснить Книгу притчей с позиции Десяти заповедей мы видим у Гиспена [Gispen 1947,14vv]. Начиная с Притч. 1,1 и заканчивая 31,31, он все тексты из Книги притчей связывает с Десятью заповедями. Гиспен уже сам признаёт, что переход между многими притчами часто невозможно объяснить [I,1952,10]. Однако он и сам всё усложняет, когда стремится связать все притчи с Десятью заповедями. См. также Чайлдса [Childs 1979,552], который возражает против рассматривания премудрости в контексте Декалога, как это делает, напр., Лампартер [Lamparter 1955,201vv]. Согласно Лампартеру, премудрость Книги притчей берёт своё начало в “радости от закона”, который воспевается в Пс. 118. Обдуманные возражения против схематизации Книги притчей на основании Декалога мы находим также у Ван Дёрсена [Van Deursen 1979,37]. Слово “закон” в разных текстах касается поучений, данных родителями или кем-то другим, чтобы приобщить их ребёнка или ученика к премудрости. Тогда речь, скорее, идёт об их законе и их заповедях, которые они подают своим детям или ученикам в форме мудрых установок и указаний, нежели о написанном законе Моисея (срн. Притч. 1,8; 2,1; 3,1; 4,2.4; 6,20.23; 7,1v). В Притч. 19,16; 28,4.9; 29,18 речь будет идти о законе как Торе.

 

Йохем Даума. «Комментарий к Ветхому Завету» в 4 т.

Готовится к публикации издательством «Коллоквиум».

www.colbooks.org

2009–2012 гг.

© Ukraine Committie Hattem

 

Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Этот материал еще не обсуждался.