26.08.2013
Скачать в других форматах:

Ример Фэбер

Мартин Лютер о реформированном образовании

 

Введение

 

Иногда мы забываем о том, что Реформация так же заботилась о школах, как и о церквях и семьях. По достоинству оценивая роль образования в направлении церкви и общества к истокам христианской веры, деятели Реформации посвятили себя обучению молодого поколения. Одним из первых деяний Мартина Лютера как реформатора было предложение сделать из монастырей школы, и одним из последних его деяний было основание школы в Айслебене, где он умер в 1546 году. Не только Лютер, но также Меланхтон, Цвингли, Буцер, Буллингер и Кальвин активно содействовали продвижению реформированного образования в своих сочинениях и литературных трудах. Таким образом, не будет преувеличением заявить о том, что благодаря Реформации к концу шестнадцатого века образование претерпело значительные изменения.

 

Развитие реформированного образования не началось и не закончилось с первым поколением реформаторов. Задолго до того, как Лютер и его современники писали о необходимости реформированного образования, христианские гуманисты уже издали трактаты, способствуя усовершенствованию в сфере образования. По сути, одним из признаков движения Ренессанса, которое достигало северной Европы, было возрождение обучения. Деятели Реформации не только читали сочинения гуманистов, но, будучи выпускниками университетов, они лично были свидетелями дебатов о различных принципах и методах образования. Впоследствии они вынуждены были тщательно осмыслить надлежащую функцию образования в жизни верующего человека. Несмотря на продолжающиеся споры относительно сильных и слабых сторон реформационного вклада в христианское образование, вполне очевидно, что шестнадцатый век стал свидетелем того, что, возможно, стало самым согласованным усилием в реформировании системы образования в соответствии с нормами Священного Писания.

 

Тогда как первое поколение деятелей Реформации внесло значительный вклад в улучшение христианского образования, на протяжении шестнадцатого века и далее были сделаны важные усовершенствования и внесены поправки, особенно в сфере строительства школ, разработки учебных планов, издания учебников и исследования разветвлений в философии. Тем не менее, деятели ранней Реформации по достоинству заняли особенное место в истории образования, так как они были первыми, кто огласил принципы реформированного образования и разработал его задачи и методы. Таким образом, они подготовили прочное основание, на котором должно было строить более позднее поколение педагогов.

 

В начале шестнадцатого века появилась срочная необходимость в реформе образования. В то время не существовало школьной системы как таковой, и образование часто было доступно лишь детям богатых торговцев и городских чиновников. Во многих местностях римско-католическая церковь контролировала обучение молодежи в монастырях и других управляемых церковью заведениях. Но эти учреждения не только навлекали на себя дурную славу, но также все больше и больше приходили в негодность, поскольку простой народ восставал против развращенности и злоупотреблений среди духовенства. Многие родители просто прекратили отдавать своих детей в школы, поэтому одна из первых задач реформаторов заключалась в том, чтобы убедить родителей в преимуществе духовного благополучия  их детей над физическим комфортом.

 

Мартин Лютер находился на передовой линии рядом с теми, кто осознавал необходимость в изменении образования, и с присущим ему рвением стремился произвести улучшения в образовании как в Виттенберге, так и по всей Германии. Несмотря на то, что он написал только несколько работ, которые напрямую касаются образования, остальные его сочинения часто обнаруживают  попытку соотнести обучение с доктринальными исследованиями Реформации, в особенности с предметом, изучающим «богословие креста». Несколько трактатов, которые Лютер посвятил исключительно образованию, оказали настолько сильное влияние, что их можно считать основополагающими для развития реформированного школьного образования в шестнадцатом веке. Эти труды не только повлияли на учителей и проповедников по всей Германии, но они также побудили других богословов пересмотреть роль образования в обществе.

 

В этой статье мы кратко рассмотрим два труда Лютера, написанных по этому предмету. В особенности мы тщательно исследуем мотивы написания этих трактатов, основные аргументы, которые выдвинуты в них, в пользу школьного образования, а также идеи Лютера относительно основополагающих принципов и задач образования.

 

Учреждение и сбережение школ (1524 г.)

 

Один из двух трудов, которые будут здесь рассматриваться, - это письмо «Членам муниципального совета всех городов Германии о том, чтобы они основывали и поддерживали христианские школы» (1524 г.). Письмо было написано как отклик на упадок, происходивший в управляемых церковью школах, а также в ответ на настроения, которые появились в Виттенберге и других местах и были направлены против образования. Одной из предпосылок, лежащей в основе аргументов, изложенных в письме, была доктрина относительно обязанностей временного правительства обеспечивать благопристойность и надлежащий порядок в обществе; по этой причине письмо было адресовано не родителям, а городским властям. Члены муниципального совета в большей степени, чем родители, обладали политическими и финансовыми ресурсами для строительства школ, и убеждение именно их в необходимости исполнения своей нравственной обязанности способствовать продвижению Божьего Царства усиливало актуальность проблемы, затронутой Лютером. Таким образом, Лютер напоминает членам городского совета, что посредством власти, данной им Богом, они должны способствовать развитию благочестивого общества, а он в свою очередь стремится убедить их в том, что должное образование послужит на пользу как государству, так и церкви.

 

Однако необходимо заметить, что в своем открытом письме Лютер обращается не только к городским властям, он также пишет к гражданам, своим «возлюбленным немцам». Поскольку ответственность членов городского совета лежит в том, чтобы способствовать развитию общества, в котором немецкое образование сможет процветать, граждане, и в особенности родители, призваны духовенством  лелеять своих потомков. Лютер основывает родительскую ответственность исключительно на Библии, в подтверждение цитируя  несколько отрывков Писания. Один из них – Псалом 77:5-7, где мы читаем о том, как Бог «заповедал отцам нашим возвещать [Его закон] детям их, чтобы знал грядущий род, дети, которые родятся, и чтобы они в свое время возвещали своим детям, - возлагать надежду свою на Бога и не забывать дел Божиих, и хранить заповеди Его». Лютер также обращается к заповеди о почитании своих отца и матери; ответственность родителей в исполнении этого повеления подтверждается предписанием, данным во Второзаконии 21:18-21, приводить непокорных молодых людей к старейшинам для публичного наказания. Обязанность родителей заключается в том, чтобы учить своих детей послушанию всякой власти, поставленной над ними. Бог, установив с нами завет, «доверил [детей] нам… и будет строго держать нас в ответе за них» (353). Лютер также напоминает родителям, что для надлежащего наставления детей в вере, Моисей советует детям: «Спроси отца твоего, и он возвестит тебе, старцев твоих, и они скажут тебе» (Втор. 32:7); так как родители обязаны наставлять своих детей в этих истинах.

 

Тем не менее, Лютер в основном обращается к членам муниципального совета, так как понимает, что есть граждане, которые пренебрегают своими родительскими обязанностями. Некоторые могут не понимать данной им Богом ответственности, другие –  не соответствовать этой обязанности, «…потому что они сами ничему другому не научились, как только заботиться о своем брюхе» (355). Третья группа родителей – это те, у которых нет возможности или средств для обучения своих детей. «Таким образом, необходимость вынуждает нас привлекать к обучению детей учителей муниципальных школ» (355). Хотя с современной точки зрения в этом нет ничего необычного, отстаивание Лютером общеобразовательных школ было на то время чем-то абсолютно новым. Предполагая, что государство будет управляемо христианскими руководителями, Лютер возлагает на правительство задачу надзирать за реформированным образованием. Не ожидая конфликта между государством и церковью, который должен был вспыхнуть позднее, Лютер предлагает систему образования, которая принесет пользу всем членам общества, включая мальчиков и девочек, богатых и бедных. Общеобразовательные школы должны были принадлежать системе образования на всей территории страны, и функционировать в гармонии с церковью. В этой связи Лютер думал, что образование могло бы служить реформированию религии и общества.

 

Предупредив родителей и городские власти об их соответствующих обязанностях в образовании молодежи, Лютер затем описывает преимущества школьного обучения для государства и церкви. Городским чиновникам предписывается оказывать поддержку образованию, так как «наилучшее и наибольшее благоденствие, безопасность и сила города состоит скорее в том, чтобы иметь много способных, наученных, мудрых, благородных и хорошо образованных граждан» (356), а не в «могуществе стен и великолепии зданий» (355). Заслуживающее уважение земное правительство должно рассматривать образование как важное средство в воспитании ответственных граждан. Короче говоря, члены городского совета обладают принадлежащей им по праву заинтересованностью в обучении молодых людей, которые в будущем станут городскими руководителями.

 

Не только государство извлечет для себя выгоду из реформированного образования, но также – и особенно – церковь. Здесь также Лютер выступал в поддержку изучения жизни в древности и древних посланий, потому что он был убежден в том, что знание античности даст верующим лучшее понимание исторического, социального и лингвистического контекста Библии. Несмотря на то, что недавно изданный перевод Библии на немецком языке сделал ее доступной для всего немецкого народа, Священное Писание на оригинальных языках должно храниться и изучаться со всем прилежанием. «Мои возлюбленные немцы, - пишет Лютер сердечно и страстно, - давайте откроем свои глаза, возблагодарим Бога за это драгоценное сокровище [Библию на иврите и греческом языке], и будем хранить его должным образом, чтобы дьявол не дал выхода своей злобе и не забрал его у нас снова» (358). Евангелие нужно беречь, истинной доктрине учить, а веру должно защищать только на основании Божьего Слова. Лютер утверждает, что Бог, Который «желает, чтобы Его Библия была открытой книгой», хочет, чтобы все люди знали Библию. Таким образом, Лютер продолжает довольно пространно излагать ценность классического курса обучения для реформированной школы, так как он был убежден в том, что знание гуманитарных наук – истории, языков и тому подобное – предоставляло наилучший контекст для изучения Священного Писания. Не только служители, богословы, учителя и филологи, обученные таким образом, будут лучше исполнять служение для церкви, но посредством такого обучения все верующие как члены тела Христа будут лучше знать Бога и Его труд в этом мире.

 

Об оставлении детей в школе (1530 г.)

 

Еще один трактат Лютера об образовании называется «Проповедь об оставлении детей в школе» (1530 г.) был издан в виде открытого письма. Получив разочаровывающие результаты исследования относительно улучшения жизни в церкви, семье и школе, Лютер осознал, что его призыв к реформации в сфере образования прошел в основном незамеченным. Очевидно, что изменение мышления и поведения людей не будет таким легким, как надеялся Лютер вначале. Многие родители все еще предпочитали подталкивать своих детей к тому, чтобы они становились рабочими и получали немедленное материальное вознаграждение, чем вкладывать в их духовное развитие и нравственную реформу. Лютер желал им того, чтобы они «искали прежде Царства Божия и правды Его», а все остальное приложится им (Мф. 6:31-33). Однако виттенбергские волнения, Крестьянская война и распространенное заблуждение, что Реформация означала нападение на обучение, побудило многих родителей как можно скорее прервать образование своих детей. Согласно этому трактату Лютер понижает планку и сосредотачивает больше внимания на подготовке хорошо утвержденных проповедников и учителей, благодаря которым можно было бы произвести умеренные улучшения. Кроме того, в отличие от письма 1524 года, суть этого письма не в учреждении школ, а в правильном развитии как их самих, так и их учебных планов.

 

Основными получателями «Проповеди» были проповедники Реформации по всей стране. Лютер особо обращается к ним не потому, что он путает полномочия церкви и школы, а потому что хочет убедить служителей в преимуществах образования для духовного развития христианина. Значимость образования для религиозных и гражданских кругов, описанная в его письме от 1524 года, остается ключевым аргументом для оставления детей в школе. Сначала Лютер обращается к проблеме низкой заинтересованности родителей «духовным благосостоянием» их детей. «Я вижу, как они, - говорит Лютер о некоторых родителях, - забирают своих детей из учебных заведений и превращают их в средство зарабатывания денег на жизнь» (219). Пренебрегая ролью Писания в жизни своих детей, родители недооценивают функцию обучения в служении Божьего Слова, таинств и «всего того, о чем свидетельствует Дух и спасение».

 

Кажется, что родители не побуждают своих детей больше познавать Бога и Его труд в сотворенном мире и истории. Увещевая своих собратьев немцев, Лютер напоминает родителям о внушающем ужас предостережении о наказании «в третьем и четвертом поколении» тех, кто не любит Бога, добавляя, что «вы виновны в причиненном  вреде, когда духовное сословие исчезает, и в этом мире не остается ни Бога, ни Божьего Слова» (222).

 

По мнению Лютера, образование критически важно для распространения Евангелия, и все должны заботиться о том, чтобы их дети, прежде всего, жили для провозглашения Божьего Слова как в жизни других людей, так и в своей собственной. Именно по этой причине он советует всем обратить внимание на важность служения проповеди и богословия, а также на необходимость обучения всему тому, что служит их успеху.

 

Относительно обсуждения в «Проповеди» значимости образования для государства, Лютер особо критикует растущий материализм у своих собратьев немцев. Стремясь к физическому комфорту, богатству и материальному процветанию, родители желают для своих детей не духовного, а материального благополучия. На протяжении всего письма Лютер выступает против образования ради наживы, зная о том, что многие родители сосредотачивают свое внимание на этом мире, а не на грядущем. Даже если этот мир заботится о временном, Лютер, тем не менее, оценивает цель мирского имущества выше, чем приобретение самого материального имущества, так как это – «предписание и превосходный дар от Бога, Который основал, учредил и сберег его» (237). Истинная функция мирской сферы – «сделать из диких животных людей» (237), то есть созидать упорядоченное, справедливое и мирное общество, в котором может воспитываться духовное сословие. Правосудие, социальный порядок и сохранение жизни подпадают под юрисдикцию временного правительства, которое должно быть в руках людей, должным образом наученных для исполнения этих задач. Таким образом, временная сфера способствует распространению Божьего Царства на земле, в то время как она подчинена Его Слову и стремится жить в соответствии с Его волей. По этой причине «долг временной власти также заключается в том, чтобы принуждать своих подданных оставлять своих детей в школе,… чтобы всегда были проповедники, правоведы, пасторы, писатели, врачи, директора школ и тому подобное…» (256). В конце концов, во временной сфере «каждый труд по-своему почетен перед Богом, а также имеет свои требования и обязанности» (246).

Знание Писания для Лютера является основой и целью образования; гуманистические методы могут служить достижению этой цели, но их самих нельзя считать самоцелью. В отличие от Эразма Лютер не считал, что образование само по себе вносит какой-либо вклад в спасение и благочестие верующего. Лютер утверждал, что порочность человеческой воли настолько велика, что без праведности Божьей никто не может преуспевать в благочестии, не говоря уже о том, чтобы спастись. Будучи в равной мере осуждены перед Богом, все верующие в равной мере спасаются Божьей благодатью по вере в смерть Христа, независимо от образования. Таким образом, без Евангелия образование бессмысленно.

 

Образование имеет ценность только с точки зрения преподавания Евангелия. На основании Библии все молодые люди должны стремиться к получению образования как средства, способствующему тому, чтобы стать ответственными мужчинами и женщинами, которые могут управлять церквями, странами, людьми и семьями.

 

Д-р Фэбер – преподаватель античной филологии в университете Ватерлоо, Онтарио, Канада.

 

Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Этот материал еще не обсуждался.