27.01.2011
Скачать в других форматах:

Джеффри Артурс

Проповедь, соответствующая стилю библейского текста

Как жанр библейского текста должен определять структуру проповеди

 

 

Если вы решили подготовить серию проповедей по книге Псалтирь, и в каждой проповеди необходимо определить три главных пункта,  вы можете  столкнуться с огромными трудностями в составлении плана для таких проповедей. Джеффри Артурс в своей книге «Многообразие проповеди» рассказывает о различных литературных формах, которые Бог использует в Писании – поэзия, притчи, пословицы, послания, повествования и т.д. Автор книги обращает внимание на то, какое влияние они оказывают  на читателя, и как можно сделать проповедь более сильной, связывая ее стиль с литературной формой библейского текста.

 

Чем больше я изучаю природу, тем больше меня в ней поражает Божье творчество и многообразие. Недавно, помогая делать уроки своему сыну-семикласснику, я узнал, что в джунглях Амазонки живет около 20 миллионов видов насекомых! Именно видов, а не отдельных букашек. Этот мир переполнен творческими и иногда противоречивыми проявлениями Божьего могущества и славы, и его многообразие является частью этой славы.

 

Бог общается с нами через многообразие. Для примера взгляните на изобилие литературных жанров Библии – поэзия, законы, притчи и множество других. Если Величайший Собеседник общается с нами посредством многообразия литературных форм, разве нам не следует отображать это многообразие в наших проповедях?

 

Более того, проповедники Божьего Слова – пророки и свидетели – также использовали многообразие. В некоторых случаях они повиновались прямым указаниям Господа. Например, Бог повелел Исаии ходить босиком в течение трех лет, чтобы сообщить людям о захвате Саргоном Египта и Эфиопии (Ис. 20:1-6). Бог также повелел Иезекиилю использовать наглядные примеры, такие как: осада Иерусалима в миниатюре, положения тела, выпечка хлеба и бритье головы, чтобы преподать урок Своему народу (Иез. 4-5).

 

Несомненно, Бог Сын также общался с народом посредством многообразных форм. Для объяснения Своего учения Он использовал беседы, притчи, наглядные примеры и «лекции».  Для пояснения основных принципов Он намного чаще использовал иллюстрации, чем сухой пересказ вероучения.

 

Бог всегда использует огромное разнообразие способов передачи информации. Возникает вопрос: «Почему?». Ответ двоякий: «Потому что Бог одновременно является и Великим Художником и Мастером убеждения».

 

Он искусно открывает Себя и целенаправленно руководит Своей аудиторией. Автор книги Екклесиаст говорит от лица всех авторов книг Библии: «Старался Екклесиаст приискивать изящные [привлекательные] изречения» (12:10). Отдельные книги Библии могут стать наравне с другими более или менее эстетически привлекательными произведениями, и, как замечает Леланд Райкен, «авторам книг Библии присуще мастерство и искусство выражения мыслей, равно как и эстетическая красота».

 

Искусность их повествований указывает на участие Великого Художника и вызывает у читателя радость и наслаждение. Подобное мастерство также усиливает влияние на человека. Божьи цели, как и Его искусство, проистекают из Его характера. Он настолько же деятелен, насколько и прекрасен. Он созидает Свое Царство, поэтому повествовательное искусство Библии является не просто искусством ради искусства – это искусство, достигающее своих целей.

 

Иисус, безусловно, ориентировал Своих слушателей  на достижение этих целей. Когда один законник спросил Иисуса, кто является для него «ближним», Спаситель рассказал ему историю (Лук. 10:25-37). Зачем? Для того чтобы достичь определенной цели, которую сложнее было бы достичь, используя другую форму передачи информации.

 

Иисус изменил содержание  беседы, чтобы постепенно раскрыть истину, дать наставление законнику, помочь ему понять  собственное сердце, обличить его в приверженности собственным ценностям, побудить задуматься над истиной и привести к вере и покаянию. Форма беседы Иисуса (притча) была необходимым компонентом для достижения этих целей.

 

Форма общения для Великого Собеседника не является  чем-то ненужным и обременительным, как шелуха на семени. Она скорее напоминает архитектурное проектирование мемориала жертвам войны во Вьетнаме, который неотделим от своего значения и оказываемого  воздействия.

 

Конечно же, интуитивно мы понимаем, что форма и содержание неразделимы. Например, попробуйте вместо электронного письма послать голосовое сообщение, и вы увидите, как изменится реакция получателя. Вместо того чтобы кричать на своих детей, обратитесь к ним шепотом. Содержание может быть одинаковым, но воздействие на слушателя будет разным.

 

Форма определяет уровень участия, которое требуется от слушателя. Загадки и притчи стимулируют мысль, их краткость и лаконичность побуждают нас к размышлению. С другой стороны, страница спортивных новостей с бесконечной статистикой, многочисленными историями и небрежным стилем заслуживает только  беглого просмотра. Рекламные песенки почти на подсознательном уровне прилипают к нашему сознанию как суперклей,  потому что в них гипнотически повторяются простые мелодии и простые слова. Проповеди пуритан требуют сосредоточенного внимания, иначе они утомляют  своей продолжительностью и сложностью. Читатели иногда не замечают, что форма побуждает их к участию, и они часто участвуют, даже не осознавая этого.

 

По сути, влияние формы может быть наиболее сильным именно тогда, когда оно едва различимо. Когда форма побуждает к участию, мы более склонны принимать связанные с ней идеи.

 

Так как форма определяет значение, проповедники должны уделять внимание структуре текста, чтобы слушатели извлекали пользу из их проповедей. Нам не следует бездумно и в точности копировать литературный стиль библейского текста. Кроме того, что это будет невозможно, так как ни одна проповедь не сможет воспроизвести всю динамику текста, это также будет неразумно, потому что мы находимся между двумя мирами. Мы обращаемся к совершенно  другим слушателям, которые отличаются от древних слушателей, и поэтому в наших проповедях  должно уделяться внимание  нуждам современников.

 

Ключом к жанровой проповеди является воспроизведение влияния текста, а не его точных методов, хотя именно с этого лучше всего начинать. Повествовательный отрывок Писания естественным образом побуждает к повествовательной проповеди; поэтический отрывок с параллелизмами естественным образом побуждает к переформулированию. Но нет закона, который повелевает нам использовать либо повествование, либо переформулирование. Мы имеем свободу действий.

 

Как проповедники мы хотим передать то, что говорит текст, и делать то, чему учит текст. Далее следуют некоторые идеи по поводу того, как воспроизвести влияние пяти литературных жанров Библии.

 

Исследуя эти жанры, мы увидим, что не существует такого понятия как форма проповеди. Форму проповеди можно адаптировать к форме и риторическому воздействию текста независимо от его жанра – поэзии, притчи, пословицы, повествования, послания или даже пророчества. Мы свободны в выборе, и многообразие стилей, которыми пользовались библейские проповедники, указывают на то, что нам также следует пользоваться этой свободой, чтобы подобно Богу целенаправленно вести слушателей.

 

Джеффри Артурс преподает гомилетику в Богословской Семинарии Гордон-Конвелл в штате Массачусетс.

Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Этот материал еще не обсуждался.

Добавьте Ваш комментарий
400 символов максимум
Защита от спама. Введите сумму чисел: 2 плюс 7 =