31.07.2009
Скачать в других форматах:

Роджер Николь

Канон Нового Завета

 

Ученик воскресной школы для взрослых задал своему учителю вопрос: «Почему Господь не даровал нам Библию с четким списком богодухновенных книг? Ведь в таком случае у нас не возникало бы затруднений в определении истинности книг Святого Писания?» Учитель ответил: «На Ваш вопрос у меня есть три основных ответа.

 

Во-первых, когда мы задаем такие вопросы, как «почему?» или «каким образом?», нам следует усвоить один очень важный урок. Далеко не всегда мы можем получить на интересующие нас вопросы исчерпывающий ответ, который развеял бы все наши сомнения. Причина проста. Очень часто, наш ограниченный человеческий разум, который к тому же поражен грехом, просто не в состоянии постигнуть суть Божьих деяний. Зачастую даже человеческие родители не обязаны давать исчерпывающий ответ на вопрос «почему?» своего ребенка. Если так обстоит дело с нашими земными родителями, что тогда можно сказать о вечном, святом и всемогущем Боге, который слышит наш вопрос «почему?»?

 

Во-вторых, книги Святого Писания не были написаны в один момент и изданы в одном сборнике, в том виде, как мы знаем их сейчас. Эти книги писались на различных свитках в течение более 1 500 лет. Если бы Бог пожелал пророческим действием предоставить полный список канонических книг Святого Писания (которые еще не были написаны), тогда Он смог бы это сделать только в конце первого столетия от рождества Христова. Но совершенно очевидно, что Божий народ того времени особо не нуждался в таком списке. Кстати, у нашего Господа и Его учеников не было данного списка, тем не менее они прекрасно знали, из каких книг состоит ветхозаветный канон Писания.

 

В-третьих, на самом деле у нас нет серьезных затруднений в определении богодухновенных книг Библии. Ведь Господь заложил прочное основание для уверенности Своего народа в истинности определенных книг. Исследование каноничности Святого Писания зиждется именно на этом основании и движется в двух основных направлениях.

 

Во-первых, исследователи занимаются вопросом принятия и отрицания отдельных книг Церковью определенного исторического периода. Они отмечают нерешительность Церкви в определении каноничности одних книг и полное согласие (консенсус) относительно других. Также данные исследования выявляют ошибки, которые допускались время от времени как иудеями, так и христианами. Эти исследования – весьма захватывающее занятие. Очень часто ученые сталкиваются с непреложными доказательствами того, как Бог по Своему промыслу управляет событиями, происходившими вокруг составления канона Святого Писания. Благодаря этим исследованиям мы знаем, что среди иудеев существовал значительный консенсус относительно канона Ветхого Завета в первом веке от рождества Христова. Также мы знаем, что христиане достигли полного согласия в вопросе канона Нового Завета не позже 400 года нашей эры.

 

Во-вторых, при догматическом исследовании канонических книг мы задаемся следующими вопросами. На каком основании мы можем утверждать, что 39 книг Ветхого Завета и 27 книг Нового Завета составляют полное собрание богодухновенных, авторитетных книг, которые Бог предназначил для своего народа? Как мы можем быть уверены, что этот сборник состоит из полного собрания истинных книг (то есть канон не содержит ни единой случайной книги, и в него вошли все необходимые книги)? Поэтому для полной уверенности нам следует изучить вопрос каноничности и оценить истинность каждой из книг по отдельности или в сочетании с другими книгами.

 

Так как авторитетность канона Ветхого Завета полностью подтверждена и доказана Иисусом и апостолами, в данной работе мы будем рассматривать новозаветный канон на основании семи критериев, которые разрабатывались евангельской церковью на протяжении многих веков.

 

1. Апостоличность

 

Данный критерий указывает на следующий очевидный факт: Иисус повелел Своим апостолам передавать и сохранять Его учение под водительством Святого Духа (Евангелие от Матфея 28:19–20, Евангелие от Иоанна 14:26, 15:26–27, 16:13, 17:25–26). Они действовали на основании этой предпосылки (Деяния 15:28, 1-е Коринфянам 2:4–5, 12–13, Галатам 1:8, 15, Ефесянам 2:20, 1-е Фессалоникийцам 2:13, 2-е Петра 3:16, Откровение 22:18–19). Что касается вопроса каноничности, то данный принцип гласит, что каноничность и истинность книги Нового Завета подтверждается авторством одного из апостолов. Каноничность подразумевает апостольское авторство. Изучая данный вопрос, мы можем сделать несколько выводов.

 

1. Позитивный момент. Большинство книг Нового Завета написано апостолами – Матфеем и Иоанном (Евангелия, послания и книга Откровения), Павлом (13 посланий), Петром (2 послания). Используя этот традиционный критерий авторства, мы можем принять 21 из 27 книг Нового Завета. Послание Иакова, послание Иуды и послание Евреям могут быть также добавлены к канону на основании их предполагаемого апостольского авторства.

 

Если мы приписываем апостольское авторство книгам, которые были написаны не самими апостолами, но под их непосредственным руководством, тогда все книги Нового Завета следует признать истинными. Ведь Евангелие от Марка было написано со слов Петра, Евангелие от Луки, Деяния и послание Евреям – под руководством Павла. Послания Иакова и Иуды были предположительно написаны под руководством одного из вышеупомянутых апостолов.

 

Данный критерий указывает на следующий, принятый всей церковью фактор. Книги Нового Завета были написаны в первом столетии от рождества Христова, поэтому более поздние работы не рассматриваются как канонические.

 

Этот критерий был чрезвычайно важен при рассмотрении и оценке каноничности книг в ранней Церкви. Многие современные евангельские ученые, такие как А. Александер, Ч. Ходж и Б. Б. Уорфильд, признают его ценность.

 

Но не следует рассматривать этот критерий, как отлично составленный, эксклюзивный тест. Им следует пользоваться в сочетании с другими критериями, которые были разработаны Церковью.

 

2. Негативный момент. Каноничность книги зависит от определения и принятия подлинного ее авторства согласно евангельскому убеждению. Следует отметить, что большое число критиков Библии отвергают апостольское авторство многих книг. Далеко не всегда мы с легкостью сможем, основываясь на независимых доказательствах, доказать апостольское авторство книги. Евангельские христиане (хотя их уверенность не может быть разрушена критическими аргументами) предлагают доказательство от обратного: если эта книга находится в каноне, значит она подлинная.

Концепция расширенной апостоличности необходима для оправдания каноничности таких книг, как Евангелие от Марка, Евангелие от Луки и Деяния апостолов. Ведь эти книги были приняты ранней Церковью без колебаний и возражений. Но мне кажется, что эта концепция выглядит искусственной и натянутой. Возникает такое чувство, что она была создана, дабы доказать каноничность определенных книг, истинность которых можно доказать иными способами.

 

Сам принцип расширенной апостоличности не применялся повсеместно в Церкви. Ведь в противном случае послания Климента (Филиппийцам 4:3), Варнавы и Поликарпа должны были быть включены в канон Нового Завета (что и было сделано некоторыми церквями того времени) и оставаться в нем до сего дня (чего, конечно же, не произошло). Случай с посланием Поликарпа поистине поразителен. Поликарп ясно объясняет, что он не обладает апостольским авторитетом (1).

 

Ранняя Церковь, используя данный критерий, была далеко не всегда последовательна. Например, некоторые христиане подвергали сомнению истинность послания Евреям и книги Откровения, каноничность которых при применении к ним других критериев выглядит сомнительно.

 

Если бы были найдены новые истинные апостольские писания, данный принцип потребовал бы немедленного их включения в канон. Однако можно утверждать с полной уверенностью, что Бог не намеревался включать в канон все богодухновенные высказывания и записи (Евангелие от Иоанна 21:25, 2-е Коринфянам 2:3–4, Колоссянам 4:16). Но было бы странным, если бы Бог допустил Церкви существовать на протяжении 1 900 лет без богодухновенной книги, написанной в первом столетии.

 

В таком случае решение об истинности новозаветных книг зависит от ученых, духовная проницательность которых не всегда соответствует уровню их эрудиции.

 

Следует отметить, что критерий апостоличности важен, но сам по себе недостаточен для определения каноничности.

 

2. Ортодоксальность

 

Совершенно очевидно, что любая каноническая книга должна быть ортодоксальной по своему содержанию. Бог не допустит, чтобы в Его Слове истина смешивалась с ложью.

 

1. Положительный момент. Конечно, все канонические книги ортодоксальны. Ранняя Церковь далеко не всегда использовала критерий ортодоксальности. Тем не менее он помогал ей определить истинность определенных книг.

 

2. Отрицательный момент. Этот критерий совершенно неприемлем. Ведь книги, которые не противоречат этому критерию, можно назвать каноническими. Но существуют тысячи ортодоксальных книг, которые, тем не менее, не могут быть каноническими.

 

Опыт ранней Церкви показывает, что далеко не всегда можно с легкостью использовать данный критерий. Например, западная церковь испытывала трудности с признанием послания Евреям, в то время как восточная церковь колебалась в вопросе принятия книги Откровения. Более того, Лютер полностью отрицал авторитетность послания Иакова. Ведь, по его мнению, это послание противоречило учению посланий к Галатам и Римлянам.

 

Этот критерий несет в себе круговую аргументацию. Ортодоксальность определяется каноном, а канон определяется ортодоксальностью.

 

3. Христоцентричность

 

Этот критерий, сторонником которого был Мартин Лютер, основан на правильной предпосылке: «Библия – книга, повествующая об искуплении. Иисус Христос – ее сердце». Паскаль позже написал: «Оба Завета говорят о Христе. Ветхий Завет говорит о Нем, как о Надежде, а Новый Завет, как об исполненной Надежде. Христос – центр обоих Заветов» (2).

 

1. Положительный момент. Конечно, Иисус Христос является основным действующим Лицом всего Святого Писания. Однако время от времени Лютер, пытаясь доказать правоту этого принципа, пользовался весьма странными герменевтическими увертками.

 

2. Отрицательный момент. Этот принцип совершенно неприемлем в сочетании с другими принципами, такими как апостоличность.

 

Многие работы Лютера христоцентричны (например, «Христианская свобода»), но даже сам Лютер и его ярые сторонники не додумались бы рассматривать их в качестве канонических книг.

 

Лютер совершил ужасную ошибку, исключив из канона такие книги, как Есфирь, Екклесиаст, Песнь Песней и послание Иакова. К счастью, лютеранская церковь не последовала по его пути. Интересно отметить, что Лютер, скорее, исключил бы книгу из канона, чем признал ошибки или несовершенства в какой-либо канонической книге.

 

4. Богодухновенность

 

Так как все канонические книги богодухновенны, некоторые авторы, включая Лэрда Харриса, предположили, что богодухновенность является самым важным критерием (3).

 

1. Положительный момент. Несомненно то, что между богодухновенностью и каноничностью присутствует тесная связь. Заявление во 2-м Послании Тимофею, 3:16, применимо к обоим Заветам («Все Писание богодухновенно»). Если книга не богодухновенна, она не может быть включена в канон.

 

2. Негативный момент. Мы попадаем в некий порочный круг, из которого невозможно выбраться. В данном случае мы задаем следующий вопрос: «Как мы определим богодухновенность книги, для того чтобы она вошла в канон?» Ведь мы не можем ответить на это: «Мы признаем данную книгу, потому что она богодухновенна». Это чистейшая тавтология. Другими словами, этот критерий не помогает нам даже на йоту продвинуться в нашем исследовании. 

 

Мы даже точно не знаем, все ли авторы Нового Завета понимали, что пишут богодухновенные книги. Мы знаем, что книга богодухновенна, потому что она входит в канон. Но мы не знаем, как можно определить непогрешимые, богодухновенные книги, дабы ввести их в канон.

 

Если бы этот принцип был так прост, как его представляют нам некоторые из его сторонников, тогда мне совершенно непонятно, почему Церковь на протяжении более чем 300 лет занималась тщательным отбором канонических книг. Почему проблема ветхозаветных апокрифических книг не разрешена до сего дня?

 

5. Свидетельство Святого Духа христианину

 

В этом критерии утверждается, что верховный авторитет Святого Писания подтверждается самим Богом, а не человеческими решениями. Большой Вестминстерский катехизис утверждает следующее:

 

«Величественность стиля и чистота Святого Писания доказывают, что оно является истинным Словом Бога. Но только Дух Божий, Который свидетельствует сердцу человеческому в Писании и самим Писанием, способен полностью удостоверить его истинность» (4).

 

1. Положительный момент. Данный текст подчеркивает важность того, что авторитет Святого Писания не зависит от человеческих решений. Сам Бог подтверждает истинность Библии посредством Духа Божия, действующего в сердцах христиан. Едва ли можно еще переоценить важность этого утверждения. Я надеюсь при рассмотрении седьмого критерия привести больше доказательств в его поддержку.

 

2. Негативный момент. Канон не был сформирован таким образом. Мы не получили от Бога большой мешок с отдельными библейскими отрывками, из которого мы будем, как в лотерее, вытягивать по отдельности каждый текст, дабы увидеть какой из них подтверждается Святым Духом. Напротив, Бог даровал нам одну книгу. Когда мы читаем эту книгу, Святой Дух убеждает нас, что Святое Писание – истинное Слово Бога.

 

Мы бы неправильно истолковали Большой Вестминстерский катехизис, если бы попытались утверждать, что канон зиждется на индивидуальном восприятии отдельно взятого человека. Не следует забывать, что во втором параграфе представлен обязательный для всех христиан список канонических книг.

 

Наш Господь и апостолы рассматривали книги Ветхого Завета, как каноническое собрание. Они не приписывали богодухновенность отдельным отрывкам на основании своих личных суждений, отвергая при этом остальные тексты. Существование признанного канона Ветхого Завета, по аналогии, указывает на сформированный подобным же образом канон Нового Завета (смотрите седьмой критерий).

 

6. Авторитет Церкви

 

Римо-католическая церковь утверждает, что создание канона Писания является исключительно церковной прерогативой. Отвергающие авторитет Церкви своим действием отсекают себя от принципа, который является основой истинности канона Нового Завета: «Писание порождено Церковью и подтверждается только Церковью, но не Церковь Писанием».

 

1. Положительный момент. Данный критерий предоставляет поразительно простой ответ на вопрос «Что есть канон Нового Завета?» Ответ следующий: «Спросите у Церкви. Ведь она обладает властью для формирования канона». Такое объяснение будет понятным для самого простого и недалекого человека.

 

Верно то, что Господь даровал Свое Слово Своим людям. Совершенно очевидно, что сам вопрос состава канона должен быть решен в общине верных.

 

Верно и то, что у римо-католической церкви есть истинный канон Нового Завета.

 

2. Негативный момент. В аргументе римо-католической церкви присутствует несколько ошибочных предпосылок. Вот наше мнение:

а) канон Ветхого Завета существовал задолго до появления новозаветной Церкви;

 

б) Церковь пребывает под властью Слова. У нее нет власти над Словом;

 

в) Церковь обладает исполнительной властью, но не законодательной. Она исполняет только Божьи повеления. Церковь подобна судебному приставу, который провозглашает: «Всем встать. Суд идет»;

 

г) права восточной церкви в таком случае попираются и не принимаются во внимание при рассмотрении данного вопроса.

 

Римо-кКатолическая церковь допустила ужасную ошибку, вторгшись в область канонического Ветхого Завета, провозгласив каноничность ветхозаветных апокрифических книг, несмотря на серьезные предупреждения Иеронима.

 

На протяжении многих столетий отношение римо-католической церкви к Библии и к тому, чтобы обычные миряне могли ее читать, было крайне враждебным. За многие столетия эта церковь сожгла больше библий, чем когда-либо издавала. Мы рады видеть, что в 20 столетии в римо-католической церкви произошли улучшения в данной области.

 

7. Свидетельство Святого Духа, дарованное собранию всех Божьих людей, которое проявилось удивительным образом в единодушном признании канона Нового Завета всеми христианскими церквями

 

Существуют различия между шестым и седьмым критерием. В седьмом критерии подчеркивается исполнительная функция церквей. Эта функция рассматривается не как доказательство власти Церкви, но как результат особого руководства Святого Духа в данной области.

 

1. Положительный момент. Эта формулировка принимает во внимание поразительное единство христианских церквей в вопросе канона Нового Завета. Римо-католики, православные, лютеране, епископальная церковь, реформаты, пресвитериане, конгрегационалисты, баптисты, методисты, пятидесятники, квакеры, церковь «Ученики Христа», адвентисты и даже унитаристы, мормоны, последователи «Христианской Науки» и свидетели Иеговы признают все 27 книг Нового Завета. Хотя некоторые из них облегчили бы себе задачу, удалив пару-тройку канонических книг, подобно древним эбионитам и гностикам.

 

Признание канона не является достаточным доказательством ортодоксальности. Но, по крайней мере, церкви признают канон. Мы объясняем это единство действием Святого Духа, а не простым совпадением.

 

Этот критерий содержит в себе готовый ответ на вопрос относительно канона: «Желаете узнать побольше о каноне? Тогда спросите любую Церковь».

 

Между составлением канонов Ветхого и Нового Заветов существует много параллелей. Господь вверил Свою непреложную истину иудеям (Римлянам 3:2). Благодаря Божьему провидению они составили канон Ветхого Завета и сохранили его. Иисус вместе с учениками подтверждали правильность иудейского подхода, отвергая традиции человеческие, которые закрывали от людей Божье Слово (Евангелие от Матфея, 15:1–20, Евангелие от Марка, 7:1–23). Подобным образом Господь вверил Слово Свое новозаветным церквям. Вот почему они единодушно признают канон Нового Завета.

Данный подход приближает друг к другу порядок событий в жизни. Люди, которые желают узнать больше о христианской вере и получают в качестве подарка Библию, редко задаются вопросом формирования канона Ветхого и Нового Завета. Эти вопросы возникают намного позднее. Зачастую – спустя многие годы христианской жизни. Особенно это касается тех, кто вырос в христианских семьях. Вопрос о критериях каноничности Писания даже не возникал у них в детстве.

 

Этот критерий предоставляет нам относительно легкий ответ на вопрос касательно расширения канона. Практически невозможно представить, что Церковь единодушно признает новые книги и включит их в некий новый расширенный канон.

 

С течением времени значимость этого критерия только увеличивается. В определенной степени, по сравнению с христианами первых четырех веков нашей эры мы находимся в более привилегированном положении. Ведь они пребывали в нерешительности, не зная как относиться к антилегомена (то есть к посланию Евреям, книге Откровения, посланиям Иакова, 2-му Петра, 2-му Иоанна, 3-му Иоанна и Иуды). Они были ближе по времени к подлинному устному посланию Иисуса и апостолов и по этой причине меньше нуждались в фиксированном каноне. Тем не менее с 200 года нашей эры Церковь достигла консенсуса относительно 20 книг, известных как гомологомена (то есть согласованных).

 

Этот критерий примиряет множество положительных факторов, которые присутствуют в других критериях:

а) все новозаветные писания апостоличны в широком смысле этого слова;

 

б) они, несомненно, ортодоксальны;

 

в) они сфокусированы на Христе и Его работе;

 

г) они, вне сомнений, богодухновенны;

 

д) Святой Дух свидетельствует об их истинности, и не только людям, которые пытаются определить истинный канон Писания;

 

е) они официально признаны церквями. Многие исповедания веры уделяют признанию подлинности канонических книг особое внимание. Например, постановления Трентского Собора, Большой катехизис Филарета, Галликанское исповедание, Бельгийское исповедание, Тридцать девять статей Англиканской Церкви, Ирландское исповедание, Вестминстерское исповедание, Савойская декларация, Второе Лондонское баптистское исповедание веры и Исповедание Вальденсов.

 

Данный критерий умело представлен в классических работах (5).

 

2. Негативный момент. Ответы на возражения:

 

а) Может ли такое отношение к канону привести нас к подчинению власти римо-католической церкви? Абсолютно нет! Римо-католическая церковь представлена здесь не как наш авторитетный представитель в вопросах канона, но как одна из многих церквей, в позиции которой отражено влияние Святого Духа. Бог обладает всей полнотой власти, но никак не Церковь. Ведь точно так же можно утверждать, что наш взгляд на канон Ветхого Завета приводит нас под власть Синагоги. Но это полнейший абсурд! Спидометр отмечает скорость автомобиля, но никоим образом не является причиной ускорения. Причина скорости кроется в двигателе автомобиля. Достигнутый церквями консенсус относительно канона Нового Завета является ярчайшим доказательством руководства Святого Духа. Именно Святой Дух – движущая авторитетная сила.

 

б) Что если мусульмане воспользуются вашими аргументами и будут утверждать, что великий консенсус исламского мира относительно Корана отражает Божье подтверждение его каноничности? Возможно, они так и утверждают, но данные случаи не тождественны. Если я не ошибаюсь, Коран был целиком написан одним человеком в седьмом столетии. Канон Корана не составлялся так долго, как канон Нового Завета, с последующим поразительным достижением церквями консенсуса. Написание Корана больше похоже на работы Гомера или Шекспира, чем на Новый Завет.

 

в) Что если у ранней Церкви не было доступа к этому критерию? Это верно, но у нее была возможность более явственно слышать глас живой устной традиции, передающей учение Иисуса и апостолов. По этой причине ранняя Церковь была способна составить канон, чего мы бы не смогли сделать.

 

Мы признаем в качестве канонических Писаний Ветхого Завета книги, которые были подтверждены всеобщим консенсусом израильтян (ведь им Господь даровал Свое Слово) и переданы нам.

 

Подобным образом мы признаем каноническими те книги Нового Завета, которые по Божьему провидению были переданы нам по всеобщему согласию Вселенской Церкви (6).

 

Поэтому, возможно, содержание Святого Писания более богодухновенно, чем ранняя Церковь могла себе только представить!     

 

Примечания

 

1.      Филиппийцам, 3 гл.

2.      Паскаль, «Письма», 740 стр., «Великие книги западного мира» (Chicago, 1952) 33.319.

3.      Р. Л. Харрис, «Богодухновенность и каноничность Святого Писания» (Grand Rapids: Zondervan, 1957).

4.      Большой Вестминстерский катехизис, вопрос\ответ 4.

5.      Л. Гуссен «Канон Святого Писания» (London: James Nisbet, 1862); А. Лесерф, «Введение в реформатскую догматику» (London: Lutterworth, 1959), esp. 319–354.

6.      «Исповедание Евангельской Свободной Церкви г. Женевы» (4th ed.; ed. P. Schaff; New York: Harper, 1919) 3.781.

 

JETS 40:2 (июнь 1997 года) стр. 206

Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Этот материал еще не обсуждался.