15.08.2008
Скачать в других форматах:

Джон Мюррей

Реформатская вера и арминианство

Арминианство получило свое название от Якова Арминия, служителя Реформатской Церкви Голландии, жившего с 1560 по 1609г. В 1603 году он стал профессором богословия в Лейденском университете. Преимущественно на протяжении этого периода своей профессорской деятельности он разработал учение, которое противоречило реформатской вере и впоследствии ассоциировалось с его именем. Арминий умер в 1609 году, оставив после себя учеников. Они продолжали учить и развивать его воззрения.

 

В 1610 году документ, известный как «Ремонстрация» и часто называемый «Пять арминианских статей» был подписан сорока шестью служителями и представлен на рассмотрение гражданским властям Объединенных Провинций. Эти статьи представляли собой доктрину «ремонстрантов», или арминиан, как они сами себя называли, по вопросам предопределения, пределов искупления, причины спасающей благодати и стойкости святых. Эти статьи были негативно-позитивными: отвергая одну доктрину, утверждали другую.

 

На ранних этапах противостояния четкие определения и применение некоторых положений не были ясно сформулированы. Но в ходе развития конфликта стало очевидным, что арминиане с особенной настойчивостью отвергали такие пять пунктов реформатской веры: безусловное избрание, ограниченное искупление, полная человеческая греховность, необратимая благодать и стойкость святых.

 

Эти пять пунктов не дают нам полное определение реформатского богословия или кальвинизма. Реформатская вера – система истины, намного превосходящая любые пять пунктов. Однако эти пять пунктов являются важными и необходимыми составляющими реформатского богословия. В этих пяти пунктах, подвергающихся нападкам арминиан, выкристаллизовалась система истины, известная как кальвинизм. Они выражают положения реформатской системы, противостоящие арминианской или любой другой подобной противоборствующей системе. Они продолжают быть основополагающими пунктами, противостоящими любой системе мысли, находящейся под влиянием арминианских предубеждений и направляемой сходными фундаментальными принципами.

 

Точно так же мы не должны думать, что арминианство ограничено своими пятью положениями. Арминианство – это богословие. И разница между ним и реформатским богословием проявляется во многих других областях. Ошибочность арминианского богословия, однако, суммирована в этих пяти пунктах. И поэтому противостояние по данному вопросу в прошлом справедливо сосредотачивалось в основном на доктринах, находящихся в этих пунктах. То, что истинно в реальности, было продемонстрировано историей.

 

 

Безусловное избрание

 

Первая статья Ремонстрации 1610 года была посвящена вопросу предопределения. Все ранние реформаторы в целом были единогласны касательно этой доктрины. Однако только в реформатской церкви доктрина абсолютного избрания, поддерживаемая как Лютером, так и Кальвином, отходила в сторону и затем возвращалась на свое правильное место. Что это значит?

 

Отвечая на этот вопрос, нет ничего лучше, чем процитировать третью главу Вестминстерского исповедания веры.

 

Бог прежде вековых времен по изволению Своей в высшей степени мудрой и святой воли установил свободный и незыблемый порядок того, что произойдет. В то же время Бог не есть автор греха, над волей творения нет насилия, свобода или вероятность вторичных причин не устранены, но, напротив, утверждены.

Хотя Бог знает все, что может произойти при всех возможных обстоятельствах, все же Он повелел чему именно быть не по причине того, что Он предвидел все будущее или могущее произойти при определенных условиях.

По установлению Божию, для явления славы Его, одни люди и ангелы предопределены к вечной жизни, другие предназначены к вечной смерти.

Все ангелы и люди, и предопределенные и предназначенные, предуставлены лично и неизменно, их число определено и установлено таким образом, что оно не может быть увеличено или уменьшено.

Людей, предопределенных к вечной жизни, Бог, еще прежде создания мира, согласно Своему вечному и неизменяемому намерению и тайному изволению Его благой воли, избрал во Христе в вечную славу, и это исключительно по Его благодати и любви, без какого бы то ни было предвидения их веры или добрых дел, или их верности, или чего-нибудь иного в людях, что было бы для Бога условием или причиной сделать это. Все соделано только для прославления Его великой благодати.

 

Эта доктринальная формулировка была составлена вестминстерскими богословами в 1645 году. Но это хорошо известное доктринальное выражение поддерживалось и преподавалось ранними реформаторами, сохранялось в реформатской церкви и неоднократно подвергалось нападкам арминиан. Краткое содержание этой формулировки выглядит следующим образом. Весь спектр вселенской истории от начала до конца, во всей своей обширности и мельчайших деталях полностью включен в план и установление Божье. Все, чему следует быть, великое и малое, доброе и злое, неизменным образом определено от вечности Богом для своего существования.

 

Однако основной конфликт с арминианами не связан полностью именно с этим всеобъемлющим Божьим установлением (декретом). Проблемным моментом является установление касательно судеб рациональных существ, в особенности людей. Другими словами, когда установление становится действенным (оперативным) в предопределении некоторых из человеческого рода к жизни и предустановлении других к смерти. Но доктрина общего установления (декрета) прямо рассматривает вопрос человеческих судеб. Если Бог свободно и неизменно определяет все, чему следует быть, и если так и происходит, что некоторые погибают, а другие спасаются, тогда, несомненно, Он свободно и неизменно установил эти факты, как и другие. Если арминиане отвергают последнее, тогда они должны отбросить и предыдущее.

 

Предопределение к жизни и предустановление к смерти по сути означает, что Бог от всей вечности, суверенно, согласно совету воли Своей, избрал к жизни определенное количество людей из расы человеческой. Он выбрал их как отдельно взятых личностей. Бог не избирал этих людей, основываясь на предузнании веры и добрых дел или стойкости в обоих случаях. Избрание целиком определено Его суверенным благим намерением, целиком основанным и объяснимым только в Самом Себе и нигде больше. Другими словами, Бог абсолютным, безусловным и неизменным установлением предначертал спасение определенных людей по Своей свободной благодати и любви. В согласии с данным установлением Он исполняет цель Своей благодати и любви. Других, неизбранных, исполнением того же суверенного благого намерения, Бог определяет пройти стороной и обречь на вечное уничтожение как воздаяние за их грехи.

 

Вот как раз эту доктрину арминианство и отвергает. Вот слова самого Якова Арминия: «Бог абсолютно не предназначил кого бы то ни было ко спасению, но Он в Своем установлении рассматривает их как верующих». Особенно важно признать этот факт. Фундаментальный принцип арминианства касательно этого артикула веры являет собой отрицание доктрины, установленной в реформатских стандартах. Слишком часто важность и значимость этого затмевается призывом арминиан больше смотреть на позитивную сторону их учения. Мы не должны допускать такую неясность. Арминианство начинается с отрицания, отвержения доктрины суверенного безусловного избрания. Однако сколько бы ни содержала арминианская позиция позитивных разработок и элементов истины, она не перестает быть арминианской, пока в ней присутствует отрицание безусловного избрания. Ведь это сердцевина вопроса. Всякий отрицающий безусловное избрание, отрицает аспект истины, являющий собой суть реформатской доктрины.

 

Арминианская позиция включает, как мы уже заметили, больше чем просто отрицание. Вот что говорится в Ремонстрации в первой статье: «Бог вечной, неизменной целью в Своем Сыне Иисусе Христе, прежде основания мира, определил из падшего греховного рода человеческого спасти во Христе и ради Христа тех, кто посредством милости Святого Духа уверует в Его Сына Иисуса, устоит в этой вере и повиновении веры, чрез Его благодать, до конца».

 

При поверхностном рассмотрении кажется, что нет существенной разницы между этой позицией и той, что в реформатских стандартах. Разве не говорит она о вечной и неизменной цели Божьей, которой Он определяет спасти всех верующих в Сына Его, устоявших до конца? Несомненно, это есть, и никто в данном противостоянии не отрицает истинность сказанного. Бог действительно вечно и неизменно определяет спасти всех верующих и устоявших в святости до конца. Но все же здесь присутствует огромная разница между утверждениями арминиан и кальвинистов.

 

Разница заключается в следующем. Кальвинист утверждает, что Бог вечно и неизменно устанавливает спасение определенных людей, которых Он суверенно отделяет от тех, кто не предназначен к спасению. В исполнении этого декрета спасения Он устанавливает средства для завершения этой цели, и таким образом дарует веру и стойкость всем предназначенным к спасению. Арминианин отрицает любой такой декрет относительно спасения отдельных личностей, в свою очередь утверждая, что Бог устанавливает спасти всех, кто верует и устоит в вере и повиновении до конца. В одном случае присутствует вечное определение к спасению людей – объектов Божьего суверенного избрания. В другом случае присутствует божественная цель спасти класс людей, характеризуемый верою и стойкостью. В итоговом анализе можно сказать, что первый случай – это избрание отдельно взятых людей, а второй – это избрание качеств с обеспечением, что все показавшие данные качества будут спасены.

 

Некоторые арминиане под весом аргументации, а также экзегетических оснований, понимают неадекватность представленной позиции. И поэтому они говорят, что Бог не только определяет спасти всех, кто верует, но что Он также избирает всех, кто верует. Таким образом, присутствует вечное неизменное избрание людей, количество которых четко определено, избрание всех тех, кто, несомненно, будет спасен. Некоторые склонны утверждать, что это точное учение реформатских стандартов. Небольшое исследование раскроет ошибочность этого утверждения.

 

Отличительной чертой кальвинизма является безусловное избрание – учение, которое яростно отрицает наивысшая форма арминианства. Несомненно, оно исповедует фиксированное и неизменное избрание людей. Но подразумевает, что так как Бог определяет спасти всех, кто верует, и так как Он знает от вечности в совершенстве наперед тех, кто уверует, то на основании этого предузнания Он избирает людей к вечной жизни. Бог избирает всех, кого Он предузнал. Он предвидел то, что они уверуют и устоят в вере до конца. Таким образом, избрание определяется Божьим предвидением некоторой разницы, существующей среди людей, разницы, которую Он Сам не производит. И в итоге избрание относится к суверенному выбору со стороны человеческой воли. Определяющим фактором в данном избрании, таким образом, выступает не суверенное безусловное Божье благорасположение, но решение человеческой воли, которое Бог предвидит от вечности. Избрание – не источник веры, но вера, предвидимая Богом, становится источником или условием избрания.

 

При близком рассмотрении становится очевидным, что это вовсе не божественное избрание. Суверенное определение Бога исключается из важного пункта. Ибо утверждается, что наиважнейший определитель разницы, существующей среди людей, находится в самом человеке, а не в суверенном благорасположении Бога. Эта разновидность арминианства, при беглом рассмотрении так близко приближенная к реформатской позиции, только более ясно показывает огромную разницу между этими системами. Избрание, согласно учению реформатской церкви – это избрание к спасению и вечной жизни, и поэтому также избрание к вере и другим милостям как средствам, установленным Богом для исполнения Его суверенного установления. В этом случае избрание не зависит от веры человека, но вера становится плодом избрания. Бог суверенно производит веру в человеке, потому что в Своем предвечном совете Он определил его к спасению. Вера – это не логическая причина избрания, но избрание – вечная причина и источник веры. Арминианство в своей сути отрицает эти утверждения.

 

Отрицание безусловного избрания поражает в само сердце доктрину Божьей благодати. Божья благодать абсолютно суверенна, и любая неудачная попытка определить и признать абсолютную Божью суверенность в Его спасающей благодати есть выражение гордости человеческого сердца. Оно зиждется на требовании, что Бог может по-другому относиться к людям в вопросе спасения только потому, что они сами произвели эту разницу. В своих основных элементах это означает, что определяющим фактором в спасении является то, что делает сам человек. А это равносильно высказыванию, что определяет спасение людей не Бог, но сами люди. Не Бог спасает, но сам человек. В этом вся суть.

 

 

Ограниченное искупление

 

Вторая статья арминианской Ремонстрации 1610 года была обеспокоена вопросом обширности искупления. Читаем следующее: «Соответственно этому, к тому же, Иисус Христос, Спаситель мира, умер за всех людей и за каждого человека, таким образом приобретя для всех их Своей смертью на кресте искупление и прощение грехов. Но никто, кроме верующих, не наслаждается действенным образом прощением грехов, согласно слову Евангелия от Иоанна 3:16 и 1 Иоанна 2:2…». Это подчеркнуто выразительное заявление, известное как доктрина универсального или всеобщего искупления, вкратце учит следующему. Христос одинаково умер за всех людей и обеспечил для них равно и без различия искупление и прощение грехов. Искупление, таким образом, стремится обеспечить спасение для всех, делая спасение возможным для всех, размещая всех людей и каждого человека в спасительное состояние или условие.

 

В противовес этому, реформатская вера утверждает доктрину, известную как ограниченное искупление. Что это значит? Возможно лучший ответ, который можно дать на этот вопрос, находится в учении Вестминстерского исповедания веры, глава 8, 5 раздел.

 

Искупление, приобретенное для избранных

 

"Господь Иисус, Своим совершенным послушанием и принесением Себя в жертву, которую Он вечным Духом принес Богу раз и навсегда, полностью удовлетворил справедливость Своего Отца, искупил всех тех, кого Отец дал Ему". Оно констатирует, что примирение и вечное наследие в Царстве небесном приобретено для всех, данных Отцом Сыну. Кто же они? В первом разделе этой главы сказано, что они люди, данные Христу от вечности быть Его семенем и «быть, в свое время, искупленными, призванными, оправданными, освященными и прославленными Христом». Люди, дарованные Христу, – те же люди, что и избранные во Христе (форма выражения, используемая в 3 главе, 5 разделе); они – просто те из рода человеческого, которые предопределены к жизни, то есть избранные. Относительно них исповедание продолжает: «Предуставив избранных к славе, Бог, по изволению Своей вечной и независящей от чего бы то ни было воли, предопределил все, что для этого необходимо. Падшие в Адаме избранные искуплены Христом, действенно призваны к вере во Христа Его Духом, действующим в должное время, оправданы, усыновлены, освящены, сохраняются Его силой чрез веру к спасению. Никто из иных не искуплен Христом, не имеет действенного призвания, не оправдан, не усыновлен, не освящен и не спасен, – никто, кроме избранных» (3.6). Таким образом, для избранных, предопределенных к жизни, для тех, кто был дан Христу Отцом, для тех избранных во Христе к вечной славе, это примирение и вечное наследие в Царстве Небесном приобретено. Только они искуплены Христом.

Так учит Исповедание, ясно показывая разницу.

 

Приобретение и применение

 

«Ко всем тем, для кого Христос приобрел искупление, Он безусловно и действенно прилагает и передает приобретенное» (8,8). Это невозможно отрицать. Диапазон приобретения искупления соразмерен диапазону действительного спасения. Если Христос приобрел искупление для всех, тогда оно неизбежно должно быть передано и применимо по отношению к ним. Если только определенное число людей человеческой расы спасено, тогда только для них и было приобретено искупление.

 

Вышестоящее заявление так ясно, что не нуждается в подтверждении. Но для того, чтобы показать, что это не случайное утверждение, но определяющий принцип учения Исповедания, оно может быть представлено совершенно другой линией аргументации. «Христос, Своим повиновением и смертью, полностью погасил долг тех, кто таким образом оправдан, и совершил действительное, реальное и полное удовлетворение Божьего правосудия с их стороны» (11,3). Те, для кого Христос погасил долг и совершил удовлетворение Божественного правосудия, оправданы. А те, кто оправдан, действительно призван. «Тех, кого Бог призывает действительным образом, Он также свободно оправдывает» (11,1). А действенное призвание, изложенное в 10 главе, указывает на предопределение. «Всех, кого Бог предопределил к вечной жизни, и только их, Ему угодно в определенное и соответствующее время призвать Своим Словом и Духом из состояния греха и смерти, в котором они находятся по природе, - к благодати и спасению чрез Иисуса Христа» (10,1). И снова: «Бог от вечности установил оправдать всех избранных. Христос, когда пришла полнота времени, умер за их грехи и воскрес для их оправдания» (11,4). Результат очевиден – предопределение к жизни, искупление, действенное призвание и оправдание имеют идентичные пределы. Они охватывают совершенно одних и тех же людей.

 

Ограниченность искупления

 

Неизбранные, то есть те, кто не становятся действительными причастниками спасения и таким образом потеряны навсегда, не включены в обширность искупления, приобретенного Христом. Это мы можем и должны отнести к учению Исповедания. Интересно отметить, что Исповедание не только это подразумевает, но и выразительно констатирует: «Никто, кроме искупленных Христом, не призывается действенно, оправдывается, усыновляется, освящается и спасается, но только избранные» (3,6). Исповедание использует фразы «искупленные Христом» и «приобретенное искупление» как синонимы. Здесь говорится, что искупление Христом или приобретение искупления – только для тех, кто действительно спасен, и только для них. Оно распространяется только на тех, кто призван, оправдан, усыновлен, освящен и спасен. Искупление определяется не только экстенсивно, но и эксклюзивно. Если бы мы могли перечислить их, тогда учение Исповедания суммируется в трех положениях. 1. Искупление приобретается для избранных. 2. Искупление прилагается ко всем, для кого оно было приобретено. 3. Искупление не приобретено для тех, кто погибнет, оно не распространяется на неизбранных.

 

Поэтому искупление определяется в Исповедании в терминах жертвы, примирения, искупления, удовлетворения Божественного правосудия, погашения долга, при этом четко констатируется, что искупление только для тех, кого Бог предопределил к жизни, а именно для избранных. Они спасены, потому что Христос Своим искупительным служением свершил их спасение. Навеки погибшие не включены в этот контекст гарантированного спасения и посему не находятся в контексте этой гарантии, а именно искупления во Христе. Как раз здесь можно четко констатировать разницу между арминианством и кальвинизмом. Христос умер  и отдал Себя в жертву Богу для того, чтобы сделать возможным спасение всех людей? Или Христос умер и отдал Себя в жертву Богу, чтобы непреложно спасти Своих людей? Арминиане принимают первое и отвергают второе.

Наши стандарты веры – как мы считаем, в согласии со Святым Писанием – принимают второе.

 

Отвечая на возражения

 

Термин «ограниченное искупление» подвергался нападкам множество раз. Эта терминология не слишком удачная. И может привести к непониманию и неправильному представлению. Некоторые богословы по этой причине предпочитают термин «определенное» (дефинитивное). Или «особое» (партикулярное) искупление. Но мы настоятельно защищаем историческое значение данного термина. Ибо если, перестав пользоваться термином «ограниченное искупление», мы создадим впечатление отказа от доктрины, символом которой он является, другими словами, если вывод из употребления данного термина умиротворит и успокоит врагов реформатской веры, тогда мы решительно должны его отстаивать. Искупление ограничено, потому что его четкое намерение, значение и результат направлено на тех, кто предопределен промыслом Божиим к вечному спасению. Мы должны благодарить Бога, что это не горстка людей, а великое множество, которое никто не может сосчитать из каждого народа, колена и языка.

 

Пусть никто не думает, что арминианин благодаря своей доктрине избежит ограниченного искупления. Истина в том, что он исповедует жалкую доктрину ограниченного искупления. Он исповедует доктрину, которая трагически ограничена в своей действенности и силе, искупление, которое никому не гарантирует спасения. Он убирает из искупления то, что драгоценно сердцу христианина. Б.Б. Уорфилд говорил: «Сущность искупления испарилась, чтобы предоставить универсальную ссылку». Мы имеем в виду следующее. Если мы хотим поддержать учение универсального восстановления для всего мира – позиция, против которой убедительно выступает Святое Писание – интерпретация искупления в универсальных терминах уничтожит его неотъемлемый заместительный и искупительный характер. Мы должны сделать выбор между ограниченной протяженностью и ограниченной действенностью или между ограниченным искуплением и недейственным искуплением. Оно или безошибочно спасет избранных, или не спасет никого.

Иногда звучат возражения, что доктрина ограниченного искупления делает невозможной проповедь спасения. Это абсолютная неправда. Спасение, совершенное смертью Христа, вне сомнений, достаточно и универсально приемлемо. Можно сказать, что в своей универсальной достаточности и совершенной приемлемости оно устанавливает bona fide (по-настоящему) предложение Евангелия всем без исключения. Доктрина ограниченного искупления, как и доктрина суверенного избрания, не возводит стену вокруг предложения Евангелия. Инициатива Евангелия в предложении мира и спасения в Иисусе Христе относится ко всем без исключения. Этот поток благодати универсального предложения Евангелия всему человечеству проистекает из ограниченного искупления и суверенного избрания. Применяя другой образ, можно сказать, что полное и свободное предложение Евангелия является к нашим берегам на гребне волны Божественного суверенитета и ограниченного искупления. Предложение Евангелия всем – это bona fide (настоящее, реальное). Все, что провозглашается, абсолютно истинно. Всякий уверовавший грешник будет неизбежно спасен, ибо достоверность и цель Бога не может быть нарушена.

 

Критика того, что якобы доктрина ограниченного искупления препятствует свободному и неограниченному предложению Евангелия, покоится на глубочайшем непонимании того, чем являются на самом деле основной акт веры и убедительное провозглашение проповеди Евангелия. Это убедительное провозглашение – не весть, что Христос умер за всех, а универсальное приглашение, требование и обетование Евангелия, объединенные с совершенной достаточностью и приемлемостью Христа как Спасителя и Искупителя. Посланник Евангелия требует во Имя Христово, чтобы погибший и потерянный грешник обратился ко вседостаточному Спасителю с мольбою. Таким образом, принимая Христа и пребывая в Нем как единственном источнике спасения, он, несомненно, будет спасен. И все, что необходимо сделать грешнику на основании гарантии веры, – это посвятить себя Спасителю с уверенностью, что, доверяя себя Ему, он будет спасен. И, в первую очередь, он верит не в то, что он уже спасен, но в то, что, веруя в Христово спасение, это спасение становится его спасением. Уверенность в том, что Христос умер за него, или, другими словами, что он является объектом Божьей искупительной любви во Христе – это не основной акт веры. Зачастую в сознании верующего это так тесно связано с основным актом веры, что ему тяжело сделать логическое и психологическое разделение. Но, тем не менее, основной акт веры – это самопосвящение вседостаточному и приемлемому Спасителю. И единственным уверением для этого доверия является неограниченное, полное и свободное предложение благодати и спасения в Иисусе Христе.

 

 

Полная человеческая греховность

 

Третий из пяти пунктов арминианства касается вопроса первородного греха и человеческой греховности. В нескольких официальных документах арминианской позиции очень тяжело понять их четкое учение относительно человеческой греховности. Как отметил Вильям Каннингем, в противостоянии двух систем, особенно со стороны арминиан, этому аспекту дебатов не уделили должного внимания. Все же, как он далее показывает, «этот аспект действительно находится в корне различия двух систем и был более явственно провозглашен в продолжении дискуссии, когда последователи Арминия разработали свои взгляды касательно этого предмета более тщательно, отходя все дальше и дальше от учения Святого Писания и Реформации относительно предмета природного состояния и характера человека» ("Историческое богословие", 2:392).

 

Арминиане в общих терминах признают греховность падшей человеческой природы. Но только общее заявление не затрагивает сути вопроса. Реальным вопросом является серьезность, с которой принимается общее заявление факта, и готовность признать все его последствия. Кратко говоря, это вопрос всеобщности или полноты этой греховности.

 

Вот что говорит Вестминстерское исповедание веры относительно наших прародителей и их греха вкушения запретного плода: «По причине этого греха они отпали от своей первоначальной праведности и общения с Богом, и потому стали мертвыми во грехе, всецело осквернились в отношении всех способностей души и частей тела.

Будучи прародителями всего человечества, они передали всем своим потомкам вмененную вину за грех, смерть во грехе и свою порочную природу, которые передавались из поколения в поколение.

По причине этой изначальной испорченности мы в высшей степени не расположены и не способны к добру, сделались его противниками, всецело склонны к греху и совершению всяческих проступков» (6:2-4).

 

«По причине грехопадения человек полностью утратил всякую способность воли к духовному добру, сопутствующему спасение. Поэтому человек по своей природе, будучи всецело отвращен от добра, мертвый во грехах - не способен своими собственными усилиями изменить себя или приготовить себя к этому изменению» (10:3).

 

К этим лаконичным и великолепным формулировкам всеобщей греховности, а также к их значению и последствиям, следует относиться с тщательностью и вниманием. Они особенно оскорбительны любому взгляду, основанному на всяком остатке оптимизма относительно врожденных качеств или способностей падшей человеческой природы. Конечно, они яростно будут противостоять любому взгляду, который отвергает всякую надежду на автономность человеческой воли. Причина в том, что арминианин в своем заключительном анализе полагает определяющий фактор в индивидуальном спасении человека, именно в свободном выборе человеческой воли. Тем самым непримиримо противостоя доктрине реформатской церкви.

 

Конечно, Исповедание не отрицает так называемую природную или гражданскую праведность. Оно подтверждает, что дела, совершенные невозрожденным человеком, могут соответствовать тому, что заповедал Бог, тем самым принося пользу окружающим и себе. Также Исповедание нигде не говорит, что все люди греховны в равной степени. Говоря более четко, оно не говорит, что эта греховность, «по причине которой мы в высшей степени не расположены и не способны к добру, сделались его противниками, всецело склонны к греху и совершению всяческих проступков», проявляется в равной степени во всех людях. Исповедание представляет нам учение Писания относительно морального и духовного состояния людей, предстоящих в чистейшем свете Божественного стандарта и правосудия. По этому стандарту все они мертвы во грехах и полностью испорчены.

 

 

Непреодолимая благодать

 

Из вышеизложенного материала становится очевидными последствия подтверждения или отрицания доктрины полной человеческой греховности, связанные с действиями Бога в Его спасающей благодати. Вопрос заключается в следующем. Каков способ божественного действия Духа Божьего в приведении людей к вере и покаянию? Все согласны, что человек спасается чрез веру. Но различие возникает, когда мы приходим к объяснению факта, что из тех, кто принимают предложение благодати в Евангелии, некоторые начинают верить, а другие – нет. Вопрос не в общих терминах благодати. Арминиане верят, что человек не может быть спасен без благодатного действия Духа Божия в его сердце. Вопрос в следующем. Какова природа благодати? Почему некоторые верят ко спасению душ своих, а другие – нет? Дается ли Божья благодать всем без исключения, или только тем, кто верует? Можно ли противиться этой благодати, или она всегда действенна, вплоть до конца, так что ее невозможно разрушить?

 

Хотя арминиане и показывают разницу между собой во взглядах, тем не менее, они единогласны, что достаточная благодать, рассматриваемая как естественная собственность или благодатное даяние, пребывает во всех. Поэтому у всех людей есть способность верить. Объяснение факта, что некоторые верят, а другие нет, полностью основывается на различии ответа со стороны человека. Эта разница в ответе на призыв описывается в терминах сотрудничества с Богом или улучшения Его благодати. Но, в любом случае, объяснение разницы заключается исключительно в свободной воле человека. Ибо разница ответов верующего в сравнении с неверующим в том, что он не только полностью ответственен за свое решение, но и в проявлении автономии, принадлежащей его воле, человек сам является единственным определяющим фактором. Бог, со Своей стороны, не разделяет людей. Он не действует более спасающим образом, или более эффективно в верующем, чем в неверующем. Эта уравниловка в спасительных действиях Бога, очень дорога сердцу арминианина. Он требует, чтобы все, что Бог делает, Он делал, предоставляя всем равные возможности. В итоге получается, что спасение зависит от суверенного решения человеческой воли. Люди сами делают выбор. Одни – за, другие – против.

 

Таким образом, явственно видно, что если человек способен сотрудничать с Богом или улучшать благодать, общую для всех, тогда в нем должен пребывать остаток благости. Элемент способности совершать добро в данном случае очень важен. Он важен до такой степени, что определяет наступление наиболее важного события или серии событий в истории отдельно взятого человека. Именно здесь арминианская позиция отвергает и покушается не только на суверенитет и действенность Божьей спасающей благодати, но и на доктрину полной греховности падшего человека.

 

В противовес этому отрицанию суверенитета и действенности спасающей Божьей благодати, выступает величественное учение Исповедания веры.

«Всех, кого Бог предопределил к вечной жизни, и только их, Ему угодно в определенное и соответствующее время призвать Своим Словом и Духом из состояния греха и смерти, в котором они находятся по природе, - к благодати и спасению чрез Иисуса Христа; духовно и спасительно просветить их разум, чтобы они могли понимать дела Божии; взамен каменных их сердец дать сердца плотяные; обновить их волю и Своей всемогущей силой определить ее к добру; и действенно привлечь к Иисусу Христу; но так, что они приходят в высшей степени добровольно, ибо Его благодатью соделываются такими, что желают этого.

Этот действенный призыв исходит лишь из свободной и особой благодати Божьей, не зависящей от чего-либо предвиденного в человеке, который в этом отношении совершенно пассивен до тех пор, пока он, будучи оживлен и обновлен Святым Духом, не становится способным ответить на этот призыв и принять предложенную и сообщенную в нем благодать» (10:1-3).

 

В этом разделе вера, охватывающая Иисуса Христа в спасении души, относится к суверенному Божьему предопределению как к своему источнику, а также к Божьему действию возрождения в сердце человеческом как к своей причине. Бог суверенно соблаговолил наделить Своей действенной благодатью, и сила, исходящая из этого суверенного раздаяния благодати Святого Духа, ведет человека к вере. Человек остается пассивным вплоть до момента возрождения Святым Духом и действенного призвания. Ему даруется новое сердце, и новый дух создается в нем благодаря таинственной работе Святого Духа. Благодаря тому, что у него есть новое сердце и правый дух, его ответом на призыв Евангелия может быть только благодарное принятие в любви и доверии. Как реакцией плотского разума не может быть ничто другое, кроме как вражда против Бога, так и реакцией духовного разума может быть только вера и упование. В этом и заключается природа нового сердца. В доверии Богу, открывшем Себя в Иисусе Христе.

 

В нашем Исповедании есть прекрасная формулировка об отношении веры к возрождению. В этой сфере богословских дебатов наша позиция может быть с готовностью проверена нашими ответами на следующие вопросы. Бог нас возрождает, потому что мы верим, или мы верим, потому что Бог возродил нас? Другими словами, у кого причинный приоритет? У возрождения или у веры? Множество евангельских богословов скажут, что вера – это средство возрождения. Бог возрождает тех, кто верит, и потому что они верят. Тем самым, они, осознанно или неосознанно, пребывают в арминианском богословском лагере и в решительной оппозиции реформатской доктрине. Логически они находятся – возможно, из благих побуждений - в положении, ведущем к развалу и крушению истинного евангельского христианства.

 

Мы, конечно, используем термин «возрождение» в ограниченном смысле нового рождения. И в этом смысле, отличительная черта кальвинизма, как и августинианства, проявляется в следующем. Вера – дар Божий, потому что она исходит из возрождающего действия Святого Духа как ее единственной причины и объяснения. Бог избрал Своих людей ко спасению. Он определил, что это спасение будет получено ими чрез веру. Но из-за полной греховности их сердец и разума они не могут проявить веру. Они мертвы в грехах и преступлениях. Для того, чтобы привести их к вере, Бог вкладывает, посредством Святого Духа, новое сердце и дух правый внутрь их. И таким образом действенно и непреодолимо привлекает их ко Христу. Божьей силою они становятся желающими спасения людьми. Благодатью они спасены, чрез веру, и это не от них. Это – Божий дар.

 

 

Неотступность святых

 

В ближайшем отношении к предыдущей доктрине действенной, или непреодолимой благодати, стоит доктрина вечной безопасности верующего. Эту доктрину арминианин полностью отрицает. Истинный верующий, говорит он, может находиться в благодати, а затем отпасть и навеки погибнуть. Такая позиция – логическое следствие его доктрины природы спасающей благодати. Если определяющим фактором в деле спасения человека выступает его собственная автономная, свободная воля, тогда, если быть последовательным, наше спасение ненадежно и переменчиво. Спасение в данном случае не более стабильно, чем то, что его определяет в завершающем анализе.

 

Но как раз здесь проявляется в полную силу гармония действенной благодати и стойкости святых. Реформатская вера признает, что только Бог определяет спасение человека, и то, что Он начинает, Он доводит до совершенного конца. Спасение покоится на неизменной Божьей благодати. Он никогда не позабудет дела рук Своих и не отменит Завет. Как и говорится в Исповедании: «Те, кого Бог принял в Своем возлюбленном Сыне, действенно призванные и освященные Его Духом, - не могут ни всецело, ни окончательно отпасть от состояния благодати, но, напротив, устоят в нем до конца, и обретут вечное спасение» (17:1).

 

«Неотступность святых зависит не от их собственной воли, но от неизменного установления избрания, проистекающего из свободной и неизменной любви Бога Отца, зиждется на действенности заслуги и ходатайства Иисуса Христа, непреложности Духа, семени Божия в них, и от природы завета благодати, из чего происходит также ее несомненность и непогрешимость» (17:2).

Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Этот материал еще не обсуждался.