03.07.2015
Скачать в других форматах:

Роб ван Хаувелинген

Апостольский декрет и употребление мяса: Рассмотрение 15-й главы книги Деяний Апостолов с искупительно-исторической точки зрения

 

 

Аннотация

Решение Иерусалимского собора, касающееся верующих из язычников, – о необходимости для них воздерживаться, помимо всего прочего, от мяса с кровью и от половой распущенности – было официально записано ради соблюдения в христианской общине ранней церкви (Деяния, гл. 15). Это решение отразилось в посланиях Павла, так как апостольское наставление было адресовано верующим из неиудеев, какими являемся и мы с вами. Иерусалимское предписание было отнюдь не случайным, оно уходит корнями в основные принципы сотворения жизни, и, как правило, соблюдалось в ранние века. Тем не менее многие современные христиане более не чувствуют себя связанными данным библейским правилом и не испытывают проблем с тем, чтобы употреблять в пищу кровяную колбасу или стейк сырой прожарки с кровью. Цель данной статьи – объяснить, почему с течением времени апостольское установление стало считаться устаревшим, вышедшим из употребления. В церкви с все более возрастающим количеством христиан из язычников перестала существовать искупительно-историческая необходимость данного постановления.

 

Введение

Пятнадцатая глава книги Деяний, в которой записано решение Иерусалимского собора относительно принятия христиан из язычников (неиудеев), может быть названа одним из первых установлений, утвержденных общим собранием церкви. В книге Деяний мы читаем не только о том, как проходило само заседание вселенского собора, но и о причине, приведшей к принятию данного декрета, о предшествующих спорах; кроме того, мы можем также исследовать официальное письмо, написанное с целью обнародования заключительного постановления.

 

В то же время нам следует принимать во внимание и то, что данное общее собрание церкви, происходившее в середине первого века нашей эры, по своему характеру отличалось от Вселенского Собора наших дней. То был уникальный момент искупительной истории, поскольку после дня Пятидесятницы Евангелие преодолело многовековой барьер между Израилем и остальными народами. Благодаря тому, что появились язычники, также пришедшие к вере. Было ли им необходимо совершать обрезание, требовалось ли от них придерживаться Закона Моисея? Так стоял вопрос на данном общем собрании церкви перед апостолами и старейшинами Иерусалима, который часто называют Иерусалимским собором. Апостолы (как посланники Иисуса Христа) и старейшины (как очевидцы Иисуса Христа) по сути своей незаменимы, им нет равных. Следовательно, только этому церковному сообществу было дано право обращаться непосредственно к Святому Духу («Ибо угодно Святому Духу и нам...», Деян. 15:28, см. также стих 8).

 

Рассмотрение главы 15 книги Деяний с искупительно-исторической перспективы означает необходимость обратить внимание на последовательность Божьих деяний в истории. В Иерусалиме было принято решение, призванное способствовать церковному единству Иудеев и язычников. Одна из составляющих этого решения имела отношение к употреблению в пищу мяса с кровью или же непосредственно крови. Какие последствия это имеет для нас и как влияет на употребление в пищу мяса нами? Запрещается ли иметь в рационе запеканку с кровью, кровяную колбасу и стейк сырой прожарки? Свидетели Иеговы, ссылаясь на гл. 15 книги Деяний, полагают, что это запрещено[1]. Иных же читателей Библии Иерусалимский декрет нередко смущает. Какое значение имеет данное предписание для нас, живущих в XXI веке? Рассмотрение с искупительно-исторической точки зрения способно сделать наше понимание 15-й главы книги Деяний более ясным.

 

Один за другим возникают три вопроса для обсуждения: 1. Каков смысл Апостольского установления?; 2. Долговременное влияние Апостольского установления; 3. Апостольское установление с искупительно-исторической точки зрения.

 

 

1.         Каков смысл Апостольского установления?

Апостольское предписание, отосланное из Иерусалима в письменном виде, гласит следующее: «воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины и блуда. Соблюдая сие, хорошо сделаете» (Деян. 15:29 NIV, см. также стих 20).

 

Рассматриваемый вопрос касается, как говорилось ранее, того положения, которое занимают христиане неиудейского происхождения. Благодаря миссионерской работе Павла и Варнавы уверовали представители разных народов, как это проявилось в церкви в Антиохии. Нужно ли теперь этим «новообращенным» христианам, подобно христианам из иудеев, покориться постановлениям Торы: совершать обрезание, употреблять только кошерную пищу, неукоснительно исполнять обряды очищения, соблюдать субботу?

 

После того как Павел и Варнава, прибыв в Иерусалим, изложили суть вопроса, в собрании, как нам об этом пишет Лука в книге Деяний (гл. 15, стих 7а), возникла жаркая дискуссия. Однако Петр имел возможность рассказать историю о том, что он пережил в Кесарии, в доме римлянина Корнилия: когда тот уверовал, он принял Святого Духа – и он, и его семья. Бог никоим образом не полагает различия между иудеями и язычниками (стих 9). Иаков, брат Господень, поддержал Петра, обратив внимание на пророчество из книги Амоса: там также говорится о язычниках, которые взыщут Бога (стих 17). Именно Иаков сформулировал и записал принятое собранием концептуальное решение[2].

 

Теперь давайте подробнее рассмотрим формулировку Апостольского декрета. Иаков, согласно переводу Джона ван Экка, предлагает христианам из язычников воздерживаться от тех вещей, через которые происходит их осквернение идолами: от блуда, от удавленины и в целом от крови.[3] Главное – в том, что христиане из язычников должны были пойти на окончательный разрыв с идолослужением, из которого исходят все виды осквернения (в греческом тексте в стихе 20 использована форма множественного числа: τῶν ἀλισγημάτων τῶν εἰδώλων). Далее кратко приводятся три основных источника осквернения. Таким образом, при упоминании о «блуде» (по-гречески: τῆς πορνείας) не имеется в виду половая безнравственность вообще, но храмовая проституция, связанная с идолослужением. То же касается и удавленины (по-гречески: τοῦ πνικτοῦ): мяса тех животных, которые не были зарезаны, мяса, в котором еще имелась кровь, – мяса, остававшегося еще живым[4]. В древности считалось, что употребление в пищу сырого мяса с кровью вызывает к действию магические силы. Это было, например, частью культа Диониса – греческого бога необузданной жизненной силы[5]. Под «кровью вообще» (по-гречески: τοῦ αἵματος), по всей видимости, подразумевался обряд окропления кровью или питье крови, что в языческих культурах рассматривалось как способ обретения божественной жизненной силы природы.

 

В письме, которым был обнародован декрет Иерусалимского собора (стих 29), мы впервые читаем о воздержании от употребления в пищу «идоложертвенного» (по-гречески: εἰδωλοθύτων), что является конкретной признаком осквернения идолослужением, упомянутого в стихе 20; за этим следует наставление воздерживаться от крови, удавленины и половой распущенности. Первое из упомянутых понятий используется также и Павлом в контексте обсуждения вопроса об идоложертвенном мясе в Первом послании к коринфянам, гл. 8–10. Речь идет о мясе, которое посвящалось идолу и съедалось в непосредственной близости от него или же на территории храма. По мнению Утерингтона, этот термин спорный, созданный искусственно внутри иудейского христианства. Таким образом, он не является типично иудейским, и по этой причине мы можем задаться вопросом: должны ли мы искать подтверждение тому, что декрет в целом происходит из еврейской Библии, из завета с Ноем (Бытие, гл. 9) или из законов Моисея (Левит, гл. 17–18)? И хотя данные постановления и вправду говорят о крови, в них не сказано конкретно о крови, относящейся к идолослужению.[6] Очевидно, что апостольское предписание точно не является односторонней уступкой иудеям, как об этом часто говорится.[7] При этом решение, принятое на Иерусалимском соборе, действительно затрагивает основные принципы, относящиеся к сотворению жизни: кровь, содержащая в себе жизнь в равной мере, как людей, так и животных, принадлежит Богу-Творцу. В этом действительно состояло глубокое убеждение народа Израиля. Неудивительно было слышать громкие возражения иудеев на слова Иисуса, представлявшего Себя Хлебом жизни, и провозглашавшего, что истина и жизнь вечная приобретаются через употребление в пищу Его Тела и через питие Его Крови (Иоан. 6:52–59). После продолжительных рассуждений Рональд Дейнес приходит к заключению, что «декрет вменяет в обязанность христианам из язычников жить жизнью, которая согласуется с основными элементами Божьего порядка творения». А следовательно, как утверждает Дейнес, «это не подразумевает подчинение Торе (притом что для Луки, как и для Филона, между порядком творения и Торой не было противоречия), но в этом выражается их вера и их взаимоотношения с Богом Израиля, Который во Христе призвал их быть Своим народом»[8].

 

Когда мы пытаемся анализировать происходящее, то очевидно, что ранняя церковь в ходе своего развития сталкивается с конкретной проблемой, которая ранее в истории ей не встречалась. Поэтому она не могла просто идти уже проторенным действовавшими на то время установлениями закона путем. Как им следовало относиться к верующим, которые принадлежат не к народу Израиля, но к другим народам? Такой вопрос был поднят новой церковью в Антиохии перед материнской иерусалимской церковью. Собор апостолов (представителем которых стал Петр) и старейшин (их представителем стал Иаков) должен был найти достойное решение – принимая во внимание искупительные деяния Бога по отношению к язычникам, в соответствии с пророческими свидетельствами Писаний, осознавая и подчиняясь руководству со стороны Святого Духа. Ведь Мессия Израиля есть Спаситель мира. Через Иисуса Христа верующие из всякого народа непосредственно (иначе говоря, не становясь последователями иудаизма) принадлежат Богу Израиля и через веру становятся причастниками Его обетований. Как пророчествовал Амос, имя ГОСПОДА возвещено также и между ними (Деян. 15:15–18, со ссылкой на Ам. 9:11–12 LXX). Вот почему, согласно постановлению Иерусалимского собора, они могут быть приняты как полноценные члены христианской вселенской церкви.

 

2.         Долговременное влияние Апостольского установления

Насколько важным был данный апостольский декрет, становится ясно уже из того факта, что он был отослан в виде официального письма в Антиохию, в церковь, которая вынесла данный вопрос на повестку дня. Два уполномоченных делегата, избранных специально для этой цели, иудеи Варнава и Сила, были отправлены с этим посланием, чтобы прочитать его вслух, объяснить и уделить время для обсуждения с церковью его последствий (Деян.15:22 и 30–33).

 

Во время следующего миссионерского путешествия Павел и Варнава передали Иерусалимский декрет тем церквям, которые они посетили, и увещевали всех христиан его придерживаться (Деян.16:4). Это относится по меньшей мере к началу их путешествия на юг Малой Азии, но, возможно, и к их дальнейшим путешествиям, когда они прибыли в Европу. В своем Первом послании к фессалоникийцам, написанном во время второго миссионерского путешествия, Павел ясно ссылается на Иерусалимский декрет: «Ибо вы знаете, какие мы дали вам заповеди от Господа Иисуса. Ибо воля Божия есть освящение ваше, чтобы вы воздерживались от блуда» (1-е Фес. 4:2–3; ср.: 5:22).

 

Когда Павел снова посетил Иерусалим в конце своего третьего миссионерского путешествия (встреча апостолов и старейшин, описанная в Деяниях, гл. 15, происходила приблизительно за десять лет до этого), ему был оказан теплый прием со стороны Иакова и других старейшин. Отчет о его миссии среди народов мира становится для них поводом, чтобы восхвалить Бога. В то же самое время Иаков со старейшинами буквально цитируют декрет, ответственность за который лежала на них самих: «А об уверовавших язычниках мы писали, положивши, чтобы они ничего такого не наблюдали, а только хранили себя от идоложертвенного, от крови, от удавленины и от блуда» (Деян.21:25).

 

В своем Первом послании к коринфянам Павел разбирает конкретный вопрос об употреблении в пищу идоложертвенной пищи (1-е Кор., гл. 8–10), но, как это ни странно, он ничего не пишет об употреблении в пищу мяса с кровью или вообще об употреблении в пищу крови.[9] Судя по его наставлениям относительно ежедневного образа жизни христиан Коринфа, где обеспокоены пищей и питием, он, по всей видимости, придерживается установок Апостольского декрета. В списках того, что нужно считать предосудительным поведением, из других посланий Павла мы неоднократно встречаемся с сочетанием идолослужения, блуда, а также других форм распущенности, и в этом слышны отголоски данного декрета (см., напр.: Гал.5:19–21).

 

В Новом Завете могут быть найдены и другие упоминания того, относительно чего, в соответствии с гл. 15 книги Деяний, было достигнуто соглашение, записанное в этом отрывке. Иоанн завершает свое первое послание примечательным заявлением: «Дети! храните себя от идолов» (1-е Иоан.5:21). Кроме того, в посланиях семи церквям из книги Откровение дважды содержится упоминание Божественного предостережения относительно употребления в пищу языческого жертвенного мяса в сочетании с совершением сексуальных грехов. Так, церкви в Пергаме говорится: «Но имею немного против тебя, потому что есть у тебя там держащиеся учения Валаама, который научил Валака ввести в соблазн сынов Израилевых, чтобы они ели идоложертвенное и любодействовали» (Откр.2:14). Также и церковь в Фиатире слышит следующее: «Но имею немного против тебя, потому что ты попускаешь жене Иезавели, называющей себя пророчицею, учить и вводить в заблуждение рабов Моих, любодействовать и есть идоложертвенное» (Откр.2:20).

 

Вплоть до конца первого столетия церковное правило имело такой вид: «Что же касается пищи, то понеси то, что можешь; но особенно остерегайся идоложертвенного, потому что вкушение его есть служение мертвым богам» (Дидахе 6:3).[10] Так же как и в записанном Иерусалимском декрете, здесь говорится, что употребление в пищу «идоложертвенного» (ср. Деян.15:29) является типичным для языческого культа, где поклонение воздается, как ни парадоксально это выглядит, бескровным и не имеющим души богам.

 

В «Церковной истории» (V 1,26) Евсевий цитирует письмо от Галатийских церквей, датированное приблизительно 177–178 гг. по Р. Х., в котором упоминается некая Библис. Сама она, вместе с подобными ей, отрекшись под пытками от христианской веры, позднее овладела собой и противостояла обвинениям в каннибализме во время Вечери Господней такими словами: «Как могут эти люди поедать детей, когда им запрещено вкушать кровь даже неразумных животных?» С тех пор, по словам Евсевия, она признала себя христианкой и поэтому была причислена к числу мучеников.

 

Эти ссылки дают понять, что Иерусалимское установление было особым правилом, касающимся положения христиан из язычников, жизненно важным для развития христианской церкви. Множество свидетельств первых столетий содержат подтверждения того, что христиане неиудейского происхождения соблюдали Иерусалимские решения. Ориген цитирует данное установление в своем комментарии к Посланию к римлянам, 2:13, и рассматривает его как по-прежнему обязательное для христианской церкви своего времени.[11] То, что христианам следует воздерживаться от крови, мы недвусмысленно читаем в писаниях других отцов ранней церкви, таких как Климент Александрийский и Тертуллиан. По мнению Ричарда Бокхэма, всемирная известность данного установления не может быть объяснена иначе, как тем, что все руководители ранней церкви, включая Иакова, Петра и Павла, полностью его одобряли.[12] К христианам из иудеев данное установление имело непрямое отношение, а именно: им надлежало принять христиан из язычников как полноценных братьев и сестер.

 

 

3.         Апостольское установление с искупительно-исторической точки зрения

Исходя из этого, не может идти речи о каком-либо случайном принятии решения. Декрет Иерусалимского собора был принят с полной властью апостолов и старейшин. Они провозгласили свое предписание совершенно необходимым (Деян.15:28). Нигде мы не сможем прочитать о том, что данное постановление утратило силу. Тем не менее в наши дни мы, как христиане, не ощущаем себя связанными им; хотя не всякий из нас пристрастен к кровяной колбасе, мы не имеем принципиальных возражений против употребления ее в пищу. Единственным существенным исключением, конечно, являются Свидетели Иеговы, которые, фактически ссылаются на 15-ю главу Деяний, чтобы отвергать даже всякую форму переливания крови. Тому, что мы не поддерживаем их в отказе от кровяной колбасы и не выдвигаем фундаментальных возражений против блюд типа стейков сырой прожарки, есть, по крайней мере, пять причин. Истолкование в искупительно-историческом ракурсе приводит к герменевтической осведомленности.

 

А. Иерусалимский декрет был издан в уникальной искупительно-исторической ситуации, когда две христианские культуры – более старая (представленная материнской церковью в Иерусалиме) и более молодая (представленная новой церковью в Антиохии) – должны были научиться жить друг с другом: более молодая – уважая мнение более старой, а более старая – полностью принимая более молодую.

 

Б. Иерусалимское установление содержит ряд условий, где вначале упоминается то, которое всегда имеет отношение к идолослужению, а дальнейший порядок следования элементов этого условия варьируется, так что эти пункты могут рассматриваться как истолкование первого условия. Другими словами: установление явным образом создано для того, чтобы сохранить христиан из язычников как можно дальше от идолов и соединить их с Богом Израиля.

 

В. Принимая во внимание цели Иерусалимского собора, на котором был издан данный декрет, мы можем сказать, что основной причиной этого являлось следующее: христианам из язычников не было необходимости становиться иудеями, но им также и не следовало оставаться частью языческого мира. Следовательно, от них требовалось, чтобы они целиком и полностью порвали с язычеством. Всякое идольское поклонение, которое могло выражаться в обрядовой проституции, поедании сырого мяса с кровью, питии крови, является язычеством.

 

Г. Так называемый западный текст книги Деяний упускает один из компонентов Иерусалимского установления (пропущено слово «удавленина»), однако в стихах 20 и 29 добавлена отрицательная форма Золотого Правила: «во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Матф.7:12; Луки 6:31). Таким образом, декрет, уже в ранней христианской традиции, выглядит адаптированным к новой ситуации и развит до уровня общепринятой нормы жизни.[13]

 

Д. Относительно употребления или неупотребления в пищу идоложертвенного мяса: по мнению Павла, это в конечном итоге является вопросом совести (Рим. 14:5; 1-е Кор. 8:7, 10, 12 и 10:25, 27–29), когда братская любовь дает способность пойти на уступки чьей-либо «правоте». Однако остается правило в виде цитаты из Иерусалимского декрета: «убегайте идолослужения» (1-е Кор. 10:14). Участие в принятии жертвенной пищи, как говорит Павел, вводит членов церкви в общение с демонами; им же следует довольствоваться участием в Вечере Господней.

 

Между тем христианская церковь к сегодняшнему дню уже прошла путь длиной в столетия. В то время, как цель Иерусалимского установления состояла в том, чтобы сохранить верующих из язычников от искушения впасть в идолослужение, обозначив четкие границы последнего, общественный и религиозный контекст изменялся. При императоре Константине христианство было провозглашено государственной религией, так что языческие храмы все более и более выходили из употребления и вместе с этим все более и более сходила на нет угроза возвращения к идолослужению. Отчасти и поэтому сегодня употребление в пищу кровяной колбасы или стейков сырой прожарки более не окружено атмосферой язычества.

 

Кроме того, в настоящее время мы более не ощущаем естественной дистанции между верующими, имеющими иудейское и неиудейское происхождение.[14] Уже во времена Августина, когда христианская церковь состояла из христиан неиудейского происхождения, следование кем-либо предписаниям относительно пищи высмеивалось, поэтому общепринятым стало мнение о том, что зло заключается в грехе, а не в ежедневно употребляемой пище.[15] Позднее, в Аугсбургском исповедании веры (1530 г.), статья 28, также допускается, что никто более не соблюдает Иерусалимское установление и что это не является грехом; такой же была и позиция Лютера[16]. Сегодня христиане из иудеев не составляют большинство, но формируют незначительное меньшинство. Что касается обеспокоенности относительно всецерковного слияния, мы, скорее, встречаемся с трудностями в принятии верующих из иудеев, чем верующих языческого происхождения. Сегодняшнее послание должно состоять в том, что христианская церковь не должна забывать о своем иудейском наследии. Она зародилась в Иерусалиме!

 

Из приведенного выше обсуждения становится ясно: Апостольский декрет в церкви, впоследствии состоявшей из все более возрастающего количества христиан языческого происхождения, по прошествии времени стал считаться устаревшим. И это понятно, ведь искупительно-историческая необходимость данного декрета сошла на нет. Именно поэтому мы, как (западные) христиане из неиудеев XXI века, более им не связаны[17]. Тем не менее, искупительно-историческая ценность Иерусалимского установления не может оставаться без обсуждения во время диалога между церковью и Израилем. Для нас будет полезно хранить в памяти и сердце послание, звучащее в 15-й главе книги Деяний. Бытность христианином все так же означает, что каждый последователь Иисуса Христа радушно принимается Богом Израиля независимо от происхождения, от того, иудей он или нет. Однако христиане обязаны порвать с тем образом жизни, где нет места Богу, то есть со всяким проявлением безбожия, и отныне жить по воле Божьей (1-е Пет. 4:2–3). Что касается употребления в пищу мяса, а это относится также и ко всякой другой пище, надо помнить: что Бог сотворил, то должно приниматься верными с благодарением (1-е Тим. 4:3). Сущность Апостольского декрета, который может также соблюдаться в другом миссионерском контексте, относится к поддержанию благоговейного противостояния в мире, полном идолов. Выражаясь иначе: Христос вседостаточен; соединение с Ним по вере приводит к иному отношению к жизни и видению жизни[18].

 

Данное Апостольское предписание, записанное в 15-й главе книги Деяний, не следует рассматривать обособленно. Нам представлены некоторые сведения о том, как Иерусалимская церковь уживалась со своим окружением, и о том, какова была мотивация апостолов и старейшин[19]. В целом это должно указать нам направление, которого следует придерживаться в нашем современном контексте, а также в тех случаях, когда нам необходимо достигать церковного согласия и делать личный этический выбор[20]. Поэтому важно, чтобы представители различных «кровей» принимали друг друга в церкви как полноценных христиан. Ведь даже стало возможно перекинуть мост через пропасть между иудеями и язычниками: два совершенно различных окружения были спаяны кровью, распятием Иисуса Христа (Еф. 2:11–18).

 

Между христианами всегда буду существовать различия во мнениях. Никакие правила не смогут этого изменить. Из чего состоит наше меню и в чем принимать участие, а в чем нет, – все это вопросы совести, за которую мы все должны дать отчет Богу (Рим. 14:1–12). Христиане не должны обременять себя правилами относительно того, что им есть или пить (Кол.2:16). Но воздерживаться от чего-либо можно лишь на добровольной основе. В любом решении мы должны с любовью принимать во внимание наших братьев и сестер – как тех, кто близок нам (членов нашей общины), так и тех, кто далек от нас, – помня принцип Золотого Правила в позитивной форме: поступай с другими так, как хотел бы, чтобы они поступали с тобой. Таким образом, мы осознали вечное значение Иерусалимского декрета, рассмотренного с искупительно-исторической точки зрения.

 

 

П. Х. Р. (Роб) ван Ховелинген, доктор богословия

Профессор Нового Завета в Теологическом университете г. Кампен, Нидерланды, а также научный сотрудник Департамента Исследований Нового Завета, Университет г. Претория, ЮАР.

 


[1]См.http://www.jw.org/en/publications/books/blood/blood-vital-for-life/.

[2]Более развернутое рассмотрение данного вопроса: PH. R. van Houwelingen (ed.), Apostelen. Dragers van een spraakmakend evangelie (CNT; Kampen: Kok, 2010, third edition 2013), стр54–60. См. также: Charles H. Savelle, «A Reexamination of the Prohibitions in Acts 15» Bibliotheca Sacra 161 (2004): стр. 449–468; Markus Öhler (ed.), Aposteldekret und antikes Vereinswesen: Gemeinschaft und ihre Ordnung (WUNT 280; Tübingen: Mohr Siebeck, 2011); Pieter G. R. de Villiers, «Communal discernment in the early church» in: Pieter G. R. de Villiers (ed.), The Spirit that Guides. Discernment in the Bible and Spirituality (Acta Theologica Supplementum 17; Bloemfontein: Sun Media, 2013), стр132155.

[3]John van Eck, Handelingen. De wereld in het geding (CNT; Kampen: 2003, fourth edition 2011), стр. 325. По этому поводу ван Экк замечает, что стоящий первым союз καί следует рассматривать как пояснительный; в его переводе это отмечено двоеточием. По мнению Джона Экка, использование артикля перед словом во множественном числе ἀλισγημάτα подводит читателя к тому, что далее должен следовать список, предоставляющий пояснение этих «элементов». Позже данный список трижды содержит артикль плюс форму единственного числа. Грамматическая конструкция стиха 20 показывает, что подразумевается некий единый комплекс языческих практик.

[4]В своем обсуждении десятой заповеди Филон критикует тех людей, которые предаются бессмысленным удовольствиям, подобно употреблению в пищу мяса, в котором содержится кровь и которое получено в результате удушения и удавления животных (De Specialibus Legibus IV, стр. 122–123). Дэвид Инстон Брюер полагает, что Иерусалимское решение является неоднозначным, так что «удавленина» могла также означать и умерщвление младенцев или аборты (“Infanticide and the Apostolic Decree of Acts 15,”Journal or the Evangelical Theological Society 52.2 (2009): стр. 301–321). Однако, хотя все это действительно было широко распространено в древности, нигде в Новом Завете мы не встречаем предостережений против подобных явлений.

[5]F. Graf, “Dionysus,” в работе: Karel van der Toorn, Bob Becking& Pieter van der Horst (eds.), Dictionary of Deities and Demons in the Bible. Second, extensively revised Edition (Leiden: Brill, 1999), стр. 252–258.

[6]Ben Witherington III, “Not so Idle Thoughts about Eidolothuton Tyndale Bulletin 44.2 (1993): стр237254. «Установление, записанное в главе 15 книги Деяний, призывает язычников к воздержанию от определенных видов пищи и от безнравственности в языческих храмах, но нисколько не обязывает их следовать иудейским или же Ноевым постановлениям относительно пищи»; AJMWedderburn, The Apostolic Decree’: Tradition and Redaction,” Novum Testamentum 35.4 (1993): стр. 362–389. Относительно мотивации и значения особых запретов употреблять в пищу кровь в Ветхом Завете см. статью Верслауса в указанной книге.

[7]Исчерпывающее опровержение представлено в работе: E. A. de Boer, “Ethiek en de Acta van Jeruzalem. Een exegetisch onderzoek naar de betekenis van het besluit van Handelingen XV,” in: Almanak Fides QuadratIntellectum 1980 (Kampen: Zalsman, 1980), стр. 139–168. Более сокращенный вариант см.: Jakob van Bruggen, Paul. Pioneer for Israel’s Messiah (Phillipsburg: P&R Publishing, 2005), стр5155.

[8]Roland Deines, “The Apostolic Decree: Halakhah for Gentile Christians or Concession to Jewish Taboos?” в работе: Acts of God in History. Edited by Christoph Ochs & Peter Watt (WUNT 317; Tübingen: Mohr Siebeck, 2013), стр121188 [186]. Нечто похожее, но рассмотренное с другой точки зрения, утверждают David Flusser& Shmuel Safrai: “Das Aposteldekret und die Noachitischen Gebote,” в работе: Edna Brocke& Hans-Joachim Barkenings (eds.), Wer Tora mehrt, vermehrtLeben: Festgabefür Heinz Kremerszum 60.Geburtstag (Neukirchen-Vluyn: Neukirchener Verlag, 1986), стр173–192. Согласно учению раввинов, Тора применима исключительно к иудеям, в то время как от язычников Бог требует, чтобы они соблюдали вселенские принципы, которые являются общепринятыми и предназначенными для всего человечества.

[9]Я оставляю в стороне повествование о том, что Павел должен сказать коринфянам, для дальнейшего рассмотрения. Интересный подход, который принимает во внимание раввинистическую линию аргументации Павла, состоит в том, что он развивает учение, изложенное в Иерусалимском решении, так, чтобы оно соответствовало особой ситуации коринфской общины. Как следует поступать в сомнительных случаях, которые происходят в ежедневной практике, например, когда христиане покупают мясо на рынке или сидят за столом в доме язычника? Так говорит Питер Дж. Томсон, Paul and the Jewish Law. Halakha in the Letters of the Apostle to the Gentiles (Assen/Maastricht 1990), стр. 187–220.Однако так может быть, “Die Entscheidung auf dem Apostel konvent im Jahr 48 war für Paulus grundsätzlich akzeptabel” (Eckhard J. Schnabel, Urchristliche Mission (Wuppertal: Brockhaus, 2002), стр. 977).

[10]Толкование данного ключевого текста Дидахе можно взять из работы: Aaron Milavec, “When, Why, and for Whom Was the Didache Created? Insights into the Social and Historical Setting of the Didache Communities,” в работе: Huub van de Sandt (ed.), Matthew and the Didache. Two Documents from the Same Jewish-Christian Milieu? (Assen: Royal Van Gorcum/Minneapolis: Fortress Press, 2005), 6384. Ср.: Van Houwelingen, Apostelen, стр. 225–227.

[11]Jürgen Wehnert, Die Reinheit des 'christlichen Gottesvolkes' aus Judenund Heiden. Studienzum historischen und theologischen Hintergrund des sogenannten Aposteldekrets (Göttingen: Vandenhoeck&Ruprecht, 1997), стр. 206–207.

[12]Richard Bauckham, “James and the Jerusalem Church,” в работе: Richard Bauckham (ed.), The Book of Acts in Its First-Century Setting. Volume 4: Palestinian Setting (Grand Rapids: Eerdmans, 1995), стр. 415–480 [462–467]. См. также: Tomson, Paul andtheJewish Law, стр. 177–186; Markus Lang, “Die Bestimmungen des Aposteldekrets im zweiten und früh en dritten Jahrhundert,” в работе: Aposteldekret und antikes Vereinswesen, стр. 139–159.

[13]Richard I. Pervo, “Excursus: The Apostolic Decree,” in: Acts (Hermeneia; Minneapolis: Fortress Press, 2009), стр376378. “История данного текста указывает на его продолжающуюся действенность” [378].

[14]Здесь возникает вопрос о том, не впадаем ли мы в другую крайность, стерев все границы и различия. В наше время вид кровопролития может привести нас в большее замешательство.

[15]Августин, Contra Faustum XXXII 13, со ссылкой на Апостольское установление.

[16]Дабы показать, что соблюдение Иерусалимского установления невозможно и не является необходимым, Лютер писал с большой долей иронии: «Если мы сейчас хотим привести церковь в соответствие с решением этого собора… мы должны учить и настаивать на том, чтобы отныне ни князь, ни землевладелец, ни городской житель, ни сельский не ели ни гусятину, ни оленину, ни свинину, приготовленные с кровью... А особенно городские и сельские жители должны воздерживаться от красной и от кровяной колбасы» (Von den Konziliis und Kirchen, Weimarer Ausgabe 50, 526). Судя по всему, ирония Лютера осталась незамеченной Свидетелями Иеговы, потому что они пользуются данной цитатой с тем, чтобы отстаивать свое возражение против употребления в пищу крови (см. ссылку 1).

[17]Просмэн утверждает обратное: по его мнению, апостолы актуализировали и конкретизировали законность книги Левит относительно сексуальной морали (A. A. A. Prosman, “Homosexualiteit en hermeneutiek: over het gezag van Leviticus 18 en 20 in relatie tot Handelingen 15, ”Theologia Reformata 56.3 (2013): стр. 225–244). При этом он не объясняет, почему Иерусалимское установление стало уже устаревшим в относительно ранний период истории церкви.

[18]Ранее размышления постоянно велись исходя из нашего западного контекста. Иерусалимское установление, появившееся в ином миссионерском контексте,  представлено в работе: CJHaak, Metamorfose. Intercultureel begeleiden van kerken in een niet-christelijke omgeving (Zoetermeer: Boekencentrum, 2002), стр. 65–72.

[19]Принятие во внимание реакции сторонних наблюдателей, например, является важным этическим моментом, часто затрагиваемым в Новом Завете. Поэтому вопросу см. Andrie BDu Toit, “Sensitivity towards the reaction of outsiders as ethical motivation in early Christian paraenesis,” («Чувствительность в отношении реакции сторонних наблюдателей как этическая мотивация в раннехристианском наставлении») HTS Theological Studies 68.1 (2012), 7 страниц, http://dx.doi.org/10.4102/hts.v68i1.1212.

[20]С точки зрения систематического богословия реформатская традиция всегда подчеркивала то, что вне общего откровения особое откровение утрачивает взаимосвязь с сущностью вселенского бытия. Более того, послушание Писаниям не является самоцелью; оно является откликом на действия Бога, Который Сам являет Себя в откровении. См. Herman Bavinck, Reformed Dogmatics, Volume 1 (John Bolt, editor & John Vriend, translator; Grand Rapids:Baker Academic, 2003), главы 1012 [301385].

Роб ван Хаувелинген

Доктор П.Х.Р. Хаувелинген (1955) – профессор Нового Завета в богословском университете города Кампен, Нидерланды. Он также работает в Южной Африке: экстраординарным профессором в Центре реформатской теологии и развития при Южноафриканском сообществе Норт-Вест Университета (Потчефструм) и исследователем в Департаменте новозаветных исследований в Университете Претории.

Докторская диссертация П.Х.Р. Хаувелингена посвящена вопросу подлинности второго послания Петра. В серии комментариев по Новому Завету на нидерландском языке Commentaar op het Nieuwe Testament (главный редактор: доктор Якоб Ван Брюгген (Jakob van Bruggen)) опубликованы его толкования на Евангелие от Иоанна, послания Фессалоникийцам, Пасторские послания, 1-е послание Петра, 2 послание Петра и послание Иуды. Он также был редактором тематического сборника исследований по Апостольскому периоду. Список его работ представлен на сайте богословского университета в Кампене:

https://www.tukampen.nl/medewerkeronline/phrvanhouwelingen

 

Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Комментарии:

1. Владимир
09.07.2015 | 18:58
Очень интересная статья.В примечании 8 указано:

"Согласно учению раввинов, Тора применима исключительно к иудеям, в то время как от язычников Бог требует, чтобы они соблюдали вселенские принципы, которые являются общепринятыми и предназначенными для всего человечества."

Насколько знаю, по мнению представителей ортодоксального иудаизма (современного, по крайней мере), всем неиудеям необходимо соблюдать так называемые вполне конкретные "Семь заповедей потомков Ноя ", которые трактуются весьма широко, то есть эти заповеди довольны емкие. Среди них нет заповеди о запрете употребления крови. Есть, правда, довольно необычная в своей формулировке заповедь, а именно: "Запрет употребления в пищу плоти, отрезанной от живого животного", которая трактуется еще и как запрет на жестокое отношение к животным в широком смысле.
Добавьте Ваш комментарий
400 символов максимум
Защита от спама. Введите сумму чисел: 6 плюс 1 =