28.10.2014
Скачать в других форматах:

Х.Г.Л. Пейлс

Как может Бог любви применять насилие?

 

Упоминание о насилии, особенно в Ветхом Завете, является камнем преткновения для многих людей. Такая проблема действительно существовала на заре истории церкви, а сегодня она стала еще насущнее. Ветхий Завет можно рассматривать как документальное повествование о возникновении Израиля и христианской церкви, он является Словом Божьим на все века. Верующий человек находит в Слове утешение и силу, церковь получает через него руководящие указания для веры и жизни. Поэтому хочется найти в нем слова любви, света и жизни, а не историю насилия.

 

Тем не менее, спустя всего лишь несколько страниц после прекрасного повествования о сотворении мира, начинаются истории о мятежах, убийствах, мести и разрушительном потопе… и это все продолжается до самой последней страницы Библии. Однажды кто-то провел статистические подсчеты, и теперь данные этих подсчетов упоминаются, где только можно: Ветхий Завет содержит 600 отрывков об убийствах, 100 текстов, в которых Бог дает повеление об уничтожении, и 1000 отрывков, которые говорят о Божьем гневе, наказании и войне. На страницах Библии кровь течет рекой. Начиная от крови Авеля, которая взывает к небесам, в первой книге Библии – Бытие, до обращения к Богу об отмщении за пролитую кровь праведников в последней книге Библии – Откровение. После таких повествований многие читатели разуверились в Библии. Разве Писание не должно быть чем-то наподобие безопасного убежища в нашем мире, который и без того наполнен насилием и страданием? Книга, которая указывает на иной мир, мир шалом, а не мир хамас (еврейское слово, означающее «насилие», которое стало слишком хорошо известным в современной политике)?

 

 

Юридическое определение

 

Словарь дает следующее юридическое определение слова «насилие»: «злоупотребление властью, когда права других людей нарушаются насильственным образом». Очевидно, что это определение несет в себе негативный оттенок. Наши чувства воспринимают насилие, нецелесообразность и злоупотребление властью как практически одно и то же. В прошлом веке мы сталкивались с таким большим количеством подобных примеров, что теперь питаем к ним полное отвращение: Верден 1916 г., Хиросима 1945 г., Руанда 1994 г., Нью-Йорк 2001 г. Насилие, как сейчас, так и раньше, составляет неотъемлемую часть истории человеческого общества. Жестокие конфликты формируют неизменную особенность, за которую необходимо расплачиваться на личном, социальном и всемирном уровне. Выходит ли где-нибудь в свет ежедневная газета, в которой нельзя найти слово «насилие»? Однако важно видеть разницу между видами насилия. Существует вид насилия, которое является злом во всех отношениях, которое преследует только свои цели, не считаясь ни с чем. Но также существует контр насилие, призванное противостать злу, выступить на стороне пострадавших и восстановить справедливость. Насилие, которое применяет педофил по отношению к своим жертвам, абсолютно отличается от физического насилия, которое полиция применяет к нему самому во время ареста. Конечно, в состоянии человеческой греховности часто первое и второе смешивается ужасным образом. Однако мы не можем не признать один важный факт: есть порочное насилие и есть освобождающее насилие. Насилие, которое служит миру хамас, и насилие, которое служит миру шалом.

 

Когда мы сталкиваемся со всеми видами насилия, упоминаемыми в Библии, разве мы не должны, в определенном смысле, испытывать радость по этому поводу?  Какая польза была бы от Библии, исполненной мудрости и благочестивых размышлений об искуплении, которые чужды нашей повседневной реальности? Жизнь многоцветна, трудна и иногда приводит в замешательство. В реальной жизни природное, а также социальное, военное, религиозное и политическое насилие занимает чрезвычайно важное место. Ветхий Завет обращает внимание на эту ежедневную реальность, библейские тексты сосредотачивают внимание на Боге, Который особым образом относится к Своему народу, живущему в этом мире, испытывая сильное стремление к справедливости и миру. Таким образом, Бог в исключительных случаях также использует насилие. Он не относится легкомысленно к греховным поступкам людей: люди испытывают последствия, применение насилия не скрывается. Какая большая радость для всех обездоленных и униженных в нашем мире людей знать о том, что Бог Библии также – более того, особенным образом – озабочен наличием насилия. Это означает, говоря словами богослова Кайтерта, что насильник не будет вечно злоупотреблять своей безнаказанностью.

 

 

Основное правило

 

Очень важно увидеть тему насилия в Ветхом Завете в правильном свете. Несмотря на то, что насилие во всех своих видах присутствует в Ветхом Завете, вопрос заключается в том, как и почему появляется это насилие. Иногда после некоторого избирательного рассмотрения «трудных текстов» Ветхий Завет откладывается в сторону как неясная и устаревшая книга. Увидеть искаженную картину намного легче, чем справедливо отнестись ко всему Ветхому Завету.  Говоря откровенно, читая эту книгу, нельзя не заметить основное правило справедливости и мира. Бог сотворил весь мир хорошим, и Он не выпустил этот мир из Своих рук после того, как грех внес раскол во все творение. Вопреки всему злу, жадности и разложению, Бог созидает мир шалом: в Ветхом Завете – через Свой народ Израиль, а в Новом Завете – через Своего Сына Иисуса Христа. Таким образом, говоря новозаветным языком, осуществляется «приход Его Царства». Его первыми словами в этом сотворенном мире были: «Да будет свет», и таким же будет Его последнее слово. Между этими словами Бог указывает нам путь, Он выводит нас из тьмы к свету благодаря Своей совершенной любви к человеку. Однако, для того чтобы привести нас в мир шалом, Бог иногда в этом мире хамас вынужден использовать насилие: контр насилие, чтобы обуздать зло, наказать и извергнуть вон. Действительно, контр насилие является и остается особым видом насилия, но оно необходимо, потому что зло обычно невозможно остановить словами, независимо от того, насколько привлекательно или отталкивающе эти слова звучат.

 

В Ветхом Завете со всей определенностью утверждается, что такой вид насилия безопасен только в руках Бога. Насилие в руках людей очень быстро выходит за рамки и становится бесконтрольным. Довольно удивительным остается тот факт, что Ветхий Завет, несмотря на свою репутацию книги о насилии, категорично выступает против насилия. Это особенно заметно, если провести сравнительное исследование религиозных текстов стран древнего мира, окружавших Израиль. В ассирийских царских рукописях или угаритской мифологии могущественная разрушительная сила иногда превозносится до уровня наивысшей добродетели. Однако в Ветхом Завете насилие никогда не восхваляется. Наоборот, человеческое насилие расценивается как величайшее зло с самого начала своего возникновения в истории Каина и Авеля (Быт. 4). Для того чтобы сдержать распространение этого зла, Бог дает братоубийце знамение: Бог Сам будет поступать как Судья со всяким, кто причинит зло Каину. В этой истории, которую можно считать окном в исторический мир, упоминается в первый раз Божье контр насилие. Утверждение Иисуса о том, что «все, взявшие меч, мечом погибнут» (Матф. 26:52) ясно перекликается с ветхозаветными книгами мудрости. Во всех этих книгах мудрость предостерегает человека о безрассудности насилия и жажды власти. В ветхозаветном законе установлены четкие границы проявления насилия как возмездия за причиненное зло, например, в хорошо известной фразе: «око за око, зуб за зуб». В обществе того времени, когда границы мести не имели границ (как например, в случае с Ламехом (Быт. 4), который похвалялся тем, что отомстит в семьдесят семь раз сильнее за любую несправедливость, ему причиненную), это правило пришло как благословение с небес: только один глаз за глаз и только один зуб за зуб.

 

 

Не одобряется

 

В Ветхом Завете ни в каких ситуациях человеческое насилие не одобряется. Поразительно, как часто цари Израиля и Иудеи сурово критикуются пророками за применение насилия. Например, пророк Нафан обличил Давида, выдающегося царя и основателя иудейской царской династии (2 Цар. 12). Именно Давиду, Божьему избраннику, было запрещено строить дом Богу, потому что царь «пролил много крови». Такая критика было неслыханной в мире древнего Ближнего Востока.  Основатель царской династии по определению всегда был основателем храма.

Стремление к миру шалом укрепляет свои позиции, особенно в пророчествах о грядущих событиях. Ветхий Завет не призывает к захвату этого мира силой, а возвещает о том, что от Сиона выйдет закон, и слово Господне – из Иерусалима, а затем люди найдут убежище под защитой Божьего правосудия. «И перекуют мечи свои на орала, и копья свои - на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать» (Ис. 2). В главе 11 книги пророка Исаии приводится вдохновляющее видение царства мира с образами пасущихся вместе хищных и домашних животных, а также ребенка, играющего у норы змеи. Псалом 45 воспевает дела Божьи, совершающиеся на земле: Он «прекращает брани до края земли, сокрушает лук и преломляет копье, колесницы сжигает огнем». Он говорит: «Остановитесь и познайте, что Я – Бог».

 

 

Наше восприятие Бога

 

Тот факт, что Ветхий Завет решительным образом выступает против насилия, не решает саму проблему насилия, представленную в этой книге, но даже делает большее ударение на ней. Возникает вопрос: как подобная позиция связана с многочисленными библейскими отрывками, в которых, согласно нашему восприятию, Бог употребляет чрезмерное насилие, или в которых люди призываются уничтожать других людей? Примеров множество: великий потоп на всей земле, уничтожение Содома и Гоморры, истребление с лица земли хананеев и амаликитян, пугающие пророчества грядущего суда, ужасные проклятия и ненависть. Если Бог является Богом любви, несомненно, всему этому не должно быть места в Писании! Разве это не противоречит основному библейскому правилу, которое мы в общих чертах изложили ранее? Многие читатели Библии обнаружат, что вопросов становится все больше и больше. Всякий человек, пытающийся найти ответы на эти вопросы, должен делать это с величайшим смирением. Потому что эти вопросы не являются такими, на которые имеются ясные ответы и хорошо сбалансированные аргументы. Демоническая реальность зла чрезвычайно велика, и Бог Библии неисследим. Чрезвычайную важность представляет наша готовность критически исследовать свое собственное восприятие Бога и сравнить его с библейским образом Бога.

 

Нельзя отрицать тот факт, что в прошлом веке в западном мире произошли изменения в восприятии Бога, повлекшие за собою серьезные последствия. Впоследствии это было названо метаморфозой в восприятии Бога. Наступило очевидное завершение непроблематичной беседы о Божьем мщении, Божьем суде и Божьем гневе. Сегодня у многих людей совмещение Божьего характера с идеей насилия вызывает смущение и открытое неприятие. Воспринимаемый образ Бога в определенном смысле утратил категоричность, стал более умеренным, мягким и светлым. Призыв разорвать всякие отношения с прошлым авторитарным восприятием Бога можно услышать повсюду: прочь гнетущие и раболепные образы Бога как Господа, Царя, Судьи и Воина! Ударение должно делаться на Божьем сострадании, любви и благодати. Некоторые даже говорят о «терапевтическом» Божьем образе. Это все очень точно соответствует культуре, которая отводит первостепенное место позитивно настроенному человеку с его независимой свободой выбора и самореализацией. Коллективное мировоззрение, которое присуще многим культурам, а также Библии, стало чуждым для нас. Индивидуум стал нормой и отправной точкой нашего мышления.  Упор делается на положительные эмоции и проявления, а также на идеал преуспевания и безмятежной радости, когда исключаются все причиняющие беспокойство факторы. Вера должна соответствовать человеку и его личному опыту. В таком контексте, хотели бы вы видеть Бога, Который говорит неприятные вещи, требует подчинения, обращения и послушания – Бога, Который иногда даже наказывает и истребляет целый народ в Своем гневе?

 

 

Часть проблемы

 

Несомненно, подобное развитие мысли играет определенную роль в понимании проблемы насилия, с которой мы сталкиваемся на страницах Ветхого Завета. Там, где предшествующие поколения читателей Библии сталкивались с незначительным количеством проблем по этому вопросу, у нас их оказывается несметное множество: наши очки для чтения стали иными. Поэтому чрезвычайно полезно слушать библейское толкование христиан, не разделяющих   западное мировоззрение, которые часто рассматривают проблемы совсем под другим углом зрения. Они также признают ключевую весть Писания о Божьей любви и прощении, но менее склонны противопоставлять ее таким библейским понятиям как мщение и суд. Как представитель племени тутси, чья семья была жестоко убита племенем хуту, понимает ветхозаветные пророчества о грядущем Божьем суде? Как камбоджиец, чье тело обезображено шрамами времени красных кхмеров, понимает проклятия, записанные в книге Псалтирь? Мы можем не уезжать далеко от дома и послушать богослова и преподавателя Йельского университета Мирослава Вольфа, хорвата, который в девяностых годах прошлого века был свидетелем насилия в балканских войнах. Он пишет:

 

«Кто-то может возразить по поводу того, что использование меча недостойно Бога. Разве Бог не есть любовь, долготерпеливая и всемогущая любовь? Встречный вопрос может звучать следующим образом: разве не самонадеянно предполагать, что наша современная сентиментальность относительно того, что совместимо с Божьей любовью, а что нет, намного более здрава, чем та, что была у Божьего народа на протяжении всей истории иудаизма и христианства? (…) Вспоминая свои аргументы касательно самоиммунизации этих делателей беззакония, можно продолжать отстаивать тот факт, что в мире насилия использование меча недостойно Бога. Если бы Бог не гневался на несправедливость и обман, и не привел к окончательному завершению всякое насилие, Он был не бы достоин нашего поклонения. (…) Единственным средством запрещения применения всякого насилия является настойчивое утверждение того, что насилие правомерно «только тогда, когда оно исходит от Бога» (…) Мой тезис о том, что отказ от применения ненасильственных методов требует веры в Божье мщение, будет непопулярен среди многих христиан, особенно западных богословов. (…) Вскоре вы обнаружите, что необходима тишина пригородного дома для того, чтобы родился тезис о том, что человеческий отказ от насильственных методов соответствует Божьему отказу судить. На выжженной солнцем земле, пропитанной кровью невинных людей, этот тезис неизбежно умрет. И созерцая его смерть, будет полезно поразмышлять о многих других приятных увлечениях либерального разума».[1]

 

В Ветхом Завете глубоко укоренено исповедание о сострадательном Боге, Который есть любовь, и Который по этой причине также является Богом-ревнителем (Исх. 34). Обе стороны этого фундаментального исповедания – Божья святая любовь и Божий святой гнев – играют большую роль на протяжении всей истории. Образ Бога, представленный в Писании, заостряет наше внимание на реальности жизни. Завершая ответ на вопрос относительно цели текстов о насилии в Ветхом Завете, необходимо сказать о том, что мы сталкиваемся лицом к лицу с непостижимо огромной силой зла, несправедливости, высокомерия, репрессий и жажды власти. Бог, любящий справедливость и праведность, не остается безучастным, когда они попираются. Бог с полной серьезностью относится к человеку, который совершает несправедливость, и возлагает на него ответственность за содеянное. В этих отрывках мы встречаемся с Богом-ревнителем, Который в Своем святом гневе разоблачает и наказывает всякое зло. В Своем сердце Он питает отвращение ко всему, что идет вразрез с благостью Его творения. Во всем этом выказывается могущественное стремление к миру, справедливости и разрушению власти тьмы. На самом деле, битва ведется, начиная с самой зари человечества, когда Бог сказал змею в раю: «И вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» (Быт. 3).

 

 

Абсолютное отличие

 

Отрывки Ветхого Завета, в которых говорится о насилии, открывают наши глаза на то, Кем еще является Бог любви, и кем являемся мы, люди. Бог абсолютно отличается от нас, Он действует словом и делом. Благодарность Богу - ибо в ежедневной реальности этого мира, в котором дьявол и несчастье, ненависть и смерть постоянно проявляют себя, - «Бога с чистыми руками» невозможно было бы представить. Бог Библии может совершать дела, внушающие страх, ужасающие нас, людей. Но Он никогда не совершает их произвольно и непредсказуемо. Он не использует насилие ради насилия, как это делали боги религий, которые исповедовали соседствующие с Израилем народы, о чем свидетельствуют многие литературные памятники. Так или иначе, Его «насилие» всегда связано с Его ненавистью ко злу, греху и непослушанию. Его вмешательство разрушает триумф лжи. Божье насилие заключено в широкие рамки Его правосудия. Снова и снова повторим, что Его насилие служит восстановлению справедливости и мира.

Именно в этой истине покоится утешение для множества обездоленных и обманутых людей в мировой истории: «Душею моею я стремился к Тебе ночью, и духом моим я буду искать Тебя во внутренности моей с раннего утра: ибо когда суды Твои [совершаются] на земле, тогда живущие в мире научаются правде» (Ис. 26). Все больше и больше мы понимаем, насколько велика любовь Бога, Который отдал все, чтобы спасти этот мир. Благодать, примирение, оправдание, новая жизнь – все эти великие слова Библии сияют еще ярче, когда мы понимаем, что Бог – святой Бог, Который прорывается через наш мир хамас к Своему миру шалом.

 

 

Геноцид? Мстительность?

 

Однако нас все еще беспокоят тексты Ветхого Завета, которые при первом чтении чрезвычайно тяжело понять: печально известные отрывки Писания, упоминания о которых мы постоянно пытаемся избежать в воскресных проповедях. Два наиболее известные из них – это повеление истребить хананеев в седьмой главе книги Второзаконие и заявление о ненависти в Псалме 138. Действительно, геноцид в наши дни является преступлением против человечества, а подстрекание к ненависти правомерно стало уголовным преступлением в нашей стране. Как относиться к Библии, в которой говорится о подобных вещах? А относиться к Библии, прежде всего, следует следующим образом: внимательно читать, терпеливо слушать, справедливо судить. Повеление уничтожить семь народов в Ханаане действительно ужасно. Седьмая глава книги Второзаконие называет это «воздаяние уничтожением». На память приходят мусульманские фанатики джихада. Но одно ли это и то же? Важно обратить внимание на тот факт, что Божье повеление в седьмой главе книги Второзаконие уникально: только там и только тогда Израилю было приказано совершить истребление. Только по отношению к этим семи народам, а не к таким основным врагам, как идумеи и филистимляне (не считая амаликитян, но это уже совсем другая история). Только в тот единственный момент истории и больше никогда. Если рассмотреть этот текст в его широком контексте, можно заметить, что повеление истребить связано с двумя моментами: во-первых, с Божьим сильным отвращением к факту развращенности народов Ханаана и, во-вторых, с Божьей исключительной любовью к Израилю.

 

В жизни хананейских народов происходило что-то невообразимое. Начиная с девятой главы книги Бытие, в истории об алкогольном опьянении Ноя, мы видим, что после проступка Хама по отношению к своему отцу, не сам Хам, а его сын Ханаан подвергнется последующим проклятиям, о которых упоминается в этой истории. В главе 15 книги Бытие Бог говорит Аврааму о долгом пребывании Израиля в Египте: только четвертое поколение должно было вернуться в Ханаан, «ибо [мера] беззаконий Аморреев (собирательное название обитателей Ханаана) доселе еще не наполнилась». Кроме того, во многих других отрывках, как, например, Левит 18 и 20 или Второзаконие 9, 12 и 20 становится более явной ужасная несправедливость и мерзость идолопоклонства хананейских народов. Очевидно, что эти народы, несмотря на многие годы Божьего терпения, последовавшие в результате обетования, данного Аврааму, опустились на самое дно порока и безбожия. Бог желал оградить Свой народ от подобного. Он очень сильно любил Свой народ, с которым заключил завет. Через этот народ Бог решил осуществить Свою цель для всего мира: «Ибо ты народ святой у Господа Бога твоего, и тебя избрал Господь, чтобы ты был собственным Его народом из всех народов, которые на земле» (Втор. 14:2). Никому и ничему не было позволено находиться между Богом и Израилем, особенно злодеяниям хананейских пороков. Земля Ханаана должна была стать местом обитания, где Бог и Его народ могут жить вместе в безопасности. Израиль не должен был оскверниться нравственной и религиозной мерзостью прежних обитателей этой земли. Это ни в коей мере не связано с расовым высокомерием, а относится исключительно к святости Божьего народа. Если бы израильтяне не устояли перед искушением и сами начали совершать подобные злодеяния, Бог бы не пощадил их, но поразил бы таким же изгнанием. Однако именно это и случилось в истории израильского народа. Израильтяне не изгнали большинство хананейских народов и впоследствии поддались соблазну «хананейского» образа жизни, предавшись идолопоклонству и насилию. Конечным результатом этого падения стало ассирийское и вавилонское пленение: земля «извергла» народ. Израиль сам испытал на себе судьбу хананейских народов, пережил то, что раньше случилось с Содомом и Гоморрой, а еще раньше – во времена всемирного потопа. Бог, как и раньше, частично предвосхищает будущий Великий суд, для того чтобы положить конец беззаконию в определенное время и на определенном месте. Не оттого, что это Ему нравится, «ибо Он не по изволению сердца Своего наказывает и огорчает сынов человеческих» (Плач Иер. 3:33). Но при помощи такого контр насилия Бог препятствует злу угрожающе и необузданно распространяться.

 

 

Псалом 138

 

Таким же режущим слух повелением об уничтожении народов (Втор. 7) является проклятие из Псалма 138: «Мне ли не возненавидеть ненавидящих Тебя, Господи, и не возгнушаться восстающими на Тебя? Полною ненавистью ненавижу их: враги они мне». О чем здесь говорит псалмопевец? Его песнь подхватывает нас и возносит ввысь: Бог все видит, все знает, Он в совершенстве знает нас. Согласно этим истинам, псалмопевец заявляет о своей зависимости и говорит о том, что он всецело посвятил себя Богу. Для того чтобы подчеркнуть это последнее утверждение, он признается – исключительно на языке Ветхого Завета – в том, что не имеет ничего общего с безбожниками и «ненавидит» их. Подобное отношение подразумевает полное посвящение Богу и искреннее отвращение к миру зла и «кровожадности». Эти люди являются не личными врагами псалмопевца, а врагами Бога: обратите внимание на порядок слов в тексте. Это пример признания, представленного в негативной форме. Независимо от того, насколько следующее утверждение покажется парадоксальным, но эта ненависть не противоречит библейской этике любви к ближнему, прощения и примирения.

В Псалме 138 записаны слова человека, который принадлежит к Божьему заветному народу. В ветхозаветные времена Божье отношение к этому миру отличалось уникальной концентрацией внимания на единственном народе Израиля, среди которого Он желал пребывать. В псалме представлена актуальная на то время историческая ситуация. Бог заключил Свой завет с Израилем. В древнем мире было принято подтверждать завет перечислением благословений и проклятий. Таким образом, примеры подобного «текста договора» Божьего завета с Израилем можно увидеть в главе 26 книги Левит или в главе 28 книги Второзаконие. Свою «ненависть» к Божьим врагам псалмопевец неразрывно связывает с Божьим заветным проклятием, произнесенным в адрес безбожников. Бог Сам ненавидит всех, кто поступает несправедливо, и презирает всех, кто обманывает и проливает кровь (Пс. 5). «…А нечестивого и любящего насилие ненавидит душа Его» (Пс. 10). Будучи Божьим заветным народом, Израиль имел святую обязанность ненавидеть грех и отвергать всякую нечистоту и безбожие. Грех не должен был утвердиться в Израиле (Пс. 139). Выступая исключительно на Божьей стороне, автор Псалма 138 выбирает мир благословения и благости, истины и справедливости. Автор псалма не берет на себя осуществление справедливости, но в своей молитве он отдает все в Божью руку. Читая подобные заявления, мы также должны принимать во внимание тот факт, что в отличие от нас ветхозаветный верующий едва ли имел какое-либо представление о жизни после смерти. Он также ничего не знал о Судном дне в конце мировой истории, когда Бог восстановит Свою окончательную правду. По этой причине, своим проклятием псалмопевец призывает Бога вмешаться в ход событий в определенном месте и в определенное время и свершить Свое правосудие. Он не может даже представить себе, чтобы безбожие имело решающее слово в его реальности…

 

 

Другое настроение

 

Упомянутые причины означают, что сегодня мы просто не в состоянии молиться так, как это делал Израиль.  Но осуждение таких молитв мира Ветхого Завета будет просто недальновидным. Суть этой молитвы – стремление к установлению справедливости и мира – остается чрезвычайно важной и сегодня. Вы можете ощутить в ней что-то такое, что присутствует в книге «Звездные дети», написанной еврейской писательницей Кларой Ашер-Пинкхоф. Описав, как посреди ночи ухмыляющиеся солдаты СС пересыльного лагеря Вестерборк загоняли сотни испуганных маленьких детей в поезд, отправляющийся в Освенцим, она утверждает:[2]

 

«О, но они отомстят за себя! Будут они живы или нет, они отомстят за себя! Они никому не позволят заглушить крик, доносящийся из их беззубых маленьких ротиков, жалобы, исходящие из их широко открытых глаз, будут изливаться до конца времен! Не будет покоя никому, кто ответственен за это; не будет мира никому, кто тащил младенцев из их теплых домов и бросал на одну кучу обреченных на смерть; не будет ни покоя, ни мира, пока эхо неистового крика этих детей и выражение этих жалобных глаз не затухнет. Эти беззащитные дети сильны. Их сила простирается до края земли, в вечность».

 

 

Отличие

 

Церковь всегда бережно хранила истину о том, что Ветхий Завет является Божьим Словом. Однако из-за текстов, содержащих упоминание о насилии, начались раздаваться голоса о необходимости отвергнуть Ветхий Завет. Во втором веке по Рождеству Христову Маркион первым предложил эту идею в своей книге «Антитезы» («Противоположности»), в которой описал якобы огромные отличия между Ветхим и Новым Заветом, а также между Богом Ветхого и Богом Нового Завета. Он считал, что насилие и месть абсолютно несовместимы с миром, согласием и любовью. На сегодняшний день существует множество последователей его идей в различных вариациях, которые утверждают о якобы существующих противоречиях между Ветхим и Новым Заветом, хотя и не в столь радикальной форме, как в книге Маркиона. Если сопоставить проклятия псалмов и содержание молитвы Иисуса на кресте, такие выводы могут показаться вполне логичными. Кроме того, читая Нагорную проповедь Иисуса («любите врагов ваших», Матф. 5), можно даже обнаружить определенный упрек всякому насилию, упоминаемому в Ветхом Завете. Некоторые богословы говорят о двунаправленном курсе Ветхого Завета: с одной стороны, сталкиваешься с языком насилия, с другой стороны – с языком мира. Последняя тенденция набирает силу, и Новый Завет движется в этом направлении. Однако подобная теория не соответствует реалиям и свидетельствам Ветхого и Нового Завета. Потому что нигде авторы новозаветных книг не критикуют Ветхий Завет. Они используют его как отправную точку в своих рассуждениях, как авторитетное Слово Божье, как это делал Сам Иисус. Они свободно цитируют отрывки из псалмов, в которых содержатся проклятия. Иисус Сам употребляет образы насилия в Своих притчах и предостерегает об опасности ада. В определенный момент Он сравнивает Себя с царем, в присутствии которого будут уничтожены Его враги (Лук. 12). В книге Откровение Агнец и Лев – одна и та же Личность. Когда в главе 12 Послания к Евреям цитируется четвертая глава книги Второзаконие, там говорится о том, что Бог есть огонь поядающий. Можно легко обосновать утверждение о том, что Новый Завет еще более серьезно относится к идее наказания и проклятия, чем Ветхий Завет. В Новом Завете со всей очевидностью становится ясным тот факт, что Божий гнев распространяется на весь мир (Иоан. 3:36; Рим. 1:18). Более того, Божий суд приобретает в нем большую глубину, потому что он назван «вечным», включая ужасную перспективу ада.

 

 

Отсутствие противоречия

 

Между Ветхим и Новым Заветами мы не видим никакого принципиального противоречия, но только ясное отличие. Несомненно, в Новом Завете мы сталкиваемся с меньшим количеством отрывков о насилии. И Новый Завет с большим ударением проповедует примирение и любовь к врагам. Не потому что Божий образ в Новом Завете изменился, а потому что изменилось Божье отношение к Своему народу и к этому миру, и это важное изменение стало возможным благодаря личности и труду Иисуса Христа. Именно в Нем явным образом одержал победу мир шалом, открылось Царство Божье. Оно покинуло границы Израиля и распространилось по всему миру. Уже больше нет исключительного сосредоточения внимания на Израиле, но Бог посредством Евангелия достигает каждого человека. В смерти и воскресении Иисуса Христа явным образом обнаруживается Божья справедливость. В чрезвычайно жестокой смерти Иисуса на кресте мы, люди, примиряемся с Богом. Для того чтобы спасти людей Бог Сам в Своей любви принес жертву. Наибольшее наказание за грех было применено к Иисусу, Он вместо нас понес на Себе Божье проклятие. Все, уверовавшие в Иисуса, спасены, но всякого, отвергающего Его Слово, ожидает наказание в Судный день. В переходный период, в который мы сейчас живем, времени Божьего терпения (2 Пет. 3), Евангелие распространяется по всему миру. Евангелие, которое провозглашал Иисус, является не противопоставлением Ветхому Завету и не признанием его некоей несостоятельности, а выражением и провозглашением новой, решающей фазы в наступлении Божьего Царства в этом мире.

 

Таким образом, церковь умело воинствует не мечом, а оружием молитвы. Государство и церковь   не объединены в одно целое (как было в случае с Израилем в ветхозаветные времена), поэтому церкви нет необходимости применять насилие. Насилие не является инструментом, который используется для установления «государства спасения», Царства, которое наступает во Христе.  Но церковь сражается при помощи Слова. Однако это не исключает положения, что согласно Новому Завету, при угрозе существованию «конституционного государства», Бог может использовать человеческое насилие, чтобы обуздать зло: меч был доверен в руки начальствующих (Рим. 13 и 1 Пет. 2). Таким образом, церковь, молясь за власти и предавая все в руки Божьи, ожидает того дня, когда Божий мир шалом одержит окончательную победу на веки вечные (Откр. 19).

 

 

Об авторе:

Проф. Х. Г. Л. Пейлс является преподавателем ветхозаветных дисциплин в Богословском университете Апельдорна.

 


[1] Мирослав Вольф: Презрение и принятие, Богословское исследование индивидуальности, непохожести и примирения, Нэшвил 1996, стр. 303-304, включая цитату из Генри Атлана «Основание насилия и божественный предмет для подражания» в книге «Насилие и истина: о труде Рене Жирарда», ред. Пол Дюмошель, Stanford University Press 1988, стр. 198-208.

[2] Свободный перевод из голландского издания: «Sterrekinderen» К. Ашер-Пинкхоф, Kok, 2003.

Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Этот материал еще не обсуждался.