17.10.2011
Скачать в других форматах:

Марк Роджерс

«Избавь нас от лукавого»: Мартин Лютер о молитве

 

 

«Нам следует быть осторожными, дабы не пренебречь практикой истинной молитвы, воображая, будто есть более важные (чем молитва) дела, которые, однако, не идут с ней ни в какое сравнение. В противном случае в отношении молитвы мы становимся ленивыми и небрежными, вялыми и безразличными. Восстающий против нас дьявол не отличается леностью и беспечностью, а наша плоть постоянно стремится совершить грех и вовсе не склонна к тому, чтобы пребывать в духе молитвы»[1].

 

Мартин Лютер был пастором-богословом. Богословие этого великого реформатора формировалось в контексте его пасторского служения – учения, участия в общественной жизни, общения с паствой и удовлетворения ее нужд. Ввиду характера жизни и служения Лютера его богословское наследие не отличается систематичностью изложения[2]. О богословских воззрениях реформатора мы знаем в основном из его работ полемического и пасторского характера, а также из сохранившихся до нашего времени текстов проповедей и катехетических наставлений. Некоторым, возможно, не нравится то, что богословие Лютера не представлено в систематической форме. Тем не менее одним из плодов жизни и служения Мартина Лютера является то, что этот выдающийся богослов, который отлично знал библейские языки и обладал глубокими познаниями в области толкования Святого Писания, затрагивал в своих работах множество практических вопросов, рассмотрению которых современные богословы (представители систематического богословия) зачастую не уделяют должного внимания. Например, Лютер написал утешение женщинам, которые пережили выкидыш, ободрение людям, пребывающим на смертном одре, наставление искушаемым, слово поддержки страждущим и многое другое[3]. В своих многотомных произведениях Мартин Лютер рассматривает множество практических вопросов с точки зрения всеобъемлющего библейского богословия как теолог, имея рвение преследуемого врагами реформатора и сердце пастора маленькой поместной церкви.

 

Одной из тем, рассмотрению (написанию трудов и учению) которых Лютер уделял большое внимание, была молитва. В эпоху Реформации произошли огромные изменения в области богословия и церковной жизни. Кроме того, в этот исторический период коренным образом изменилось понимание молитвы и благочестия как руководителями церкви, так и обычными христианами. Как объясняют Филипп и Питер Крей, по мере развития Реформации понимание Лютером посвящения изменилось – «из сугубо монашеской специализации оно (посвящение) превратилось в неотъемлемую часть обычной христианской жизни»[4]. Вследствие изменения богословия начали закрываться монастыри, была отменена практика канонических молитв в установленное время, стали заключаться браки между бывшими монахинями и священниками. В таком контексте возникла необходимость в создании новой парадигмы молитвы.

Мартин Лютер часто писал о молитве, пытаясь научить людей молиться в соответствии с основополагающими принципами евангельского учения. В 1519 году реформатор опубликовал проповедь под названием «О молебне и крестном ходе». Лютер был обеспокоен тем, как народ соблюдал неделю перед праздником Вознесения Христова (ежегодный церковный праздник, во время проведения которого совершались молебны об урожае и проводился крестный ход). В проповеди он фокусировал внимание на том, как необходимо правильно молиться в эти праздничные дни. В том же году Лютер опубликовал работу «Толкование Господней молитвы («Отче наш»)», в которой представлено объяснение «самой сущности молитвы с помощью простых примеров из повседневной жизни человека». В период с 1519 по 1522 год эта работа издавалась на немецком языке тринадцать раз. В 1522 году Мартин Лютер попытался более подробно изложить учение о евангельском благочестии и предоставить людям альтернативу популярным католическим молитвенным книгам в виде собственного «Личного молитвенника». По своей структуре и форме молитвенник Лютера повторял католические молитвенники, содержание которых было изменено в соответствии евангельским богословием, начиная с изложения закона, затем евангелия. а затем молитвы. После принесшего разочарование пасторского посещения приходов в 1527 и 1528 годах Мартин Лютер составил Малый и Большой катехизисы, представлявшие собой пособия, с помощью которых пасторы поместных церквей и отцы семейств могли расширить знания вверенных их попечению людей и улучшить богослужение. Катехизис Лютера, содержание которого было во многом схоже с содержанием «Личного молитвенника», включал объяснение Господней молитвы «Отче наш» и пособие для ежедневной семейной молитвы, ответственными за которую были отцы семейств. Спустя несколько лет к Лютеру за советом обратился его парикмахер. Этот человек хотел узнать, как ему улучшить свою молитвенную жизнь. В результате в 1535 году был опубликован в значительной степени автобиографический совет Лютера относительно того, как поддерживать ежедневную молитвенную жизнь, – книга под названием «Простой способ молитвы»[5]. Реформатор посвятил эту работу «Питеру, мастеру-парикмахеру». На протяжении служения Лютера тема молитвы постоянно прослеживалась в его проповедях. Наиболее явственно это проявилось в проповедях Лютера по главам с 14 по 16 Евангелия от Иоанна (1537 год), в которых зрелое богословие и советы относительно молитвы представлены на более чем двадцати страницах в американском издании его работ[6].

Перечень трудов Лютера, посвященных учению о молитве, не исчерпывается вышеупомянутыми работами. Тем не менее данные тексты представляют собой своеобразную квинтэссенцию учения Мартина Лютера о молитве. Это учение представлено во всех его работах, которые были написаны в период с 1518 по 1538 год, – от проповедей и личных посланий-советов до катехизисов. В данной статье мы рассмотрим эти работы Мартина Лютера, посвященные молитве, и постараемся ответить на два вопроса: что собой представляет богословие молитвы Лютера и в чем заключается практическое применение учения Лютера о молитве.

 

В первой части, посвященной рассмотрению богословия молитвы Лютера, объясняется, как его уверенность в спасении только по благодати и только по вере сформировала его понимание молитвы, а также показывается, каковы, по мнению этого богослова, основные мотивы, побуждающие к молитве. Большая часть этого раздела, в которой рассматривается основной вопрос данной статьи, посвящена рассмотрению учения Лютера о роли молитвы в контексте духовной войны которая, по его мнению, разворачивается вокруг.

 

Во второй части этой статьи рассматриваются практические советы Мартина Лютера относительно молитвы, представленные в его катехизисах, а также показывается, как реформатор с помощью Господней молитвы «Отче наш» призывал христиан развивать собственную молитвенную жизнь, характерными чертами которой должны быть искренность и постоянство. В заключение я подведу итоги и сделаю выводы из учения Мартина Лютера о молитве в контексте современной христианской жизни и служения.

 

Богословие молитвы Мартина Лютера: молитва исключительно во Христе, только по вере, пред лицом дьявола

 

В бытность свою монахом августинского ордена Лютер часто молился. Монахи, согласно уставу, обязаны были соблюдать канонические часы молитв. Однако у Мартина Лютера было много обязанностей[7], выполняя которые он пропускал обязательные в монастыре молитвенные бдения. Для того чтобы восполнить этот недостаток, ему приходилось проводить в молитве без пищи и питья целые воскресные дни. Молитва рассматривалась как обязательство, как действие, посредством которого можно было приобрести и удерживать благоволение Бога. Для Лютера это зачастую было тяжким бременем. Когда же он оставил монашество и начал развивать евангельское богословие, его отношение к молитве изменилось. Молитва больше не представляла собой принудительное доброе дело, которое требуется, чтобы доставить удовольствие папе римскому и удержать благосклонность Бога. Лютер понял, что мы приняты Богом исключительно по Его благодати и только по вере. И эта истина коренным образом изменила молитвенную жизнь Лютера и то учение о молитве, которое он нес другим.

 

Молитва веры

 

Роберт Колб и Чарльз П. Аранд дали отличное определение молитве, в котором отражена суть евангельского учения Мартина Лютера: «Молитва – это беседа ребенка с отцом; ребенка, который доверяет отцу, который зависим от отца, который желает благодарить отца за благодеяния и обращаться к нему с различными просьбами, с отцом, который, в свою очередь, всегда рад услышать свое дитя»[8]. Мартин Лютер больше не считал, что церковные правила и желание приобрести Божье благоволение должны являться побудительными причинами для молитвы. Напротив, он призывал христиан «обращаться (к Богу) с дерзновением и совершенной уверенностью, подобно тому, как дети обращаются к любящему их отцу»[9]. Первые два слова Господней молитвы – «Отче наш» – отображают саму суть учения Лютера о молитве. Обращение к Богу как к Отцу доставляет Ему большую радость, нежели обращение с упоминанием любых других Его титулов. Сердце Бога радуется от того, что мы – Его дети. Лютер учит нас помнить о том, что мы являемся детьми Бога, обращаясь к Нему в молитве. Осознание данного факта укрепляет нашу уверенность в действенности молитвы, усиливает нашу немощную веру и напоминает, что нам следует обращаться к Богу не как к требовательному тирану, но как к щедрому Даятелю всех благ. Например, Лютер призывает молиться следующим образом: «По милости Твоей наполни сердца наши утешительным упованием на Твою отцовскую любовь и позволь нам обладать детской уверенностью, дабы с радостью называть Тебя Отцом, познавая и любя Тебя, обращаясь к Тебе в любых наших бедах»[10].

 

Молитвенное обращение к Богу в качестве Его детей напоминает нам о том, что Он уже принял нас. Этот основополагающий факт молитвы неразрывно связан с основным учением Реформации – оправдание только по благодати и только по вере. Денис Нгьен поясняет: «Бог оправдал нас. По этой причине мы благодаря действию Его действенного Слова провозглашены праведными людьми. Точно так же, когда речь заходит о молитве, мы благодаря Божьему Слову можем быть уверены в том, что Он ответит на наши просьбы и дарует то, о чем мы просим»[11]. Молящиеся грешники должны избавиться от мысли, будто посредством молитв они могут приобрести Божье благоволение. Истина заключается в том, что «мы не достойны того, чтобы получить от Бога просимое, и не способны заслужить этого». На самом деле «мы по причине ежедневных согрешений заслуживаем только Божьего наказания»[12]. В отличие от молитвы «турок, иудеев, монахов и лицемеров», которые приходят к Богу, будучи уверены в том, что благодаря их благочестию Он услышит их молитвы, «настоящая христианская молитва пронизана духом благодати, который говорит: «Я пытался прожить жизнь в меру моих сил и способностей; по этой причине я умоляю Тебя принять во внимание не мою жизнь и поведение, но вспомнить о Своей милости и сострадании, обещанных мне во Христе. По этой причине исполни мое прошение»[13]. Вот почему Христос заповедует верующим молиться во имя Его. Ведь только благодаря Христу, благодаря Его посредничеству мы в состоянии прийти к Богу. Поэтому христиане обращаются к Богу за помощью не на основании каких бы то ни было заслуг, но исключительно благодаря вере, будучи уверенными в том, что Бог примет нас ради заслуг Христа. Благодаря тому что Христос умер за нас, а Бог является нашим Отцом, мы можем предстать пред Ним, будучи уверены в том, что Он Сам желает ответить на все наши прошения. Основа христианской молитвы – вера во Христа.

 

Побудительные причины для молитвы

 

Наряду с определением основания веры Лютер неоднократно приводил несколько примеров библейской мотивации, того, что должно подталкивать христиан к молитве. Во-первых, Лютер часто повторял: люди должны молиться потому, что так повелевает Бог. Мы молимся не потому, что выполнили определенные требования, не только в какое-то определенное время и не потому, что достаточно хороши для этого. «Прежде всего, нам необходимо знать вот что: мы обязаны молиться, потому что так повелевает Бог»[14]. Лютер ссылается на вторую заповедь, на Господню молитву и на многие другие тексты Святого Писания с целью показать, что Бог желает, дабы мы молились. Божье повеление о молитве обладает такой же важностью и обязательностью исполнения, что и повеления не убивать или не прелюбодействовать. Это значит, что данное повеление внушает одновременно и страх, и надежду. Мы не имеем права пренебрегать этой заповедью. «Мы должны понимать, что Бог не шутит и что нас, если мы не будем молиться, ожидает Божий гнев и наказание». С другой стороны, если Бог повелевает нам молиться, мы можем быть уверены в том, что Он «не позволит нашим молитвам быть тщетными, не отвергнет их; ибо если бы Он не намеревался отвечать на наши прошения, то не повелевал бы нам молиться и не подкреплял бы это столь суровой заповедью»[15].

 

Вторая библейская побудительная причина для молитвы заключается в том, что Бог обещает отвечать на наши молитвы. Бог говорит: «И призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня» (Пс. 49:15). Иисус уверяет нас, что Бог даст нам просимое (Матф. 7:7–8). Лютер пишет: «Подобные обетования должны, вне всякого сомнения, воспламенить наши сердца желанием молиться и любовью к молитве»[16]. Таким образом, имея Божье повеление и Божье обетование, мы знаем, что Бог не только призывает нас молиться, но и уверяет в Своем неизменном желании слышать наши молитвы и отвечать на них. Пол Альтхауз хорошо описал эти мотивационные факторы: «Неустрашимая вера обращается к Богу с прошением, потому что она уповает на Его обетования; она получила свою настоящую, решающую и эффективную мотивированную силу благодаря соблюдению благодатной, но в то же время строгой заповеди»[17].

 

Уверенность, черпаемая из Божьей заповеди и Божьего обетования, должна подталкивать христиан к тому, чтобы молиться с верою и дерзновением. Лютер сравнивает Бога с «неиссякаемым источником», из которого тем больше проистекают неисчислимые блага, чем больше он дает. Бог всегда желает даровать нам несравнимо больше того, о чем наша вера позволяет нам попросить. «Он не желает большего, чем то, чтобы мы просили Его о многом, о великих вещах», и гневается, когда мы не просим и не требуем у Него с дерзновением. Его можно сравнить с богатым правителем, который «повелел несчастному бедняку просить у него все, что только тот может пожелать. И царь был готов одарить его самыми роскошными подарками, но неразумный бедняк попросил у него лишь миску постной похлебки». Молясь подобно этому нищему, мы получаем несоизмеримо меньше того, что могли бы получить. И что более важно, молитва без веры представляет собой «весьма оскорбительное и непочтительное отношение к Богу», Который «предлагает и обещает дать нам неисчислимые благословения»[18].

 

Чтобы молиться правильно, с верою, христианин должен помнить о Божьем обетовании. А помня, мы должны «размышлять об этом обетовании и напоминать о нем Богу, и таким образом получать ободрение в том,чтобы молиться с дерзновением»[19]. Вера до такой степени важна для действенности молитвы, что Лютер неоднократно подчеркивает важность произнесения слова «аминь» в конце молитвы. Например, вот какой совет он дает своему парикмахеру:

 

«И наконец, запомни, что слово «аминь» ты всегда должен произносить твердо и уверенно. Никогда не подвергай сомнению того, что Бог по своей великой милости обязательно услышит тебя и ответит «да» на твои прошения. Не думай, будто ты одинок, когда молишься на коленях или стоя. Лучше подумай о том, что весь христианский мир, все благочестивые христиане, стоят рядом с тобой, а ты – среди них, и вместе с ними ты возносишь Богу одно общее прошение, которым Он не может пренебречь. После молитвы не забудь сказать или подумать: «Превосходно, Бог услышал мою молитву, я полностью уверен в этом». Именно это и означает слово «аминь»[20].

 

Обращение к Отцу во имя Христа и завершение молитвы словом «аминь» – все это призвано укрепить веру и побудить людей молиться Богу, Который «предлагает нам много больше, чем мы способны попросить»[21].

 

Третья побудительная причина для молитвы заключается в том, что «Бог берет инициативу в Свои руки и вкладывает в наши уста подходящие молитвенные слова»[22]. Это происходит двумя способами. Во-первых, псалмы и тем более Господня молитва были дарованы нам Богом в качестве образца для наших молитв, чтобы показать и научить, как следует молиться в соответствии с Божьей волей. Мы можем быть уверены в том, что, молясь согласно тому, как Христос учил нас молиться, мы получим просимое от Господа. Во-вторых, Святой Дух направляет нашу молитву. Время от времени, говорит Лютер, нам следует отказываться от нашего привычного способа молитвы, когда «мы поглощены обилием благих мыслей». В подобных случаях мы должны пребывать в безмолвии и слушать, ибо «проповедует Сам Святой Дух, и одно слово Его проповеди несравненно лучше тысячи наших молитв»[23].

 

Четвертая побудительная причина для молитвы, которая неоднократно упоминается в работах Лютера, заключается в том, что христианин остро нуждается в Божьей помощи. В Большом катехизисе Лютер объясняет, почему реформаторы отвергли молитвы монахов и священников: «Ни один из них не думает попросить (у Бога) хотя бы о самом малом… В лучшем случае они только думали о совершении добрых дел как о некой плате Богу, не желая получать от Него, но только давать Ему»[24]. В отличие от монахов и священников, читатели катехизиса должны думать о своих нуждах и приходить к Богу с определенными молитвенными прошениями, четко выражая свои желания. Только в таком случае молитву можно назвать настоящей. Решить проблему отсутствия молитвенной жизни можно, как учил Лютер катехуменов, путем осознания собственной беспомощности. Он пишет: «Мы должны чувствовать нашу нужду, которая побуждает нас вопить от безысходности. В таком случае молитва будет естественной, какой она, по сути, и должна быть. И никому не нужно будет учиться, как подготовиться к молитве или наладить приемлемое молитвенное общение с Богом… Каждый из нас нуждается во многом, хотя мы не осознаем и не видим этого»[25]. В проповеди от 1519 года Лютер обращается с ободрительными словами к тем христианам, которые, временами пребывая под гнетом множества грехов, стыдились молиться Богу, считали, что недостойны обращаться к Богу в молитве. Однако осознание собственной греховности должно быть не препятствием к молитве, но причиной, на основании которой они могут молиться с дерзновением и верой.

 

«По сути мы молимся, потому что недостойны молиться. Тот факт, что мы недостойны молиться и в то же время осмеливаемся молиться с уверенностью, полагаясь всецело на верность Бога, позволяет нам быть достойными того, чтобы обращаться к Богу в молитве, зная, что Он ответит на наши молитвы… Ваша достойность не поможет вам, а недостойность не будет препятствием. Недоверие Богу ведет вас к осуждению, а упование на Бога делает вас достойными и укрепляет в вере»[26].

 

Божье повеление, Божье обетование и Божье наставление в сочетании с осознанием нами своей греховности и нужды в Боге должны побуждать нас к исполненной верою молитвенной жизни.

 

Молитва как орудие духовной войны

 

В исследованиях, посвященных пасторскому служению в эпоху Реформации, много внимания уделено рассмотрению образовательных, социологических, политических и институциональных факторов. Зачастую историки не обращают внимания на один фактор, о котором Лютер упоминал больше, чем кто-либо другой. Этот фактор – дьявол и духовная война. Одной из наиболее характерных особенностей богословия Мартина Лютера является тщательно разработанное им учение о сатане и бесах. Хейко Оберман в своей книге «Лютер: человек между Богом и дьяволом» постарался исправить образ Лютера как первого современного человека, напоминая читателям, что реформатор твердо верил в существование сверхъестественных сил, особенно в Божью силу и реальность сатаны. Оберман представляет Лютера как человека, который верил, что живет в последние дни. Он рассматривал последние дни как времена яростной духовной войны, в которой верующие подвергаются агрессивным нападкам сатаны. Для того чтобы выстоять в этой борьбе, христианам потребуется вера и молитва. Кроме того, Оберман утверждает, что постоянные упоминания Лютером о сатане никоим образом не являются неким пережитком средневековых суеверий. Напротив, это учение – неотъемлемая часть его богословия и образа жизни. Оберман пишет: «Христос и дьявол реальны для Лютера в равной мере. Первый является постоянным Ходатаем за церковь, а второй представляет собой угрозу для человечества до самого конца времен»[27]. Исследование образа дьявола в «Застольных беседах» Лютера, проведенное Карлосом М. Н. Эйром, показывает, насколько большое внимание уделял реформатор этому существу. Эйр отмечает, что в шести томах Веймарского издания «Застольных бесед» представлено 447 упоминаний о дьяволе, что значительно превышает число обсуждений таких тем, как Святое Писание, евангелие, благодать и молитва. Эйр описывает Лютера как «августинского монаха, который рассматривал окружающий его мир в качестве поля битвы, на котором воины Христа (монахи и священники) храбро выступают против орд бесов. Кроме того, Лютер часто ссылался на яркие образы сатанинских искушений, представленных в монашеской традиции, и пользовался ее внушительным арсеналом в собственных духовных борениях». Оставив монастырь, Лютер продолжил эту борьбу, однако со временем переосмыслил ее (в свете евангельского учения). Реформатор писал: «Если каждый христианин является священником Господа, то каждый христианин находится на поле сражения в первых рядах, с новым оружием»[28]. В работах Лютера, посвященных молитве, постоянно прослеживается тема духовной борьбы. К сожалению, в некоторых исследованиях, посвященных Лютеру и его учению о молитве, не сказано ни слова о дьяволе. В большинстве работ эта тема рассматривается поверхностно, несмотря на тот факт, что труды Лютера (посвященные молитве) изобилуют упоминаниями о дьяволе и духовной борьбе[29]. Одной из целей данной статья является глубокое исследование роли дьявола в богословии молитвы Лютера.

 

Восприятие Лютером действий сатаны изменялось, по мере того как изменялось его понимание евангелия. В ранний период Лютер думал, что основная стратегия дьявола – заставить его совершать вопиющие грехи и противиться Божьему закону. Однако, открыв для себя евангельское учение, реформатор понял, как объясняет Эйр, «что сатана искушает его сомнениями, которые представляют собой противоположность вере. Ведь человеку всегда легко усомниться в собственной праведности»[30]. Сатана искушает христиан сомнениями относительно спасения и нападает на совесть, напоминая человеку о том, насколько он грешен. Лютер учит христиан молить Бога помочь им выдержать шквал обвинений и атак обвиняющего их дьявола. В молитвеннике Лютера содержится молитва следующего содержания: «Заграждай уста сего духа лукавого в настоящее время и в час нашей кончины, когда души наши пребывают в терзаниях и борениях. Заграждай уста сего жестокого клеветника, который постоянно обвиняет нас, указывая нам на наши грехи и даже преувеличивая их количество… Не осуждай нас на основании обвинений дьявола или нашей несчастной совести»[31]. Лютер, принявший евангельское учение, был уверен, что верующий спасается исключительно по вере и участвует в сражении веры. По этой причине и мы должны обращаться за помощью к Богу, умоляя Его помочь нам держаться евангелия, когда дьявол пытается разрушить нашу веру.

 

Кроме того, в учении Лютера о сатане произошло еще одно изменение. Оно касалось объекта нападок дьявола. Он понял, что сатана нападает не только на так называемую духовную элиту (то есть монахов, аскетов и священников), но на всех без исключения людей. Эйр пишет: «Лютер-монах считал, что дьявол подвергает жесточайшим нападкам монахов в пределах монастырских стен и келий, Лютер-реформатор был уверен, что дьявол точно так же со всей своей свирепостью нападает на всех, кто принадлежит Христу»[32]. Таким образом, линия фронта духовной войны была передвинута из замкнутого пространства монастырей в дома обычных людей. Каждый верующий является священником, а посему подвергается нападкам сатаны. По сути, чем больше мы приближаемся к Христу, тем яростней сатана обрушивает на нас свои силы. По этой причине все христиане должны быть готовы дать отпор врагу. «Мы, будучи христианами, должны четко осознать, что у нас есть враги – сатана со всеми ангелами тьмы и мир. Нам следует помнить, что противник будет использовать любую возможность, дабы поразить нас. Ибо там, где Слово Божье проповедуется, принимается с верою и приносит плод, будет пребывать и святой, драгоценный крест»[33]. Последнее значительное изменение в учении Лютера о сатане относится к вопросу о том, как христиане должны сражаться с дьяволом. Вместо того, чтобы надеяться на «сакраментальные орудия, такие как, например, святая вода и освященная соль», христиане должны сражаться с помощью Слова Божьего и молитвы веры[34]. В Большом катехизисе Лютер учит, что дьявол постоянно противится всему, о чем Христос в Своей молитве «Отче наш» заповедал нам молиться:

 

«Никто не может даже представить, как сатана противится и препятствует исполнению молитвенных прошений. Он не может вынести, когда люди учат истине или верят в истину. Дьявол испытывает невероятные мучения, когда люди видят всю отвратительность его мерзкой лжи, когда их сердца очищаются от ее нечистоты, и тем самым подрываются основы его царства. Вот почему дьявол, подобно свирепому противнику, обрушивает на нас всю свою мощь»[35].

 

Так как сатана желает расширить пределы своего владычества и влияния, а также постоянно стремится исказить Божьи намерения, верующие должны непрестанно молиться Господу о том, чтобы пришло Его царствие и исполнилась Его воля. Кроме того, Лютер отмечает, что все прошения Господней молитвы «направлены против нашего главного врага, сатаны». Испрашивая у Бога хлеб наш насущный, мы, будучи христианами, противостоим дьяволу, который стремится лишить нас всего, что нам необходимо для жизни и благочестия. Сатана желает не только нанести вред церкви и тем самым нарушить духовный порядок, «но также предотвратить установление на земле какой бы то ни было власти или достойных и мирных отношений», посредством которых и становится доступно все необходимое для жизни человека[36]. Сатана полон решимости лишить человека не только веры, но также и пищи, питья, здоровья, крова над головой. Вот почему Иисус Христос учит нас молиться Отцу о «хлебе насущном». Относительно прошения о прощении долгов Лютер пишет, что все мы постоянно согрешаем, потому что пребываем в грешном мире, а также потому что «сатана стремится поразить нас, осаждает нас со всех сторон… подвергая нападкам все наши молитвенные прошения. Вот почему мы далеко не всегда можем сдерживать бесконечные атаки нашего врага». Объясняя прошение «не введи нас в искушение», Лютер советует катехуменам просить Господа избавить нас не только и не столько от искушений плоти. Так как «дьявол… нападает на нас со всех сторон, особенно в области совести и духовных дел», нам столь же важно молиться о защите от искушений, связанных с неверием и сомнениями[37].

Наконец, рассматривая прошение «избавь нас от лукавого», Лютер предпочитает переводить греческое слово το πονηρο как «от лукавого» (то есть именно от сатаны) вместо «всего лукавого» как общей концепции зла. Объясняя данное прошение, Лютер показывает то, что уже стало очевидным в контексте его истолкования Господней молитвы. Он пишет: «[Данное прошение], по всей видимости, говорит о дьяволе как об олицетворении всего зла, дабы сама суть нашей молитвы была направлена против нашего архипротивника»[38]. В некоторых переводах, которые были сделаны уже после Лютера, – включая KJV (Версия короля Иакова) и ESV (Английская стандартная версия) – представлено прочтение предложения λλ ῥῦσαι μς π το πονηρο как «но избавь нас от всего лукавого». В таком случае το πονηρο является, скорее, абстрактным существительным, нежели существительным, подразумевающим определенную личность. Однако многие современные исследователи соглашаются с Лютером, считая, что прошение, записанное в Евангелии от Матфея, 6:13, подразумевает сатану, «лукавого». К примеру, Д. А. Карсон пишет: «Совершенно очевидно, что упоминание Матфеем искушения (4:1–11) тесно взаимосвязано с дьяволом». Кроме того он указывает, что предлог πό («от») обычно указывает на некую личность[39]. По всей видимости, средневековое мировоззрение Лютера (в котором, в отличие от мышления современного человека, со всей серьезностью отводилось место активной деятельности бесовских сил в нашем мире) помогло ему лучше понять смысл данного текста, изначально подразумеваемый автором, чего не смогли сделать авторы некоторых современных переводов Святого Писания на английском языке. Можно со всей уверенностью сказать, что представления Лютера о дьяволе и его деятельности оказали серьезное влияние на богословие и практику молитвы реформатора.

 

Лютер призывает христиан быть готовыми к тому, что чем больше они будут возрастать в вере и провозглашать евангелие, тем больше сатана будет подвергать их яростным нападкам со своей стороны. Однако не только дьявол противится исполнению Божьего замысла и нашему благу. Это еще и мир, а кроме того, «сатана несказанно рад тому, что в наших собственных сердцах у него есть настоящий союзник – остаток тленного Адама, который по своей природе слишком ленив и немощен, дабы участвовать в духовной битве. Он постоянно отговаривает нас от участия в сражениях, из-за чего особенно трудно выстоять в войне до конца»[40]. Стойкость до конца – вот что всегда является целью, преследуемой Лютером. Но как это возможно, учитывая то, что существует такое множество внешних и внутренних препятствий? Мы никогда не должны думать, что достаточно сильны или опытны, дабы выдержать натиск сатаны с помощью собственных сил и способностей. Ибо «жизнь такова, что сегодня ты стоишь, а завтра падаешь». Кроме того, «даже если в настоящий момент я благочестив, терпелив, добр и тверд в вере, дьявол, тем не менее, способен нанести мне такой сокрушительный удар, от которого я вряд ли оправлюсь, ибо он – противник, который не знает, что такое усталость и что такое отдых. После первой атаки он незамедлительно приступает ко второй»[41].

Лютер не пытается напугать людей религиозной, духовной жизнью. Подчеркивая непрерывность атак дьявола, реформатор никоим образом не стремится деморализовать христиан или вселить в них чувство ложной тревоги. Напротив, Лютер говорит о способностях сатаны и немощи человека для того, чтобы христиане стремились полагаться не на собственные силы, но обращались за помощью к Богу. «Мы слишком слабы по сравнению с дьяволом и всеми бесовскими силами, которые ополчились против нас, пытаясь сломить наше сопротивление». И поскольку это правда, «следовательно, нам ничего не остается, как только сражаться с нашим самым главным противником с помощью непрестанной молитвы. Ибо если Бог не поддержит нас, то мы не сможем выстоять даже в течение одного часа»[42].

 

В проповеди по тексту 16-й главы Евангелия от Иоанна Лютер отмечает, что насколько сатана противится распространению благой вести, настолько же он пытается и отвлечь христиан от молитвы. Дьявол отлично знает, что молитва является мощным орудием и что у нас «нет более крепкой и могущественной защиты от его нападок», чем молитва. Лютер отмечает три особенных подхода, которые использует сатана, дабы отвлечь верующих от молитвы, а также объясняет, с помощью какой стратегии можно противостать дьявольским искушениям. Во-первых, и чаще всего, сатана пытается уверить христиан в том, что сейчас не самое подходящее время для молитвы. Он шепчет нам на ухо: «”Ты еще не готов к молитве! Подожди еще полчаса, подожди еще один день, доколе ты не будешь в лучшем состоянии для молитвы. Прежде чем помолиться Богу, тебе сначала необходимо выполнить незавершенные дела”. И в течение этого получаса он будет делать все, чтобы отвлечь вас от молитвы, так что на протяжении всего дня вы более не подумаете о том, чтобы обратиться к Богу». Во-вторых, сатана постоянно напоминает нам, что мы грешники. Он терзает нашу совесть и отягощает нашу душу сомнениями, доказывая, что мы недостойны даже жизни, не то чтобы получения благ от Бога. В-третьих, сатана пытается посеять в душе христианина сомнения в том, слышит ли его Бог на самом деле, желает ли Он ответить на его молитвы. Дьявол спрашивает верующего: «Мой дорогой друг, зачем ты молишься? Разве ты не видишь и не слышишь, что Бог молчит? Неужели ты действительно веришь, что Он обращает внимание на твои молитвы?»[43] Подрывая веру христиан и заставляя их сомневаться в благости и милости Божьей, сатана закрывает их уста и тем самым одерживает победу.

 

Если мы собираемся выиграть духовную войну, то нам необходимо сражаться с дьяволом с помощью такого оружия, как молитва. Относительно первого препятствия в молитве, упомянутого выше, Лютер пишет:

 

«Вырабатывайте привычку засыпать вечером и просыпаться утром с Господней молитвой «Отче наш» на устах. Кроме того, если позволяет время и место, прежде чем приступить к какому-либо делу, также обратитесь к Господу с молитвой. Таким образом, вы сможете опередить дьявола, удивив его своей молитвой, прежде чем он смог бы догнать вас и заставить повременить с молитвенными прошениями. Ибо намного лучше помолиться сейчас, даже не будучи полностью готовыми к молитве, нежели позже, когда мы совершенно не будем к ней готовы». Что касается второго препятствия, а именно нападок сатаны на совесть христианина, Лютер советует, не обращая внимания на сомнения и мысли о собственной недостойности, все равно продолжать молиться. Даже совершив грех минуту назад, христианин все равно должен обратиться к Богу в молитве, не позволяя греху ни на секунду воспрепятствовать его молитвенному общению с Отцом. Если мы думаем, что сможем помолиться Богу, когда будем готовы или достойны, то наши ожидания напрасны. Этого никогда не произойдет. Снова повторюсь, Лютер указывает на наши грехи не для того, чтобы показать, до какой степени мы недостойны обращаться к Богу, но, напротив, для того, чтобы мы обратились за помощью к Богу благодати и милосердия. Рассматривая вопрос третьего препятствия в молитве, то есть сомнений в том, слышит ли нас Бог и желает ли ответить на наши молитвы, Лютер перечисляет три библейские побуждающие причины для молитвы, о которых упоминалось ранее. «Вы сможете дать отпор дьяволу и отвергнуть всю его ложь, если ваша молитва будет основана на трех главных вещах – Божьем повелении, Божьем обетовании и учении Христа о молитве. Эти истины дьявол попросту не способен ни отвергнуть, ни отменить»[44]. Из вышесказанного видно, как молитва и Святое Писание тесно взаимосвязаны в пасторском богословии Лютера, дабы противостоять наступлению сатаны. В тот момент, когда дьявол обвиняет нас, указывая на совершенные нами грехи, или пытается заставить нас сомневаться в благости Бога, мы должны обращаться не к собственным внутренним ощущениям снисхождения Божьего благоволения или к собственной внешней праведности, но к истине Божьего Слова. Божье повеление и Божье обетование – единственное незыблемое основание для нас в продолжающемся сражении веры.

 

Практические советы

 

Как Малый, так и Большой катехизис были написаны Мартином Лютером вскоре после возвращения из пасторского путешествия по Германии, которое продолжалось с 1527 по 1528 год. Незнание подавляющим числом людей учения Святого Писания и богослужебная практика, которая так и не была приведена в соответствие с библейскими принципами, поразили Лютера до глубины души. Увиденное во время посещения поместных церквей побудило его составить катехизисы[45]. Эти пособия предназначались для повышения уровня библейской грамотности среди обычных христиан и для распространения евангельского понимания Святого Писания. Вильям Р. Рассел пишет: «Лютер был убежден, что цель катехизиса – научить христианина правильно молиться»[46]. Конечная цель – истинное благочестие, или правильная жизнь пред Богом в свете евангельской истины. Густав К. Венке, рассматривая работу Лютера «Простой способ молитвы», соглашается с Расселом в том, что эта книга « показывает непреходящее значение катехизиса и возможность использовать его на протяжении всей жизни не как сборник доктрин, но как ежедневный ресурс для молитвы»[47].

 

Малый катехизис представляет собой наставление в вере. В этом пособии последовательно рассматриваются Десять заповедей, Апостольский символ веры и Господня молитва. Логическое обоснование того, что катехизис имеет именно такую структуру, представлено Лютером в одной из его ранних работ. Во-первых, человек сначала должен узнать, что от него требует Бог (то есть Десять заповедей). Во-вторых, осознав свою неспособность выполнить в совершенстве требования Божьего закона, мы должны узнать, к кому обратиться за помощью и где обрести благодать (Апостольский символ веры). В-третьих, мы должны узнать, как нам обрести силу, необходимую для христианской жизни (Господня молитва)[48]. Лютер сравнивал данный процесс, через который должны пройти все катехумены, с процессом, в ходе которого определяется диагноз болезни, предписывается лекарство и происходит лечение. Тимоти Венгерт кратко описывает этот процесс следующим образом: «Все эти шаги, от диагноза состояния человека (грех) посредством закона до лечения с помощью провозглашения Божьей милости и благодати, а также принятия лекарства посредством молитвы, красной нитью проходят как через весь катехизис Лютера, так и через его личную молитвенную жизнь»[49]. Лютер считал, что молитву необходимо изучать в контексте закона и евангелия. Молитва представляет собой средство, с помощью которого мы обращаемся за помощью к Богу, чтобы повиноваться постановлениям Его закона и держаться евангелия. Молитва, по мнению Лютера, должна быть пронизана евангелием. Основное предназначение молитвы заключается не в получении ответа на прошения, связанные с материальными, временными нуждами. Главная польза от молитвы – это обретение силы, необходимой для стойкости в вере и для распространения евангельской вести. Катехизис Лютера как раз и учит людей молиться подобным образом.

 

Лютер составил катехизис для того, чтобы его могли использовать в качестве учебного пособия главы семей для наставления жен и детей. Например, в начале раздела, посвященного Господней молитве, стоит такой подзаголовок: «Господня молитва: в максимально доступной форме, как глава семьи должен представить ее своим домочадцам»[50]. В другом разделе мы читаем: «Как глава семьи должен научить своих домочадцев произносить утренние и вечерние молитвы»[51]. На отцов действительно возлагалась обязанность научить детей молиться. Лютер знал: для того чтобы евангельская вера могла укорениться в жизни людей, евангельское богословие и благочестие должны проникнуть в их дома. Малый катехизис сделал это очевидным, особенно в том, что главы семейств призывались наставлять в вере своих домашних[52].

 

Господня молитва была основой учебного пособия Лютера. Он сделал ее своеобразным каркасом своего учения о молитве, представленного как в катехизисе, так и в остальных его работах о молитве. Кроме того, Лютер считал эту молитву крайне полезной для собственной молитвенной жизни. Однажды он сказал, что эта молитва даже лучше милой его сердцу Псалтири. Лютер учит, что Господня молитва призвана побудить нас приходить к Богу с новыми прошениями на основании принципов, представленных в этой молитве, вместо механического ее повторения. Он призывает читателей размышлять над смыслом прошений и на их основании обращаться к Богу с нуждами, о которых напоминает нам Святой Дух. В книге «Простой способ молитвы» Лютер также призывает христиан молиться на основании Десяти заповедей, используя их в качестве руководства к молитве. В качестве примера он ссылается на собственный опыт: «Я разделяю каждую заповедь на четыре основные части, так что получается своеобразное ожерелье из четырех нитей. Во-первых, я думаю о каждой из десяти заповедей как о наставлении. Ведь заповедь и предназначена для того, чтобы служить в качестве наставления. Она показывает человеку, чего требует от него Бог. Во-вторых, я превращаю заповедь в благодарение; в-третьих – в исповедание; в-четвертых – в молитву»[53]. Если позволяет время, продолжает Лютер, можно аналогичным образом разобрать и Апостольский символ веры. В таком случае весь катехизис превращается в полезный молитвенник.

 

По мнению реформатора, молитва ни в коем случае не относится лишь к области частной жизни человека. Поэтому на каждом богослужении должны произноситься молитвы благодарения и прошения. По сути, Лютер называет молитву одним из признаков церкви: «Собрание христианской общины не может проводиться без проповеди Слова Божьего и молитвы, какими бы непродолжительными они ни были»[54]. Когда церковная община, члены которой постоянно подвергаются нападкам сатаны, собирается вместе, она должна единодушно возносить общую молитву Богу, «ибо действительно у земной христианской церкви нет более могущественной силы или более действенного оружия против всего того, что ей противостоит, чем такая общая молитва»[55]. Об этом сказано в катехизисе, так происходит и в богослужении; молитва веры является следствием провозглашения евангельской истины. После слушания проповеди Слова Божьего община должна «единодушно возблагодарить Господа, и прославить Его, и молиться о том, чтобы Слово принесло плоды»[56]. Общая молитва церкви, как считал Лютер, является очень важной и могущественной и ею нельзя пренебрегать, если отдельный христианин или церковь в целом желает устоять в сражении веры[57].

 

Хотя Лютер высоко ценил общую молитву, использование записанных молитв и запоминание библейских текстов в качестве подспорья к молитве, он, тем не менее, выступал категорически против так называемых «бессмысленных повторений». Он осуждал «бормотание и мычание, которые выдавались за настоящие молитвы церкви», но не имели никакого отношения к истинной молитве. Ежедневное повторение одной и той же молитвы далеко не всегда является чем-то плохим и вредным, и Лютер поощряет такую практику в своем катехизисе. Тем не менее, он расценивает использование записанных молитв как полезное лишь в том случае, если такое использование является правильным. Молитвы подобного рода предназначены в качестве «упражнения для детей, подростков и простолюдинов». Цель же этих упражнений – научить христиан непрестанно обращаться к Богу в любых жизненных обстоятельствах. «Молиться… значит обращаться к Богу в любой нужде»[58]. Основной целью, которую преследует Лютер, не является лишь запоминание содержания катехизиса. Ведь катехизис – это всего лишь точка старта, он предназначен для подготовки христианина к молитвенной жизни. Лютер призывает к образу жизни, который характеризуется молитвой. Верующие «должны развить привычку ежедневно молиться о нуждах – как своих, так и окружающих нас людей»[59]. Мы должны «приучить себя начинать и завершать день молитвой»[60]. Лютер настоятельно советует верующим руководствоваться прошениями Господней молитвы и таким образом развивать молитвенную жизнь, которая характеризуется верностью и постоянством.

 

Заключение

 

Из работ Мартина Лютера о молитве многому можно научиться. По мнению реформатора, молитву необходимо возносить Богу только в вере во Христа, с дерзновением Божьих чад, постоянно используя ее в качестве действенного средства против дьявола и его лукавых замыслов. К сожалению, слова «Во Имя Иисуса», которые произносят в конце молитвы, превратились в своеобразное молитвенное клише, зачастую означающие для молящегося лишь то, что он может открыть глаза. Лютер напоминает нам, что единственный путь обращения к Богу – молитва во Имя Иисуса Христа. Реформатор на основании Святого Писания объясняет, как мы, зная о своем положении во Христе, можем молиться с невероятным дерзновением и уверенностью. Регулярное чтение пронизанных евангельским духом работ Лютера, несомненно, будет способствовать укреплению веры и молитвенной жизни современных христиан[61].

 

Мартин Лютер хорошо известен за свой язвительный сарказм, грубые выражения, а иногда и едкую полемику. Эти факторы могут затмить собой мягкие призывы Лютера к грешникам со слабой совестью и немощной верой. В работах Лютера о молитве раскрывается его понимание религиозного опыта, коим не обладаю многие из богословов двадцать первого столетия. Подчеркивание Лютером важности нашего положения как возлюбленных детей Божьих, пребывающих пред лицем своего дорого Отца, а также его терпеливые советы христианам, которым трудно устоять в сражении веры, указывают на его пасторское сердце и способность раскрыть то важное значение, которое содержится в таких общеизвестных словах, как «Отец» и «аминь». Пасторы и богословы могут извлечь неоценимую для себя пользу из изучения такой пасторской стороны характера и работ Лютера.

В то время как работы Лютера полезны во всех ранее упомянутых сферах, наверное, наиболее значительным вкладом в современное понимание молитвы является его отношение к дьяволу и духовной войне. Параллельно с призывом Лютера к молитве всегда слышится напоминание о нашей зависимости от Бога. Слишком часто христиане считают себя сильными и самостоятельными. Слишком часто мы забываем о собственной немощи и могуществе нашего противника. По причине этой греховной самонадеянности многие церкви не обращаются с молитвенными просьбами к желающему их услышать Богу. Многие в церкви позабыли о том, что находятся в состоянии войны, и поэтому редко взывают в отчаянии к Господу за помощью.

Как подытоживает Леонард Людвиг, работы Мартина Лютера «представляют собой не отвлеченные разглагольствования на тему молитвы, но опыт человека, жизнь которого пронизана духом молитвы»[62]. Работы Мартина Лютера, пастора-теолога, представляют собой яркий пример богословия, выкованного и закаленного в печи пасторского служения, личного посвящения Богу и ревностного исследования Святого Писания. Учение Лютера о молитве выдает в нем человека, который знает толк в молитве. Во время проведения Аугсбургского сейма в 1530 году Вейт Дитрих, друг Мартина Лютера, написал Филиппу Меланхтону письмо из Кобургского замка, в котором скрывался Лютер:

 

«Мне крайне трудно выразить словами, до какой степени я восхищаюсь стойкостью Лютера, его верой и упованием на Бога, а также тем, как он радуется в такое сложное для него время… Нет и дня, когда бы он не уделил молитве по крайней мере три часа, которые лучше всего подошли бы для исследований и обучения. Однажды мне посчастливилось услышать, как он молится. Благой Боже, какова же вера в его словах! Он молится с глубочайшим почтением, понимая, что обращается к самому Богу. Он молится с надеждою и верой, осознавая, что обращается к своему Отцу и Другу»[63].

 

Чтение работ Лютера позволяет нам не только глубже погрузиться в молитвенную жизнь, но также напоминает о том, что говорить о Божьем хорошо получается лишь у тех, кто на самом деле познал Бога, о Котором он говорит.

 

 

 

 

Марк Роджерс – соискатель докторской степени в области исторического богословия Евангельской богословской семинарии «Тринити» (Диерфилд, Иллинойс).

 

Богословский журнал «Themelios» 34.3 (2009 год): стр. 335–347

 

 


[1] Maртин Лютер, A Simple Way to Pray, 1535, в Luther’s Works (далее LW) (под общей редакцией Ярослава Пеликана и Гельмута Т. Лемана; 55 томов; Philadelphia: Fortress, 1958–1986 гг.), 43:194; D. Martin Luthers Werke: Kritische Gesamtausgabe (Weimarer Ausgabe) (далее WA) (127 томов; Weimar: Bцhlau, 1883–1993 гг.), 38:359.30–35.

[2] Бернард Лос отмечает именно этот момент в своей работе, посвященной богословию Мартина Лютера (Martin Luther’s

Theology: Its Historical and Systematic Development [Minneapolis: Fortress, 1999]). Его книга состоит из двух основных частей. Первая часть – рассмотрение жизни и служения Лютера в хронологическом порядке, вторая часть – рассмотрение собственно его богословия. Таким образом, автор попытался рассмотреть развитие богословия Мартина Лютера в контексте исторических обстоятельств его жизни.

[3]Например, работы Мартина Лютера Comfort for Women Who Have Had a Miscarriage, 1542, LW 43:243–250; WA 53:205–208; That Parents Should Neither Compel nor Hinder the Marriage of Their Children and that Children Should not Become Engaged Without Their Parents’ Consent, 1524, LW 45:379–393; WA 15:163–169; Whether One May Flee From the Deadly Plague, 1527, LW 43:113–138; WA 339–379; That a Christian Should Bear His Cross with Patience, 1530, LW 43:179–186; WA 32:547–548; A Sermon on Preparing to Die, 1519, LW 42:95–115; WA 2:685–697.

[4] Под общей редакцией Филиппа Д. В. Крея и Питера Д. С. Крея, «Издательское введение к третьей части» в Luthers Spirituality (New York: Paulist, 2007), стр. 184.

[5] Пример отличного пасторского применения этой работы представлен в статье Карла Трумена A Lesson from Peter the Barber, Themelios 34 (2009): стр. 3–5.

[6]Maртин Лютер, On Rogationtide Prayer and Procession, 1519, LW 42:83–93; WA 2:175–179; An Exposition of the Lord’s Prayer for Simple Laity, 1519, LW 42:15–81; WA 2:80–130; Personal Prayer Book, 1522, LW 43:3–45; WA 10II :375–428; The Small Catechism (1529), в The Book of Concord: The Confessions of the Evangelical Lutheran Church (под общей редакцией Роберта Колба и Тимоти ДВенгерта; Minneapolis: Fortress, 2000), стр. 345–376; The Large Catechism (1529), в The Book of Concord, стр. 377–480; A Simple Way to Pray, LW 43:187–211; WA 38:358–375; Sermons on the Gospel of St. John, Chapters 14–16, 1537–1538, LW 24:1–422; WA 45:465–733, 46:1–111.

 

[7] Людвиг Леонард, Luther, Man of Prayer: As a Fellow Christian, в Interpreting Luther’s Legacy: Essays in Honor of Edward C. Fendt (под общей редакцией Фреда ВМесера и Стэнли ДШнайдера; Minneapolis: Augsburg, 1969), стр. 163–165; Роланд Бейнтон, Here I Stand (Nashville: Abingdon-Cokesbury, 1950), стр. 195.

 

[8] Роберт Колб и Чарльз ПАранд, The Genius of Luther’s Theology: A Wittenberg Way of Thinking for the Contemporary Church (Grand Rapids: Baker, 2008), стр. 214.

[9] М. Лютер, Малый катехизис, Господня молитва «Отче наш», Книга согласия, стр. 356.

[10] МЛютер, Personal Prayer Book, LW 43:29; WA 10II :395.20.

[11] Денис Нгьен, Luther as a Spiritual Adviser: The Interface of Theology and Piety in Luther’s Devotional Writings (Waynsesboro, GA: Paternoster, 2007), стр. 112.

[12] М. Лютер, Малый катехизис, Господня молитва «Отче наш», Книга согласия, стр. 358.

[13]МЛютер, Sermons on the Gospel of St. John, LW 24:88; WA 45:541.3–9.

[14] М. Лютер, Большой катехизис, Господня молитва «Отче наш», Книга согласия, стр. 441.

[15] Там же, стр. 443.

[16] Там же.

[17]Пол Альтхауз, The Theology of Martin Luther (перевод Роберта С. Шульца; Philadelphia: Fortress, 1966), стр. 366.

[18] М. Лютер, Большой катехизис, Господня молитва «Отче наш», Книга согласия, стр. 447.

[19] МЛютер, On Rogationtide, LW 42:87; WA 2:175.7–9.

[20] МЛютер, A Simple Way to Pray, LW 43:198; WA 38:362.30–36.

[21] МЛютер, On Rogationtide, LW 42:87; WA 2:175.17–18.

[22] М. Лютер, Большой катехизис, Господня молитва «Отче наш», Книга согласия, стр. 443.

[23] МЛютер, A Simple Way to Pray, LW 43:198; WA 38:363.11–15.

[24] М. Лютер, Большой катехизис, Господня молитва «Отче наш», Книга согласия, стр. 443–444.

[25] М. Лютер, Большой катехизис, Господня молитва «Отче наш», Книга согласия, стр. 444.

[26]МЛютер, On Rogationtide, LW 42:87; WA 2:175.129-37.

[27] Хейко АОберман, Luther: Man between God and the Devil (перевод Эйлин Валлизер-Шварцбарт; New Haven: Yale University Press, 1989), стр. 104.

[28] Карлос МНЭйр, ‘Bite This, Satan!’ The Devil in Luther’s Table Talk, в Piety and Family in Early Modern Europe: Essays in Honour of Steven Ozment (под общей редакцией Марка Р. Форстера и Бенджамина Д. Каплана; Burlington, VT : Ashgate, 2005), стр. 74–75.

[29] Например, Мартин Е. Леман в своей работе Luther and Prayer (Milwaukee: Northwestern, 1985) ни разу не упоминает о дьяволе. В недавно опубликованной статье Тимоти Венгерта, посвященной учению о молитве в Большом катехизисе Лютера, только в двух параграфах упоминается об отношении реформатора к дьяволу, а также о «серьезной эсхатологической борьбе, в которой используется молитва» в богословии Лютера (Luther on Prayer in the Large Catechism, в The Pastoral Luther: Essays on Martin Luthers Practical Theology [под общей редакцией Тимоти Д. Венгерта; Grand Rapids: Eerdmans, 2009], стр. 197). Чарльз П. Аранд в своей работе That I May Be His Own ([Saint Louis: Concordia, 2000], стр. 165–166) посвящает рассмотрению учения Лютера о Господней молитве «Отче наш» в Большом катехизисе две страницы. Молитва, как он пишет, является, по мнению Лютера, чрезвычайно важным орудием в борьбе веры и неверия, Бога и и сатаны. Кроме того, Аранд отмечает следующее: «Теме духовного сражения в толковании Господней молитвы «Отче наш» Лютера… уделяется самое пристальное внимание практически с первых строк». Хотя в работе Обермана, посвященной жизни Лютера, есть достаточно данных о том, как тот молился и рассматривал дьявола, тем не менее этот исследователь не уделил должного внимания рассмотрению роли дьявола в богословии молитвы Лютера.

[30] Карлос МНЭйр, The Devil in Luther’s Table Talk, стр. 79.

[31] М. Лютер, Personal Prayer Book, LW 43:36; WA 10II :104.16–21.

[32] Карлос МНЭйр, The Devil in Luther’s Table Talk, стр. 90.

[33] М. Лютер, Большой катехизис, Господня молитва «Отче наш», Книга согласия, стр. 448–449.

[34] Карлос МНЭйр, The Devil in Luther’s Table Talk, стр. 90–91.

[35] М. Лютер, Большой катехизис, Господня молитва «Отче наш», Книга согласия, стр. 448.

[36] Там же, стр. 451.

[37] Там же, стр. 452, 454.

[38] Там же, стр. 435.

[39] Д. А. Карсон, Matthew, в The Expositors Bible Commentary 8 (Grand Rapids: Zondervan, 1984), стр. 174. Смотрите также работу Стенли Хауэрваса Matthew (Brazos Theological Commentary on the Bible; Grand Rapids: Baker, 2006), стр. 79–80; а также работу Р. Т. Фрэнса The Gospel of Matthew (NICNT; Grand Rapids: Eerdmans, 2007), стр. 251.

[40] МЛютер, Sermons on the Gospel of St. John, LW 24:383; WA 46:76.18–20.

[41] М. Лютер, Большой катехизис, Господня молитва «Отче наш», Книга согласия, стр. 453, 455.

[42] М. Лютер, Большой катехизис, Господня молитва «Отче наш», Книга согласия, стр. 444, 455–456.

[43] МЛютер, Sermons on the Gospel of St. John, LW 24:385, 386; WA 46:78.15–18, 46:79.11–13.

[44] МЛютер, Sermons on the Gospel of St. John, LW 24:387, 388; WA 46:79.28, 46:81.1–4.

[45]Больше информации относительно пасторского путешествия Лютера (1527–1528 гг.) представлено в книге Сьюзен СКарант-Нан Luther’s Pastors: The Reformation in the Ernestine Countryside (Philadelphia: American Philosophical Society, 1979), стр. 8–30.

[46] Вильям Р. Рассел, Luther, Prayer, and the Reformation, в Word & World 22 (Winter 2002): стр. 50.

[47] Густав K. Венке, «Предисловие редактора» к книге A Simple Way to Pray, LW 43:190.

[48] МЛютер, Personal Prayer Book, LW 43:13; WA 10II :377.4–13.

[49] Т. Венгерт, Luther on Prayer, стр. 183.

[50] М. Лютер, Малый катехизис, Господня молитва «Отче наш», Книга согласия, стр. 356.

[51] М. Лютер, Малый катехизис, Таинства, Книга согласия, стр. 363.

[52] М. Лютер, Большой катехизис, Предисловие, Книга согласия, стр. 383.

[53] МЛютер, A Simple Way to Pray, LW 43:200, 208; WA 10II :361.18.

[54] M. Лютер, Concerning the Order of Public Worship, 1523, LW 53:11; WA 12:35.19–21.

[55] M. Лютер, A Treatise on Good Works, 1520, LW 44:71; WA 6:239.3–4.

[56] МЛютер, Concerning the Order of Public Worship, LW 53:12; WA 12:36.12–13.

[57] Больше информации о взгляде Лютера на молитву в церкви можно найти в книге Лемана Luther and Prayer, стр. 94–105.

[58] М. Лютер, Большой катехизис, Господня молитва «Отче наш», Книга согласия, стр. 441.

[59] Там же, стр. 444.

[60] Лютер, A Simple Way to Pray, LW: 43:193; WA 38:359.4–5.

[61] Хотя это и не относится к области наших исследований, тем не менее внимательное изучение записанных молитв Лютера приведет к таким же результатам. Молитвы Лютера представлены в сборнике под общей редакцией Герберта Ф. Брокеринга Luthers Prayers (Minneapolis:Augsburg, 1994).

[62] Людвиг, Luther, Man of Prayer, стр. 163.

[63] Там же, стр. 163.

Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Этот материал еще не обсуждался.

Добавьте Ваш комментарий
400 символов максимум
Защита от спама. Введите сумму чисел: 5 плюс 8 =