24.07.2010
Скачать в других форматах:

Джим Эллис

Достаточное для всех

 

Среди тех, кто в целом принимает учение об ограниченном искуплении, распространено такое объяснение, что «искупление достаточно для всех, но действенно только для избранных». На самом деле, данную терминологию можно найти в работах даже таких уважаемых реформатских богословов, как Ходж, Шедд, Базвелл и других. Хотя ни один  кальвинист не отвергнет утверждения о том, что смерть Христа вполне достаточна для искупления всех людей (если Бог действительно так задумал), я все же считаю такую формулировку двусмысленной и сомнительной.

 

Придерживаться мнения о безграничной подлинной ценности смерти Христа вовсе не означает соглашаться с утверждением, что «смерть Христа была достаточной для всех, но действенной только для избранных». Последнее утверждение, по всей видимости, приписывает Христу цель или намерение умереть вместо всех людей, дабы все получили пользу от результатов Его смерти, таких как искупление или умилостивление. Однако, учение Святого Писания о природе искупления (или кальвинистское понимание ограниченного искупления) не поддерживает это умозаключение. Цель данной работы — показать, что, в конечном счете, эта формулировка бессмысленна и неспособна адекватно объяснить природу искупления. В конечном итоге, она не отличает ограниченное искупление от общего.[1]

 

Почему в обсуждении вопроса об искуплении используется термин «достаточно для всех»?

 

Рассмотрение вероятных причин такого широкого распространения данной формулировки вызывает у нас неподдельный интерес. Во-первых, использование этой формулировки, кажется, позволяет сделать учение об ограниченном искуплении более доступным для понимания обычного человека. Ведь понять данное учение не так-то просто. Большинство людей не желают изучать богословские работы для того, чтобы понять это учение. Они требуют простых ответов (вы должны разложить все по полочкам за три минуты!). Поэтому мы и говорим: «Смерть Господня была достаточной для всех, но действенной только для избранных». Конечно, такое выражение довольно легко запомнить, но в этом случае точность формулировки и ее соответствие Святому Писанию приносится в жертву краткости. Использование этого выражения предвосхищает возражения против учения об искуплении и якобы рассевает все возникающие возражения,  провозглашая всеобщее применение благ искупления. Вместо того чтобы дать правильный ответ, данная формулировка только отклоняет потенциальные возражения, часто оставляя человека неудовлетворенным или, как минимум, вынуждая его, почесывая затылок, самому докапываться до сути вопроса.

 

Следует отметить, что данное выражение использовалось настоящими, последовательными кальвинистами, у которых не было никакого желания отказываться от учения об ограниченном искуплении. Однако само использование данной формулировки серьезными богословами не означает, что она  правильна и полезна. По всей видимости, существует несколько основных причин использования этого выражения. На мой взгляд, наиболее значимыми из них являются следующие:

 

                    Если искупление не для всех, тогда Бог несправедлив.

                    Всеобщий аспект искупления считается необходимым условием для верного донесения Евангелия всем людям.

                    Искупление должно каким-то образом относиться к людям, которые не были избраны Богом, чтобы они не могли оправдать свое неверие.

                    Так же как Личность Христа божественна и бесконечна, таким же является и Его деяние на кресте, поэтому,  Его смерти достаточно для искупления всех.

 

Эти причины, если рассматривать их вместе, а не по отдельности, могут предоставить рациональное обоснование формулировки «достаточно для всех». Однако я надеюсь показать, что при отдельном рассмотрении каждая из вышеизложенных причин оказывается либо несущественной, либо нуждается в пересмотре. Давайте рассмотрим каждую из этих причин отдельно.

 

Во-первых, существует опасение, что люди будут считать Бога несправедливым, если искупление не предназначено для всех. Ответ: милость, которая оказана отдельным людям, а не всем, нельзя считать несправедливостью. Как предположил Р. С. Спраул, все возможные Божьи действия можно отнести к двум категориям:  справедливость и не справедливость. Категорию не справедливости можно разделить на две части: несправедливость и милость. Милость — это не справедливость. Более того, милость — это не несправедливость. Бога нельзя обвинить в несправедливости. Мы склонны считать, что если Бог не относится ко всем одинаково, не относится милостиво ко всем людям, тогда Он несправедлив. Однако, такие рассуждения неверны по своей сути. Они являются отличным примером того, как грехопадение Адама и Евы повлияло на человеческую способность думать правильно. Такие рассуждения не соответствуют ни учению Святого Писания, ни логике.

 

Во-вторых, всеобщий аспект искупления считается необходимым условием для верного донесения Евангелия всем людям. Ответ: истина Евангелия должна быть провозглашена всем людям. Например, вот таким образом: «Все люди пребывают под Божьим проклятием и обречены на мучения в аду из-за своих грехов. Человек может обрести спасение только верою во Христа. По милости Божьей все верующие в Него прощены и спасены. Веруйте в Господа Иисуса Христа и будете спасены!» Очевидно, что эта истина не зависит от всеобщего желания искупления. На самом деле, пределы искупления, его достаточность или действенность не связаны с Евангельским посланием.

 

Согласно Д. А. Пакеру, «проповедь Евангелия — это не послание людям о том, что Бог любит каждого из них, и что Христос умер, дабы все были спасены. Знание о том, что человек является объектом Божьей вечной любви и искупительной смерти Христа, относится к области личной уверенности... которая исходит из факта личной веры, а не предлагается людям в качестве причины поверить в Бога».[2]

 

Как сказал Джон Оуэн:

 

«Никто из призванных Евангелием людей точно не знает, для кого смерть Христова, в соответствии с целью и предназначением Бога, действенна, однако, каждый из них твердо убежден в том, что смерть Христа будет полезной лишь тем, кто уверует в Него и будет повиноваться Ему».[3]

 

Задача проповедника — объяснить человеку, почему ему нужен Христос, указать на достаточность Его спасения и показать, что Он предлагает Себя в качестве Спасителя всем, кто на самом деле обратится к Нему. Если вы провозглашаете послание, которое укоренено в учении об искуплении, доступном для всех людей, тогда вы не проповедуете Евангелие Святого Писания.

 

В-третьих, искупление должно каким-то образом относиться к людям, которые не были избраны Богом, дабы они не могли оправдать свое неверие. Ответ: если смерть Христа не достаточна для всех без исключения людей, тогда можно ли нас винить за наше греховное состояние? Не были бы мы все еще вынуждены говорить: «У нас нет оправданий»? Почему мы должны думать, что только благодаря искуплению, которое доступно для всех, люди не смогут оправдать свое неверие? Апостол Павел никогда не рассматривал искупление как средство, с помощью которого люди не смогут оправдать свое неверие или как основание для их осуждения! Искупление не предназначено для того, чтобы лишить людей оправданий, а для того, чтобы спасти некоторых из тех, кто и так не может оправдать себя пред Богом. Учение об ограниченности искупления (или партикулярности искупления – прим. перев.) не нуждается в оправдании точно так же, как и ограниченная природа действенного призвания или безусловного избрания. Можем ли мы применить аналогичную формулировку в отношении этих доктрин, например, сказать: «Действенное призвание достаточно для всех, но действенно только для избранных» или: «Божье безусловное избрание достаточно для всех, но действенно только для избранных»? В данном случае, на мой взгляд, хорошо видна вся бессмысленность таких заявлений.

 

В-четвертых, так же как Личность Христа божественна и бесконечна, таким является и Его деяние на кресте, поэтому, Его смерти достаточно для искупления всех. Ответ: говорить о взаимосвязи между божественным аспектом  жертвы Христа и ее достаточностью для каждого отдельно взятого человека, совершенно нелогично. Такой вывод предполагает, что «Божьи действия не могут быть ограниченными».[4] Давайте посмотрим, действительно ли это так. Дабы насытить пять тысяч человек, Иисус божественным действием умножил количество хлеба. Однако, данное действие коснулось не всех хлебных лепешек того мира, но только тех, которые Он благословил и раздал пяти тысячам человек. Божественным деянием также является и воскресение из мертвых Лазаря. Однако оно было направлено только на Лазаря. Утверждение, будто воскрешения Лазаря достаточно для всех, но оно действенно только для него одного, не очень-то понятно, если вообще не бессмысленно. Совершенно ясно, что Христос обладал силой воскресить любого человека, которого бы пожелал. Однако факт остается фактом. Он воскресил только Лазаря. Его действия ограничивались только этим человеком.

 

Следует добавить, что природа Христа, будучи божественной и соответственно бесконечной, не умножила количество того, что было возложено на Него на кресте. Однако Его природа делала Его способным вынести все, что бы на Него не возложили. Наши грехи не бесконечны, и мы не бесконечны. Христос бесконечен. Христос понес наказание за грехи ограниченного числа людей. Благодаря Своей божественной природе, Христос смог успешно вынести вечный гнев Бога в отношении этих грехов, вне зависимости от их количества и степени тяжести. Его искупление достаточно. Но оно достаточно лишь для тех, кого Он намеревался искупить. Оно достаточно для всех людей, грехи которых были возложены на Него, вне зависимости от их числа. В таком случае возникает следующий вопрос: «Был ли Христос настоящей заместительной жертвой, и понес ли Он наказание за грехи всех людей или только избранных?» Учение об ограниченном искуплении утверждает, что Христос искупил только избранных. В противном случае, было бы спасено все человечество. Утверждение о том, что смерть Христа была достаточной для всех или Его искупление было достаточным для всех, подразумевает именно такой ход событий.

 

Несмотря на наше желание использовать данную формулировку с целью помочь людям понять этот аспект учения об искуплении, все же, на мой взгляд, лучше использовать другие богословские выражения. Если рассмотренные мной ранее причины для использования такой терминологии недействительны, тогда формулировка «достаточно для всех» не является необходимой. На самом деле, она не только не является необходимой, но и неуместна. Ведь ее содержание приводит к ошибочным богословским выводам. Используя с богословской точки зрения неточный язык (как в данном случае), мы вскоре осознаем, что распространяем ошибочные богословские идеи с целью объяснить нашу сомнительную терминологию. В таком случае, как мы можем логически объяснить разницу между искуплением «достаточным» для всех людей и «действенным» для тех, кто спасен?

 

Какие ошибочные взгляды содержатся в формулировке «достаточно для всех»?

 

Одна из ошибок данной формулировки заключается в отсутствии четких различий между искуплением и действенным призванием. В формулировке «смерть Христа достаточна для всех, но действенна только для избранных» существует тенденция определять рамки искупления, исходя из личного применения Святым Духом.

 

Пример такого подхода присутствует в работах В. Г. Т. Шедда, выдающегося кальвинистского богослова девятнадцатого столетия, который придерживался формулировки «достаточно для всех». Шедд, рассматривая вопрос обширности искупления, различает его пассивное и активное значение. В пассивном смысле, говорит Шедд, «искупление не имеет пределов», а в активном — «имеет ограниченное применение». Шедд продолжает:

 

«В этом смысле (активном) ограничение искупления означает его применение Святым Духом к отдельно взятым людям. В таком случае, ограниченность искупления становится намерением. Вопрос: «Каковы пределы искупления?» в таких условиях означает: «На кого действенно распространяется искупление?»[5]

 

Такой подход, по сути, отождествляет учение о действенном призвании с доктриной об искуплении! В таком случае, искупление лишается действенности, превращая работу Христа на кресте в некий эксперимент! Если Он умер за всех действенным образом, а ограниченность искупления относится только к применению спасения Святым Духом к отдельно взятым личностям, тогда я не вижу, чем этот подход отличается от взгляда арминиан, которые утверждают, что Христос умер за всех людей, предоставляя плоды Своей смерти уверовавшим в Него. В таком случае, различия между этими взглядами заключаются не в искуплении, а в действенном призвании Святого Духа.

 

Проблема Шедда заключается в том, что он решил сказать: «Смерть Христа достаточна для всех», и теперь он должен попытаться объяснить, что же он под этим подразумевает. Если рассуждения Шедда еще можно назвать в какой-то мере уникальными, то этого нельзя сказать относительно его общих выводов. Пытаясь найти важные различия между достаточностью и действенностью, он обращается к вопросу о работе Святого Духа по применению спасения. Данная проблема типична для сторонников формулировки «достаточно для всех». Выводы, в таком случае, ошибочны.

 

Со своей стороны, пытаясь объяснить достаточность смерти Христа для всех людей, Александр Ходж использовал иной подход. Он утверждал, что искупление действительно «удалило все законные препятствия на пути всех людей».[6] Данное объяснение стало весьма популярным, однако и оно не лишено присущему этому взгляду проблем.

 

Если все законные препятствия на пути человека к спасению были устранены, тогда что мешает ему обрести спасение? Вы говорите, неверие? В таком случае, если мыслить логически, единственная причина проклятого состояния человека — его неверие. Но не является ли неверие грехом, за который Христос понес законное наказание? Вне сомнений! Ведь даже избранные в свое время были виновны в неверии. Можем ли мы, в таком случае, утверждать, что постоянное неверие относится к иной категории, как предполагали некоторые богословы? А что можно сказать о человеке, у которого никогда не было возможности отвергнуть весть о Христовом спасении? Если все законные препятствия на пути к его спасению были устранены, а он никогда не слышал об Иисусе, тогда нет никаких законных оснований для того, чтобы он оставался в состоянии отчуждения от Бога. Спасен ли он в таком случае? Если спасен, тогда лучше никому не благовествовать. Если не спасен, тогда за что он осуждается Богом? Я так еще и не услышал удовлетворительного ответа на этот вопрос.

 

Кроме того, если все законные препятствия устранены для всех людей, тогда нет никакого основания для того, чтобы гнев Божий продолжал изливаться на все человечество. Удаление законных препятствий означает удовлетворение Божьей справедливости и Его гнева. Тогда почему Святое Писание настойчиво учит другому? Например: «За которые гнев Божий грядет на сынов противления» (Кол. 3:6), «...ибо за это приходит гнев Божий на сынов противления» (Еф. 5:6). Ответ заключается в том, что законные препятствия были устранены с пути спасения не для всех людей, но только для избранных, для тех, за кого умер Христос, да «[явится] Он праведным и оправдывающим верующего в Иисуса» (Рим. 3:26). Божий гнев и Его справедливость удовлетворены Христом ради тех, для кого Он стал заместительной жертвой. Не для всех людей, а только  для некоторых по Его благодати.

 

Никто не подвергает сомнению то, что Христос по Своей природе и посредством Своей смерти может приобрести удовлетворение за все грехи всех людей. Однако, утверждение, будто термин «искупление» подразумевает, что искупление, произошедшее в истории, было достаточным для спасения всех людей, вызывает некоторые сомнения. Говорить об искуплении, как о достаточном для всех людей, значит препятствовать пониманию его сущности на основании действительного удовлетворения и настоящей заместительной жертвы. Такой подход свойственен многим современным исследованиям вопроса об искуплении, авторы которых стремятся истолковать смерть Христа в непрямой взаимосвязи или в полном отрыве от Божьего закона, справедливости или Его святого гнева. На самом деле, многие полностью отвергли концепцию особой заместительной жертвы за грех, называя ее либо устаревшей, либо безнравственной, либо той и другой. Также, «...устранение необходимой взаимосвязи между искуплением и удовлетворением божественной справедливости лишает  смерть Христа всех аспектов ее нравственной возвышенности и превращает ее в удивительный пример романтической экстравагантности».[7]

 

Поэтому,  мы, будучи кальвинистами, уверенно отстаивая заместительный и законный аспекты искупления,  должны выступать против того, чтобы применять эту концепцию ко всем без исключения людям, считая смерть Христа достаточной для всех. В противном случае, по мнению Тома Неттлса, поступая подобным образом, мы низводим искупление на уровень бездейственного состояния, при котором практически не будет упоминаться о заместительной жертве.

 

Заключительные замечания

 

Утверждать о том, что смерть Христа на кресте принесла достаточное для всех людей искупление, значит считать, что Он искупил грехи всех людей, а значит придерживаться, по сути, учения о всеобщем искуплении. Но эта концепция ложна. Придерживаясь ее, мы становимся в один ряд с теми, кто верит во всеобщее искупление. Она заставляет нас говорить то, что, на самом деле, противоречит нашим взглядам.

 

Уильям Каннингем (1805-1861) с проницательностью указывает на потенциально неправильное понимание реформатской точки зрения, призывая к осторожности в использовании формулировки «достаточно для всех, действенно для избранных».

 

«Данное различие было широко принято среди учителей богословия. Они часто обращались к нему при рассмотрении вопроса об искуплении, так как оно представляло собой хорошее объяснение предмета. Они привыкли утверждать, что смерть Христа  была достаточной для всех людей, но действенной только для избранных (sufficientur pro omnibus, efficaciter pro electis). Некоторые ортодоксальные богословы (среди них был и Кальвин), которые писали об искуплении, прежде чем данная тема стала предметом глубокого и всестороннего изучения, считали эту схоластическую позицию верной. Однако, после богословских споров и противостояния по данному вопросу, когда изученный предмет стал намного понятней, большинство ортодоксальных богословов отказалось использовать эту формулировку, так как она подразумевает, будто Христос намеревался умереть за всех людей, дабы все они могли получить пользу из плодов Его смерти, коими являются искупление или умилостивление. Конечно, они не сомневались в сущностной достаточности Его смерти для искупления всех людей, однако, в этой формулировке (была ли эта предпосылка заложена в нее изначально или нет) содержится идея о том, что якобы Христос желал и надеялся, чтобы благодаря Его смерти все люди могли стать причастниками особых благ, даруемых Его пролитой Кровью. Кальвинисты не возражают против утверждения о том, что смерть Христа, при объективном рассмотрении, вне контекста Его цели или замысла, была достаточной для всех людей и действенной для избранных, так как первая часть этого заявления только предполагает ее безграничную сущностную достаточность, которая, по их признанию, принимая во внимание первоначальную схоластическую форму заявления, а именно, что Его смерть была достаточной для всех, по всей видимости, указывает на то, что Христос планировал, дабы все люди могли в той или иной степени обрести блага, даруемые  Его смертью».[8]

 

 

Авторское право принадлежит Джиму Эллису (2007), jimellis001@comcast.net


[1]Tомас Д. Неттлс использовал эту же точку зрения в более значительном аргументе в своей книге By His Grace and for His Glory (Baker, 1986, стp. 305-315). Я заимствовал из его работ несколько мыслей и примеров, не все из которых упоминаются в подстрочных примечаниях.

[2]Д. И. Пакер, Introductory Essay to John Owen’s, The Death of Death in the Death of Christ, Banner of Truth, стp. 18-19. Выделено автором статьи.

[3]Джон Оуэн, стp. 296.

[4]Неттлс, стp. 308.

[5]В. Г. Т. Шедд, Dogmatic Theology, 2:464.

[6]A. A. Ходж, Outlines of Theology, стp. 417.

[7]Неттлс, стp. 313.

[8]Уильям Каннингем, Historical Theology, том 2, стp. 332.

Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Этот материал еще не обсуждался.