07.07.2010
Скачать в других форматах:

Клаас Схилдер

Плач Рахили

Матфея 2:17, 18

 

Рождество – это торжество революции. Лучше сказать, Божьей революции. Старое прошло, теперь все новое. Старые взаимоотношения  упразднены. Богатые отпущены  с пустыми руками, а бедные приняли множество благ. И все благодаря революции.

Эта революция наполнила собой жизнь Израильского народа.  Израиль по плоти исчезает, возникает духовный Израиль. Именно эти события мы и наблюдаем сегодня утром.

Убийство детей в Вифлееме можно истолковать по-разному. Например, какое значение оно имело для Ирода, для матерей убитых детей и так далее. Сегодня мы рассматриваем это кровавое событие как символ. Это  революция Бога. Данное событие достойно нашего внимания, потому что людям нравятся революции за исключением той, которую совершает Бог.  В этом случае, все люди становятся противниками революции.

Рахиль не может утешиться. Но для нас есть утешение: начало святого владычества. Мы должны четко понимать это. Сегодня утром мы не будем останавливаться на рассмотрении личности Рахили, жены Иакова. Ведь мы знаем, что она рыдала не по этим убиенным детям. Мертвые ничего не знают о происходящем на земле.

Еще меньше мы можем сказать об участи этих детей. Рим говорит о кровавом крещении, другие – о мученичестве, но мы оставляем этот вопрос на рассмотрение Бога. Ведь это нечто другое.

 

Исполнение пророчества о плаче Рахили

Рахиль оплакивала своих детей. Исполнение пророчества о ее плаче произошло сразу же после рождения Христа в Вифлееме. Можно сказать, что слово о Рахили является пророческим, так как упоминание о ней содержится в книге пророка Иеремии. Почему же пророк произнес эти слова? Чтобы понять это, нам следует возвратиться к книге Бытия.

В Святом Писании слезы Рахили упоминаются трижды: в книге Бытия, в пророчествах Иеремии и в Евангелии от Матфея. Следует отметить, что упоминание о Рахили во второй главе Евангелия от Матфея не случайно. Оно должно иметь значение.

Слезы Рахили – отдельная тема в  истории.  Первое упоминание о рыдающей Рахили мы находим в Ветхом Завете (Бытие), а последнее – в Новом Завете (Евангелие от Матфея). Когда семени Авраамову было даровано обетование, по щекам этой женщины катились слезы. В последний раз, когда упоминается рыдающая Рахиль, обетование семени Авраама было исполнено.

Сначала мы проследим ее историю. В книге Бытие впервые упоминается о печали Рахили. Она была женой Иакова, любимой и ненаглядной. Пребывая в изгнании, Иаков работал на Лавана семь лет, а затем еще семь лет, чтобы только жениться на этой девушке. Следует отметить, что он работал не за Лию. Все четырнадцать лет он работал ради своей любимой Рахили. И когда Рахиль впервые вошла в шатер Иакова, он подумал: «Теперь я счастлив!» Но ирония истории заключается в том, что начиная именно с этого события, Бог навещал Иакова все чаще и чаще. Вхождение Рахили в шатер Иакова ознаменовало собой начало проблем Иакова. С того момента, как любимая им женщина вошла в его дом, над Иаковом нависло облако несчастий, постоянная мрачная угроза.

Рахиль – плачущая жена. Она говорила себе: «Я избранница Иакова! Для него я намного лучше Лии, потому что он любит меня». У нее было сильное искушение с ухмылкой, тайно злорадствовать над сестрой. Она отомстит за обман. Однако Бог действовал иначе. Он лишил ее благословения деторождения. Рахиль оставалась бездетной.

Так продолжалось долгое время. Лия стала счастливой матерью, а Рахиль оставалась бездетной. Она была несчастна. Возгорается пламя ревности. Между двумя родными сестрами возникает ожесточенное соперничество. Рахиль заламывает руки в отчаянии. Она начинает предъявлять Иакову необоснованные требования. Обезумев от горя и отчаяния, она отдает мужу свою служанку Валлу.

Все эти метания хорошо описывают глубокую печаль Рахили. Ведь Лия – гордо улыбающаяся мать, а Рахиль – плачущая жена. Она моложе, красивее и любимее, ее жизнь, казалось, должна была быть прекрасным приключением, Рахиль должны была превзойти свою сестру.  Однако прекрасный сон был жестоко развеян. Рахиль предполагает, а Бог располагает.

После того как Рахиль получила достаточный урок смирения, Бог дарует ей сына, Иосифа. Кажется, что этот непрерывный поток слез уже высох. Ведь теперь у Рахили есть ребенок! Теперь она тоже может смеяться. Ведь у нее есть собственный сын. Но радость не была долгой. Иосиф рождается в конце  пребывания Иакова в Месопотамии. Иаков сворачивает лагерь. Он отправляется в Ханаан. Рахиль уже мечтает о красивой и беззаботной жизни. Ведь она увидит как своего первенца, так и остальных детей, в земле обетованной.

Но нет! К концу путешествия Рахиль умрет! Когда караван Иакова находился между Вефилем и Ефратой, Рахиль умерла.

Но до этого у нее родился второй ребенок! Второй сын! О, как долго она ждала этого момента. Она избавилась от своего позора. Она мечтает: «Будут еще сыновья». Рахиль предполагает, а Бог располагает.

Рахиль должна умереть. Умирая, она видит своего ребенка. Ее уста что-то шепчут. Кто-то спрашивает у нее, что она хочет сказать. Слушайте! Она, запинаясь, шепчет имя ребенка:  Бенони, «сын моей печали».

Это слово стало кратким изложением предсмертных мыслей Рахили. Умирая, она преисполнена печали. Она так желала детей, чтобы прославиться в них. Но сейчас, сейчас она вынуждена отдать сыновей на попечение Лии. Сейчас она должна умереть. «О, Бенони! Значит, я страдала напрасно». Ведь я должна увидеть, как растут мои сыновья. Ведь я должна увидеть землю обетованную. Да, у меня есть сыновья! Но что дальше? Ведь смерть прервет мою радость. О, Бенони! Моя печаль воплощена  в моем сыне!

Рахиль умирает. Не с улыбкой веры на устах, а в слезах разрушенных иллюзий жизни. Это все, что мы знаем о последних минутах ее жизни. Слезы Рахили! О, какие они горькие! Какая трагедия! Кто сможет понять ее? Конечно же, не ее дети, ведь они все еще малы. Конечно же, не Лия, и не Иаков. Ведь он, как мы знаем, изменил имя ребенка, назвав его Вениамином. Иаков не позволил слезам Рахили воплотиться в имени сына.

Разве слезы Рахили ушли вместе с ней в могилу? Вовсе нет! Ведь слезы этой женщины трогают нас, читающих повествование о ее жизни, до глубины души. Мы понимаем, что Бенони – это не исповедание веры, это исповедание боли.

Рахиль – первая женщина, умершая во время родов, о которой говорится в Святом Писании. Ее смертное ложе пропитано слезами. Она остается в Израиле своего рода соляным столпом духа. Рассуждая о смерти Рахили, мы думаем о ее слезах. Может по этой причине Израиль так внимательно относился к месту ее погребения?

Плач Рахили должен быть понятен плачущим людям. Вот почему пророк Иеремия не может избавиться от мыслей о Рахили. Иеремия – пророк слез и Рахиль – мать слез. Ведь недаром люди назвали Иеремию пророком слез в царстве слез. Например, мы читаем: «О сокрушении дщери народа моего я сокрушаюсь, хожу мрачен, ужас объял меня» (Иер. 8:21). «О, кто даст голове моей воду и глазам моим - источник слез! я плакал бы день и ночь о пораженных дщери народа моего» (Иер. 9:1). «...позовите плакальщиц, чтобы они пришли; пошлите за искусницами [в этом деле], чтобы они пришли» (Иер. 9:17). «Пусть они поспешат и поднимут плач о нас, чтобы из глаз наших лились слезы, и с ресниц наших текла вода» (Иер. 9:18). А в 13 главе 17 стихе говорится: «Если же вы не послушаете сего, то душа моя в сокровенных местах будет оплакивать гордость вашу, будет плакать горько, и глаза мои будут изливаться в слезах; потому что стадо Господне отведено будет в плен». И последний текст: «И скажи им слово сие: да льются из глаз моих слезы ночь и день, и да не перестают; ибо великим поражением поражена дева, дочь народа моего, тяжким ударом» (Иер. 14:17). Этот пророк написал книгу, которая известна как «Плач Иеремии». Она представляет собой плачевную песнь, в которой Иеремия проклинает день своего появления в этом мире. Разве удивительно, что Иеремия думает о Рахили?

Смех забывает смех, однако слезы не забывают слез. Вот почему Иеремия говорит о слезах Рахили. Слова этого пророка также цитируются в Евангелии от Матфея. В Иеремии 31:15 мы читаем: «Так говорит Господь: голос слышен в Раме, вопль и горькое рыдание; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться о детях своих, ибо их нет». О чем говорит Иеремия в данном тексте? Прежде всего, это возвышенный литературный образ. С его помощью пророк описывает плачевное положение своего народа. Десять колен, владычество Ефрема, были отправлены в изгнание. Племя Ефрема было самым главным, поэтому все остальные колена израильские назывались его именем, именем сына Иосифа. Более того, Иосиф – сын Рахили. Следовательно, в изгнании находились дети Рахили.

Иеремия, используя литературный образ, представил, как будто Рахиль восстала из могилы и наблюдает за происходящими событиями. Она вопиет громким голосом. Ведь Рахиль видит, как ее детей переселяют в другую страну. Ее собственных детей! Даже сейчас у нее нет наследия в Израиле. А это значит, что она напрасно родила детей. В действительной жизни она оплакивала Вениамина, Бенони. В настоящий момент Вениамин объединен с Иудой, и еще не в изгнании. Однако, вскоре все изменится.

Ведь потомки Иосифа пребывают в изгнании, Иосифа, которым она так сильно гордилась. Страдания ее предсмертного ложа вновь повторяются. Уже во второй раз имя Бенони оправдывает свое значение «сын моей печали». Все объято скорбью. Она страдала, боролась и родила детей напрасно! Итак, вот уже второй раз упоминаются слезы Рахили в Святом Писании. Но этим все не заканчивается.

Слезы Рахили упоминаются в третий раз в Евангелии от Матфея. О чем страдала Рахиль, сейчас исполнилось: «Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: глас в Раме слышен, плач и рыдание и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет» (Мф. 2:17,18). Боль пронизывает все ее естество. Ее отчаяние достигло апогея.

Все знают эту историю! Она ужасна, ибо повествует об убийстве детей в Вифлееме.

Ярость Ирода...

Он пытается уничтожить невинных

Предав смерти чистые души;

Производит рыданья в селеньях и граде:

на пажитях окрест Вифлеема;

Пробуждает дух он Рахили

Что блуждает по полям неустанно.

Иль на западе, иль на востоке;

Кто утешит печальную матерь,

Что дражайших чад ожидает?

О! Сейчас она зрит их тонущих в крови;

О! Погибают рожденные так тяжко -

Кровь которых обагрила клинки.

На тронутых смертью, бледных устах

Она видит капельки млека,

Дар недавний материнских сосцов,

На ланитах младенцев как капли росы

Зрит она детские слезы;

Смешанные с кровью и прахом земным.

О! Кто же опишет смятенье и горе,

Подсчитав множество цветов,

Увядших так рано, что лепестки их не успели раскрыться,

Чаруя всех своим ароматом

в утренней прелести материнского молока?

"Rey van Klaerissen," из Gysbrecht

van Amstel. Автор: Йост ван ден Вондель

Матфей говорит: «Рыдающие матери Вифлеема! Разве вы не видите? Если бы Рахиль увидела, что здесь происходит, она зарыдала бы снова. Как боль Рахили заново проявилась в дни Иеремии, поразив самого пророка, так происходит и сейчас!» Мы снова видим разочарование Рахили на смертном одре. Боль, которую испытывала Рахиль в свое время, присутствует и сейчас. В дни своей жизни она рожала детей напрасно. В дни Иеремии она рожала детей напрасно. На полях Вифлеема она рожала детей напрасно.

 

Причина плача Рахили

Однако здесь возникает некая трудность. Должна ли плакать только Рахиль? Как насчет Лии? Разве не стоит вспомнить, что на самом деле дети Вифлеема – это дети Лии. И Иуда сын Лии.

Таким образом, можно предположить, что Рахиль, в данном случае, представлена не как мать вифлеемских матерей, плачущих вместе с ней. Но это невозможно! Нам следует искать другое объяснение. Такое толкование дано самим Матфеем. Он возвращает нас обратно к Иеремии, который говорил о  символическом  пребывании в шатре патриарха. Все  здесь наполнено прообразами!  Так же и Павел противопоставляет Сару и Агарь как характерных представителей  небесного и земного Иерусалима.

Что же такое плач Рахили? Это плач эгоизма. Она плачет о своих детях. Она желает детей ради самих детей, а не для того, чтобы исполнить Божью волю. Рахиль совершила великий грех. Она сопротивлялась упоминанию о пришествии в патриаршем шатре. Она духовное семя. Духовное благословение в прошлом.

Таким образом, мы подходим к рассмотрению второго аспекта – причины плача. Она плачет о детях. Она оплакивает детей. Детей! Дети – это все для Рахили. В этом смысле, Рахиль является характерным представителем. Это становится очевидным еще в книге Бытия.

Что же плохого в таком сильном желании иметь детей? Конечно, это правда, что сила обетования пребывает в благословении потомства. Дети были обещаны Богом. Но почему? Ради Христа! Бог сказал Аврааму: «В тебе благословятся все роды земные». Бог говорил о духовном семени. Следовательно, дети были благословением от Господа. Все, родившиеся в шатре Иакова, должны служить Богу. Если обетование исполняется, все идет хорошо.

Но Рахиль не знала этого. Она не увидела Христа в шатре Иакова. К сожалению, она служит сама себе. Дети нужны Рахили для самой себя. Ведь имея их, она прославляет себя. Одного из своих сыновей она называет Неффалимом, что значит «сильная борьба с Господом» (в русском синодальном переводе, «сильная борьба с сестрою моей». Прим. перев.). Однако это борьба с дъяволом.

Каждая здравомыслящая мать знает, что в вечности любовь к детям не будет для нее главнейшей целью. Поэтому такая мать может сказать: «Я должна любить вечность через своих детей».

Шатер Иакова имел глубокий смысл. Он служил благословением для всех людей – так гласит обетование. В данном случае, ребенок более чем мать. Он служит для духовного детства. А Рахиль, на самом деле, имела надежду только на буквальное детство. Рахиль имела только временную любовь в своих детях. В них она любила себя. Она погребает упоминание о пришествии Семени под женской жадностью и завистью. Она оплакивает преходящее. Она не может увидеть вечного.

Это было правдой и на ее смертном одре, и в дни Иеремии, и сейчас. Убийство детей в Вифлееме стало предзнаменованием исчезновения физического Израиля и возникновения Израиля духовного.

Дети, сами по себе, не являются чем-то основным. Бог рассматривает Израиль как физический народ, который существует ради Христа. Поэтому, рожавшие детей в шатре Иакова, рожали их не для Иакова, не для Рахили, а только ради прихода Христа. Именно эту истину не может принять Рахиль. Рахиль является символом Израиля, который не может лишиться своей славы. Однако достижение славы для себя не является его предназначением. Часто забывается, что наше призвание заключается только в служении Христу.

Как мы видим, Рахиль могла умереть, испытывая радость. У нее была честь послужить Богу в соответствии с Его замыслом. Она имела привилегию рожать детей. И в таком случае, исполнив свое предназначение, она могла умереть спокойно.

Израиль мог умереть так же спокойно, с чувством выполненного долга. У Рахили была возможность служить Богу, служить Сыну и, выполнив свое предназначение, умереть. Однако, ни Рахиль, ни Израиль не понимали этой истины.

Я сказал Господу: Ты Бог мой; услышь, Господи, голос молений моих!

Господи, Господи, сила спасения моего! Ты покрыл голову мою в день брани.

Не дай, Господи, желаемого нечестивому; не дай успеха злому замыслу его: они возгордятся.

(Пс. 139:7-9)

 

Чувственность плача Рахили

Мы видим эмоциональность ее слез: «... и не хочет утешиться». Рыдающие матери в Вифлееме стенают от горя. Эти слова представляют собой одновременно и пророчество, и исполнение. Рыдая как Рахиль, они также не могут утешиться. Пророчество о плаче иудаизма. Иудаизм повторит ангельскую песню. «Мир на земле» – это их горе, «мир в Палестине» – это уже лучше для благополучия людей, для благополучия иудеев. Так они желали.

Поэтому в этот день не возносилась хвала Богу, но были слышны только горькие стенания. Это хорошо отражено в плаче матерей.

Слезы Лии могут высохнуть. Она также не рыдала в дни Иеремии, ибо при временных страданиях увеличивается духовное утешение. Но кто утешит Рахиль? Ведь она говорила только о плотском. Цель, которую она должна была достигнуть, была заменена ее собственной целью – достижение временных благословений. Сутью этого дела является грех присваивания плодов духовной жизни себе, вместо того, чтобы приносить их  Богу. В таком случае мы стремимся к своей цели, а не к Божьей.

Не иссякли потоки слез Рахили. Они снова и снова текут по ее щекам. Читая этот текст, мы, естественно, думаем о матерях, потерявших своих детей. Как нам оценить это? Ведь то, что мы представляем, не является главной мыслью этого текста. Напротив, оно имеет лишь слабое применение. Главная идея данного текста – это грех попечения и заботы о своей        плоти, когда  Бог приходит, чтобы распять ее.

Боль Рахили все еще пребывает в нашем мире. Она присутствует в иудаизме. Она не может простить Иисуса за то, что дети были убиты ради исполнения Его воли. Также многие вне иудаизма проливают слезы Рахили. Когда Иисус что-либо забирает, они начинают рыдать. Боль Рахили является для многих кризисом, так как все мы страдаем болезнью Рахили. Однако кризис приводит либо к хорошему, либо к плохому.

Если это ведет к плохому, тогда люди отказываются от утешения. Заметьте очень важный момент – мы не отказываемся утешать самих себя, но отказываемся от утешения извне. Мы благодарны за то, что можем гневаться.

Если же это ведет к хорошему, мы, конечно же, принимаем утешение. Мы взываем к Богу. Мы можем быть вдали от Христа, но тем не менее страдать из-за Него в наших сердцах, в наших семьях. Это боль Рахили. Разве вам она не знакома? Не обманывайтесь. Иисус Христос придет к нам, чтобы разрушить наше земное благополучие. А для этого требуется жертва. Для этого требуется боль. Поэтому Христос требует жертвы. Если мы возвысите себя, Он умалит нас. Он так и поступает тогда, когда мы поступаем больше по плоти, нежели по духу.

Рахиль должна была служить Богу через рождение детей. Однако свое призвание она превратила в свое право. Религия, то есть служение Богу, должна служить ей. Так думает множество людей. Они с радостью будут служить Богу, но только с выгодой для себя. Такой религии зачастую придерживаемся и мы.

Понимаете ли вы горе Рахили? Понимаете, потому что вы признаете грех Рахили своим собственным грехом? Как насчет кризиса в вашей собственной жизни? Он смирил вас или все же ожесточил? Испытываете ли вы горе Рахили? Рахиль не будет утешена. Она не откажется от своей славы. В данном случае, наказание возгорается все больше и больше и становится все хуже.

В книге Бытия мы видим, что Рахиль умирает, а ее дети продолжают жить дальше. Наша радость превращается в страдания. В книге Иеремии мы читаем, что дети Рахили отправлены в изгнание. Радость нас оставляет. В Евангелии от Матфея эта радость исчезает полностью.

Бог отрет всякую слезу с очей, за исключением слез Рахили. Ведь она сама этого не желает.  Она умирает в грехе. Освободились ли вы от печали Рахили? Позволяете ли  утешить себя? Если вы увидели во Христе Божью волю для себя, тогда превознесите духовное над плотским, служа для Божьей, а не своей славы.

В книге Иеремии говорится: «Сдерживайте ваши слезы». Иеремия говорит: «Печаль велика, но из нее произойдет великая радость». В данных словах присутствовала надежда на потомков. Есть она и сейчас. Несмотря на то, что Рахиль не может утешиться, все же звучат слова: «Сдерживай свои слезы». Есть надежда! Надежда на духовный Израиль.

Вся история пронизана страхом. Часто история повторяется. В разные эпохи мы видим слезы Рахили. Ее слезы видны и в наше время. Слезы Рахили становятся слезами распятия. Рахиль распята из-за Христа (то есть крест Христов стал для нее камнем преткновения), а не Христос распят за нее. Сейчас Рахиль рассматривается как символ, а не историческая личность.

Но в истории существуют не только слезы Рахили, но и смех Сарры. Не смех неверия, но смех веры. «Господь заставил меня смеяться!» У Сарры прослеживается печаль и смех, тихие слезы и счастливый смех. С момента рождения Христа, эти два начала пересекаются в личности Марии. Мария! Она антипод Рахили, которая не может утешиться. Рахиль рыдает, рыдает и рыдает. Она не может вынести проповеди утешения, потому что не желает получить утешения. Однако Мария может предоставить нам слово утешения, так как сама желает получить утешение. Те, кто способен понять слезы Марии, могут это сделать, потому что они поняли слезы ее великого Сына. Из ее уст выходят слова утешения. Такие же слова утешения она слышала от своего Сына и обращается с ними к рыдающим матерям. Матери, пребывающие в печали, примите это за истину:

Матери, пребывающие в печали, примите это за истину:

Дети ваши умирают мучениками,

И первородным семенем,

Что из вашей крови начинает возрастать,

Дабы славно расцвести для Божией славы,

И не быть сокрушенным жезлом тирании.

Аминь.  

 

Проповедь, произнесенная 29 декабря 1918 года в Влаардингене, Нидерланды.

Переведено с Preken I, K. Schilder Verzamelde Werken (1957) и опубликовано с любезного разрешения издателя Oosterbaan & Le Cointre B.V., Goes, The Netherlands.

Клаас Схилдер

Клаас Схилдер родился 19 декабря 1890 года в городе Кампен. Его отцом был Иоганн Схилдер а матерью –  Гретье (урожденная Ляйдеккер). Схилдер посещал реформатскую среднюю школу (гимназию), по окончании которой, сдав экзамены, поступил в богословский колледж реформатских церквей (17 сентября 1909 года). В этом учебном заведении его профессорами были Л. Линдебоом, М. Ноордтзей, А. Г. Хониг, Х. Бауман, Д. Риддербос, Т. Хукстра, а также Д. Д. Ессер и А. Ноордтзей, которые впоследствии стали профессорами богословия в государственном университете Утрехта.

 

В этом богословском колледже он сдал предварительный экзамен 24 июня 1910 года, первую часть экзамена на соискание кандидатской степени 11 октября 1912 года, а вторую (которая гарантировала ему получение степени кандидата богословия) – 23 января 1914 года (с отличием). После сдачи двух церковных экзаменов, подготовительного и окончательного, Клаас Схилдер был рукоположен на служителя Слова в реформатских церквях. Он начал пасторское служение в церкви в Амбт-Фолленхоув. Там же он женился на Анне Иоганне Вальтер 21 июня 1914 года. Впоследствии Схилдер служил в церквях в Флаардингене, Горинхеме, Дельфте, Угстгейсте, а 27 июня 1928 года стал проповедником в церкви Роттердам-Дельфсхавена.

 

26 сентября 1933 года Клаас Схилдер становится почетным пастором церкви Дельфсхавена, ожидая решения относительно его назначения  на должность профессора богословского колледжа в Кампене. В этом колледже он начал свою преподавательскую деятельность вступительной лекцией (17 января 1934 года), в которой  подверг критике учение доктора Хайтьемы,  отражающее ошибочное учение Карла Барта. Клаас Схилдер каждый день читал лекции, за исключением того времени, когда он посещал США в 1939 и 1947 годах. В годы немецкой оккупации он  более или менее регулярно продолжал читать свои лекции.

 

Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Этот материал еще не обсуждался.