17.05.2010
Скачать в других форматах:

Джон Мюррей

Усыновление

Усыновление связано с отцовством Бога по отношению к искупленным душам. Но прежде чем мы начнем обсуждать эту тему, необходимо дать характеристику нескольким видам божественного отцовства, о котором мы читаем в Писании.

 

1. Интертринитарианизм

 

Это исключительные отношения между Отцом и Сыном в таинстве Троицы. Они имманентны, вечны и единственны в своем роде. Ни одна другая Личность Троицы не разделяет их, а что касается сыновства, то ни люди, ни ангелы не имеют в нем части. Эта уникальность выражается в моногенном (Единородном, прим. ред.) имени, применяемом по отношению к Христу и выражающем принадлежность Сына Отцу (Рим. 8:3, 32). Это единственное отцовство, которое касается внутренних отношений Троицы, и рассматривать его относительно внешних отношений Троицы будет равносильно отвержению Ее атрибутов имманентности и вечности.

 

2. Творение

 

Отцовства Бога очень редко касается всего творения. Но так как об этом говорится в таких отрывках Писания как Деяния 17:28, 29; Евреям 12:9; Иакова 1:17, 18, нам необходимо признать тот факт, что вполне допустимо рассматривать отношения Бога со Своим творением как отцовские. Так как все три Личности Божества участвовали в сотворении мира, мы не можем ограничивать отцовство только первой Личностью Троицы, кроме того, мы должны признать, что эти божественные отношения распространяются также на ангелов и людей.

 

Помимо вышеупомянутых текстов, эту истину могут подтверждать также и другие отрывки Писания.  Но некоторые из них либо абсолютно неподходящие, либо не подразумевают отношений между Творцом и Его творением.

 

В Матфея 5:45-48 Бог не назван Отцом всех людей. Он назван Отцом учеников Христа, и воистину, будучи их Небесным Отцом, Он дарует Свою милость праведным и неправедным. Текст Писания осмотрительно воздерживается от утверждения или предположения, что благодаря тому, что Бог является Отцом всех людей, Он посылает дождь и повелевает солнцу восходить «над злыми и добрыми».

 

В 1 Коринфянам 8:6 – «но у нас один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него» – нет упоминания об отцовских отношениях со всем человечеством. Это просто указание на первую Личность Божества через характеристику Его имени в божественной Троице. Кроме того, в тексте действительно отсутствует упоминание об отцовских отношениях с людьми. В соответствии с контекстом, Павел рассматривает отношения Бога-Отца с Сыном, когда же он говорит об отцовских отношениях с людьми, он называет Его нашим Отцом.

 

Ефесянам 3:15 – «преклоняю колени мои пред Отцем …от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле» – указывает на то, что отцовство Бога не относится ко всему человечеству, потому что оно ограничивается только семьей Божьей.

 

Ефесянам 4:6 – «один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас» – относится к святым, потому что они наслаждаются именно такими отношениями с Богом, и о них Павел говорит далее: «Каждому же из нас дана благодать по мере дара Христова». Кроме того, в четвертом стихе ясно устанавливаются границы: «Одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания».

 

Малахии 2:10 – «Не один ли у всех нас Отец? Не один ли Бог сотворил нас?» – похоже, здесь указывается на все творение и, следовательно, на всеобщее отцовство. Но для Ветхого Завета характерно, говоря об акте сотворения, подразумевать труд искупления. В особенности обратите внимание на отрывки из Исаии 43:1, 7, 9, в которых глаголы «бара» и «яцар»  («сотворил» и «образовал») употребляются только в ограниченном смысле, касающемся искупления (ср. Ис. 64:8, 9). Кроме того, вторая часть стиха Малахии 2:10 говорит о завете отцов и указывает на то, что в первой части стиха рассматриваются теократические отношения Бога с Израилем.

 

Вследствие этого, заслуживает внимания тот факт, насколько редко в Писании говорится об отцовских отношениях Бога со Своим творением. Нигде Бог отчетливо не назван Отцом всех людей. Следовательно, понятие всеобщего отцовства должно употребляться с большой осторожностью, если вообще его нужно употреблять. Особенно важно не путать это редкое употребление имени «Отец» с частым употреблением этого же имени в отношениях с искупленным народом.

 

В Луки 3:38 слово «υἱός» («сын») не употребляется, но его можно подразумевать, так как оно упоминается в 23 стихе, с которого начинается родословие: «υἱός, ὡς ἐνομίζετο, Ἰωσὴφ τοῦ Ἠλὶ τοῦ Μαθθὰτ». Однако это не доказывает того, что Бога можно считать Отцом всех людей в таком же смысле, в каком Он был Отцом Адама, по двум причинам.

 

(1) Ударение ставится на том факте, что Адам был обязан своим происхождением Богу, в отличие от всех остальных людей. Адам не был рожден  от земного отца.

 

(2) Адам мог быть сыном Бога по факту сотворения, а не по своему падшему состоянию. Мы можем признать только то, что сотворенный Адам был сыном Бога, но нельзя согласиться с тем, что все люди после грехопадения являются Божьими сыновьями. Необходимо проводить различие между сыновством Адама и сыновством через усыновление. Последнее влечет за собой абсолютную уверенность и безопасность, которой не было у Адама.

 

3. Теократическое отцовство

 

Оно относится к усыновлению Богом Израиля как Его избранного народа. Оно является ветхозаветным аналогом и прообразом искупительного усыновления. Исход 4:22-23; Второзаконие 14:1, 2; ср. 1:31; Второзаконие 32:5-6, 20; Исаия 43:6, ср. 1:2; Исаия 63:16; Осия 11:1; Малахия 1:6; 2:10; Римлянам 9:4.

 

4. Отцовство через усыновление

 

Его необходимо отличать от усыновления Богом Израиля не из-за его принципиального отличия, а потому что это полноценное и совершенное сыновство, в отличие от несовершенного сыновства ветхозаветного периода. На это отличие ясно указывает апостол Павел в Послании к Галатам 3:23-4:6. Это отличие соответствует общему отличию между Ветхим и Новым Заветом; Ветхий Завет является подготовительной фазой, а Новый Завет – завершающей фазой Божьего плана искупления. Ветхий Завет – введение, Новый Завет – заключение. Дети Божьи в Ветхом Завете были несовершеннолетними. Благодать же Нового завета заключается в том, что посредством совершенного искупления и веры во Христа, все люди без исключения получают полноправное сыновство, не имея необходимости в попечителях и домоправителях, соответствующих попечительскому наставничеству ветхозаветного периода. Другими словами, новозаветным верующим, обращенным из язычников, нет необходимости проходить период индивидуального предварительного развития подобного ветхозаветному периоду, охватывающему развивающиеся отношения Бога со Своим народом и их выражение в жизни. На индивидуальном уровне отсутствует повторение того, что приобретается в сфере развития Божьего промысла.

                                                                                             

БИБЛЕЙСКАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ

 

Υἱοθεσία – это греческое слово, означающее «усыновление» (Рим. 8:15; 8:23; Гал. 4:5; Еф. 1:5, ср. Рим. 9:4). Наиболее важные отрывки Нового Завета, повествующие об усыновлении, – это Иоанна 1:12-13; Римлянам 8:14-17; Галатам 4:4-7; Ефесянам 1:5;          1 Иоанна 3:1-2, 10.

 

Слова, употребляющиеся в Новом Завете для выражения понятия сыновства по отношению к Богу – υἱός, τέκνον, τεκνίον[1] и παιδίον; однако слово παῖς, несколько раз употребляющееся по отношению ко Христу и два раза к Давиду (Лк. 1:69; Деян. 4:25), не используется для выражения рассматриваемых отношений.

 

Παιδίον  – обычное слово, означающее «ребенок», и в этом значении оно употребляется в Евреям 2:13-14 – ср. Ис. 8:18 – τεκνίον – ср. Ин. 13:33 1 Ин. 2:1, 12, 28; 3:7 (в некоторых манускриптах – παιδία), 18; 4:4; 5:21.

 

Однако наиболее употребляемыми словами являются υἱός и τέκνον. Иоанн почти постоянно употребляет слово τέκνον. Только в Откр. 21:7 он использует υἱός, когда цитирует 2 Цар. 7:14. Апостол Павел употребляет оба слова – υἱός и τέκνον. Рим. 8:14-21 является интересным примером того, как Павел переходит от одного слова к другому. Τέκνον является производным словом от τίκτειν, которое означает «рождать, приносить». Слово τέκνα часто употребляется в Новом Завете в значении «дети» по отношению к обоим полам, мальчикам и девочкам (ср. Лк. 15:31; 16:25; Деян. 7:5).

 

ПРИРОДА УСЫНОВЛЕНИЯ

 

Так как τέκνον является производным от τίκτειν мы можем предположить, что слово τέκνα свидетельствует о божественном отцовстве для всех поколений людей. Вероятней всего, поддержка этой точки зрения исходит из того факта, что слово τέκνα является распространенным словом в Новом Завете, означающим «дети», а относительно родителей, употребление этого слова, в основном, указывает на их прямое предназначение – давать жизнь ребенку. Более того, когда Иоанн употребляет этот термин,  он подчеркивает тот факт, что рожденные от Бога сохраняют черты характера давшего им жизнь, и таким образом мы можем предположить, что термин τέκνον содержит идею божественного происхождения.

 

Однако мы не должны считать само собой разумеющимся, что слово τέκνον из-за своего производного значения или различных предположений относительно его употребления, означает, что либо мы становимся детьми Божьими посредством возрождения, либо оно определенно свидетельствует о сыновстве, как учреждено  возрождением. Хотя в связи с этим считается, что мы становимся детьми Божьими, благодаря делу усыновления и посредством участия природы. Никаким очевидным образом возрождение не связано с усыновлением, через которое мы становимся сыновьями Божьими. Мы должны высоко ценить тот факт, что учение об усыновлении ясно изложено в Новом Завете, и вполне очевидно, что усыновление значительно отличается от возрождения. Нам никогда не следует думать, что сыновство учреждено отдельно от дела усыновления. Если мы считаем, что сыновство учреждено исключительно в связи с возрождением, тогда мы ставим под сомнение  необходимость и сам факт особенной благодати усыновления. И не только это. Вызывает сомнение тот факт, должно ли дело Божьего возрождения истолковываться как аспект Божьей благодати, посредством которого мы становимся сыновьями Бога. В связи с этим возникает еще одно соображение. Как будет замечено позже, только благодаря Богу-Отцу дети Божьи могут иметь эти отношения. Только Бог-Отец является нашим Небесным Отцом. Следовательно, мы должны знать, что эти отношения были установлены именно исключительным действием Бога-Отца . А возрождение является исключительным действием Святого Духа. В любом случае, даже если мы допускаем, что возрождение согласовывается с усыновлением как составляющая часть совокупного труда Божьего, посредством которого мы становимся сыновьями Бога, все же именно усыновление должно рассматриваться как отличительный и особый Божий акт, которым устанавливаются эти отношения. Другими словами, привилегии и статус сыновства приобретаются не просто субъективно направленным действием, а тем, что можно назвать правовым актом, который более похож на дело оправдания, нежели на возрождение или освящение. Призвание, возрождение, прощение и оправдание требуются в качестве предварительного условия,  усыновление же следует за этим условием, а также статусом, установленным этими делами Бога. Оно также закладывает начало статусу и привилегии, которые в полной мере не устанавливаются и не развиваются исключительно благодаря призванию, возрождению и оправданию. Итак, дело выглядит следующим образом. Искупление предполагает и гарантирует усыновление как кульминацию привилегии.  Призвание вводит во взаимоотношения с Божьим Сыном. Возрождение способствует важному преобразованию в образ Божий в праведности и святости. Оправдание соответствует признанию Богом человека праведным и дарует вечную жизнь, которую требует вмененная ему праведность. Освящение подготавливает народ Божий к полному и совершенному наслаждению наследием, на которое дает право усыновление и титул наследника Божьего. Но именно в деле усыновления Бог в наивысшей степени становится Отцом для искупленных людей, когда божественное отцовство может принадлежать творению или же на которое творение может претендовать.

 

Однако мы не должны исключать важность связи возрождения с сыновством, установленным усыновлением. Именно возрождение дает людям новую жизнь по образу Божьему, чтобы, будучи усыновленными, они могли всецело проникнуться новой природой, которая созвучна обязанностям, привилегиям и правам, принадлежащим новому положению усыновленного человека.

 

В связи с этим, важно отметить тот факт, что не только Павел ясно излагает учение о деле усыновления (Рим. 8:15; Гал. 4:5; Еф. 1:5), заимствовав идеи из правового акта, в соответствии с которым, человек, не рожденный в браке, получает права и привилегии сына, но даже в учении Иоанна отображено это исключительное Божье дело, посредством которого мы становимся детьми Бога. В Иоанна 1:12 он говорит о данной нам власти быть детьми Божьими. Он пишет, что сыновство устанавливается дарованием права, и оно отличается от возрождения, о котором говорится в 13 стихе. Когда мы применим это учение Иоанна к другим стихам данного отрывка, мы обнаружим следующую прогрессию логической и причинной связи – возрождение (ст. 13), принятие Христа, получение власти и становление детьми Божьими (ст. 12). Вполне вероятно, что эта же идея упоминается в 1 Иоанна 3:1-3: «Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божьими… мы теперь дети Божьи». Необходимо обратить внимание на несколько вещей:

1) Именно Отец выступает действующей силой.

2) Отец дарует эту привилегию (δέδωκεν тот же глагол, что и в Иоанна 1:12).

3) Призвание, свидетельствующее о нашем звании как детей Божьих, или содержащее более рациональную мысль эффективность призвания стать детьми Божьими,   подчеркивает достоинство этого высокого звания.

4) Подчеркивание чудесного проявления Божьей любви указывает на положение, являющееся наивысшей точкой и итогом проявления благодати.

5) Это нынешнее обладание, а не будущее приобретение.

6) Новое положение гарантирует, что в будущем мы преобразуемся в Его образ и будем наслаждаться этим блаженным состоянием.

 

Одним словом, Писание утверждает тот факт, что через возрождение мы становимся членами Божьего Царства, а через усыновление    членами Божьей семьи. И мы не должны забывать, что всякий раз, когда понятие Божьей семьи ясно упоминается в Новом Завете, там говорится только о Боге-Отце.

 

«Для сего преклоняю колени мои пред Отцем Господа нашего Иисуса Христа, от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле», – говорит Павел (Еф. 3:14-15).[2]

 

ДУХ УСЫНОВЛЕНИЯ

 

Благодать усыновления охватывает не только учреждение нового положения и привилегию сыновства, но также свидетельство Святого Духа, подтверждающего этот факт (Рим. 8:15-16; Гал. 4:6). Оно включает в себя, как мы уже обсуждали, два элемента:

 

1) Сотворение и воспитание в нас сыновней любви и убежденности, которая является отражением нашего осознания этого положения;

2) Совместное свидетельство Духа нашему духу.

Акт усыновления необходим для обладания исключительным правом сыновства; а Дух усыновления – для совершенствования этих прав и исполнения соответствующих обязательств. Именно Дух усыновления производит в нас наивысшую степень убежденности, данную людям для применения по отношению к Богу. Посредствам этого, народ Божий признает не только Христа как своего Искупителя и Спасителя, Первосвященника и Ходатая, сидящего по правую руку Отца, не только Святого Духа как Того, Кто освящает и ходатайствует за них, не только Бога-Отца, Который призвал их в общение Своего Сына, но также как Того, Кто принял их в Свою семью; и они теперь могут войти в святилище с уверенностью в том, что Он, Бог и Отец Господа Иисуса Христа, будет обладать ими и благословит их как Своих детей. Никакое другое обращение к Богу не сравнимо с близостью, уверенностью и любовью, заложенными в простых, но все же невыразимо красноречивых словах: «Авва, Отче». Они выражают всю глубину Божьего промысла и Его провидения, как премудрого, пресвятого и любвеобильного Небесного Отца. Важно осознавать, что вершина привилегии и наивысшая уверенность в Боге, проистекающие из этого, напрямую связаны, прежде всего и единственно, с делом Бога-Отца в искуплении, а именно, в избрании и предопределении. «В любви, предопределив усыновить нас Себе» (Еф. 1:5). Здесь мы обретаем основной источник и наивысшее право, сведенные воедино. Осознание себя дитем Божьим неизбежно идет рука об руку с уверенностью в этом. Уверенность, подразумевающаяся в обращении «Авва, Отче», привлекает к себе убежденность в предопределенной любви, и они вместе поддерживают и ободряют друг друга.

 

В заключение, мы должны обратить внимание на взаимодействие между Лицами Троицы. Отец посылает Духа усыновления в сердца Своих детей, Который гарантирует осознание и развитие отношений, установленных Отцом и направленных к Нему. Труд Святого Духа направлен на пробуждение веры и любви к Богу-Отцу с признанием Его отцовства. Святой Дух сосредотачивает веру, уверенность и любовь верующего именно на Отце.

 

ИМЯ «ОТЕЦ»

 

Считается, что именно Бог-Отец занимает основное положение в этих особых отношениях  с Божьими детьми. Какие существуют доказательства, подтверждающие эту точку зрения?

 

1. Имя «Отец» относится исключительно к первой Личности божественной Троицы, оно указывает на непередаваемые качества. Существует определенное предположение, основывающееся на том факте, что это имя, описывая божественные отношения с людьми, указывает на Личность, Которая бесспорно является Отцом. Другими словами, для Личности, являющейся Отцом, вполне естественно поддерживать с людьми отцовские отношения, которые устанавливаются через ходатайство Сына.

 

2. В Иоанна 20:17 Иисус повелел Марии Магдалине сказать ученикам: «Восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему». Когда Он говорит: «к Отцу Моему», Он имеет в виду первое Лицо Троицы. Слова нашего Господа «Отец», «Мой Отец» всегда относятся к первой Личности Троицы. И, следовательно, слова «ваш Отец» относятся к той же Личности. Такого вывода требует согласование фраз. Кроме того, Он восходил к «Отцу», и именно эта Личность отождествляется как Отец учеников Иисуса. Следовательно, только «Отец» является Личностью, поддерживающей отцовские отношения, которые Бог устанавливает с учениками.

 

3. Довольно часто Иисус называет первую Личность Троицы «Отче наш, сущий на небесах» немного по-разному:

Πάτερ μου οὐράνιος

         Πάτερ μου ἐν τοῖς οὐρανοῖς

         Πάτερ μου ἐν οὐρανοῖς

         Πάτερ μου ἐπουράνιος

 

Подобным же образом Он говорит ученикам: «Отец ваш Небесный» (Мф. 5:16, 45, 48; 6:1; 7:11; Мк. 11:25, 26). Сходство фраз естественно подводит нас к мысли о том, что в обоих случаях говорится об одной и той же Личности, хотя Иисус никогда не включает учеников, когда говорит: «Отче наш, сущий на небесах».

 

4. В посланиях Нового Завета имя «Отец» является личным именем первого Лица Троицы, и настолько же часто употребляется, как и « θεὸς». Выражение или его ближайшая аналогия «Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа» (Рим. 15:6; 2 Кор. 1:3; 11:31; Еф. 1:3; Кол. 1:3; 1 Пет. 1:3) бесспорно говорит о первой Личности Троицы. Равно как и фраза «Бог Отец» (Гал. 1:1; Еф. 6:23; Флп. 2:11; 1 Фес. 1:1; 2 Фес. 1:2; 1 Тим. 1:2; 2 Тим. 1:2; Тит. 1:4; Иак 1:27; 1 Пет. 1:2; 2 Пет. 1:17; 2 Ин. 3; Иуд. 1; Откр. 1:6). Почти во всех этих случаях Отец рассматривается отдельно от Сына, а в 1 Пет. 1:2 – от Святого Духа.

 

Исследуя подобные примеры в посланиях, в которых Бог назван  Отцом верующих, мы обнаружим очень схожие выражения.

 

Рим. 1:7: «Благодать вам и мир от Бога отца нашего и Господа Иисуса Христа», и то же самое сказано в 1 Кор. 1:3; 2 Кор. 1:2; Гал. 1:3; Еф. 1:2; Флп. 1:2; Флм. 3.

 

Галатам 1:4: «…по воле Бога и Отца нашего».

Филиппийцам 4:20: «Богу же и Отцу нашему слава во веки веков! Аминь».

Колоссянам 1:3: «Благодать вам и мир от Бога Отца нашего».

1 Фессалоникийцам 1:3: «…пред Богом и Отцем нашим».

1 Фессалоникийцам 3:11: «Сам же Бог и Отец наш и Господь наш Иисус Христос…».

1 Фессалоникийцам 3:13: «…пред Богом и Отцем нашим в пришествие Господа нашего Иисуса Христа».

2 Фессалоникийцам 1:1: «Фессалоникской церкви в Боге Отце нашем и Господе Иисусе Христе».

2 Фессалоникийцам 2:16-17: «Сам же Господь наш Иисус Христос и Бог и Отец наш …да утешит ваши сердца».

 

Но между этими выражениями в вышеприведенных примерах, в которых Бог назван Отцом нашего Господа Иисуса Христа, существует не только сходство, но, что более важно, в большинстве примеров, где Бог назван  «Отец наш», Он очевидным образом рассматривается отдельно от Господа Иисуса Христа. И это подтверждает тот факт, что Бог-Отец отличается от Сына.

 

Основываясь на этом факте, мы должны сделать следующий вывод: когда Бог рассматривается относительно усыновления как «наш Отец, сущий на небесах», всегда говорится о первой Личности Троицы, Которая конкретно является Отцом. Этот факт усиливает восприятие чуда усыновления. Отец – это Бог и Отец не только нашего Господа Иисуса Христа, но Он также является Богом и Отцом всякого верующего во имя Иисуса. Отношения Бога-Отца с Сыном не должны приравниваться к отношениям Бога-Отца с усыновленными детьми. Вечно существующее происхождение нельзя равнять с усыновлением. Наш Господь наиболее ревностно  защищал это отличие, когда Он говорил об отношениях с Отцом, обращении и причастности к Нему. Он никогда не ставил учеников на один уровень с Собой, и Сам не становился с ними на один уровень, говоря об отношениях с «нашим Отцом». Он никогда не молился вместе с учениками, говоря: «Отец наш».

 

Это особенно видно в словах Господа, сказанных Марии Магдалине. Кроме того, очевидное отличие между Отцом и Сыном видно в словах Иисуса: «кто есть Отец, не знает никто, кроме Сына» (Лк. 10:22; ср. Мф. 11:27). Одновременно с признанием этого отличия, мы должны обратить внимание на общую характеристику, а именно: тот же Бог и Отец, Который сохраняет отцовские отношения  со Своим единородным Сыном, поддерживает отцовские отношения со всеми искупленными людьми. Этот факт объединяет единородного Сына Божия с усыновленными детьми Божьими узами братства. Мы не смели бы даже представить себе подобные отношения, если бы не авторитет Писания. В Послании к Евреям 2:11 (ср. Мф. 12:50; Ин. 20:17, особенно слова Иисуса: «иди к братьям Моим») написано: «Ибо и освящающий и освящаемые, все - от Единого; поэтому Он не стыдится называть их братьями», а затем автор послания ссылается на Псалом 21:23; Исаии 8:17-18. Этот отрывок говорит о приведении сыновей в славу (ст. 10 – πολλοὺς υἱοὺς εἰς δόξαν ἀγαγόντα), о детях, данных Богом (ст. 13 – παιδία), и о детях (παιδία) причастных плоти и крови (ст. 14). Следовательно, фраза «все – от Единого» (ἐξ ἑνὸς πάντες) указывает на тот факт, что Сын (ср. 1:5) является Начальником спасения, а сыновья, приводимые к славе, принадлежат Отцу. И вместе они составляют одно братство, на основании чего Сын не стыдится называть их братьями.

 

ВЫВОД

 

Доктрина усыновления важна не только  для того, чтобы изъяснить кульминацию искупительной благодати и привилегии детей Божьих, но она также важна для исправления ошибочного представления о всеобщем отцовстве Бога. Несмотря на существующее мнение о всеобщем отцовстве, путать его с приемным отцовством означает искажать или даже лишать смысла один из самых дорогих и особых элементов искупительного Божьего труда. Если мы не будем замечать отличие, мы либо будем отвергать все касающееся искупления в нашем понимании божественного отцовства, либо входить во взаимоотношения с Богом, которые поддерживает с Ним все творение, отказываясь от привилегий и прерогатив усыновленного дитя Божьего. В первом случае Божье отцовство лишается всего ценного содержания, о котором говорит Писание. А во втором случае мы вынуждены будем признать точку зрения универсализма с его идеей окончательного восстановления всего человечества.

 

Необходимо повторить, что все Писание почти единообразно употребляет имя «Отец» в отношении взаимоотношений между Богом и людьми, и имя «сын» касательно наших взаимоотношений с Богом, потому что эти отношения установлены посредством особого действия дарованной благодати Божией, которым мы приняты в число детей Божьих и имеем право на все привилегии таковых. (Краткий Катехизис, Вопрос 34).


[1] Вызывает сомнение тот факт, что слово «τεκνίον» использовано для выражения этих отношений. Иисус употребляет его в Иоанна 13:33, но в данном отрывке оно скорее указывает не на отношения с усыновленными детьми, а на проявление нежности. Иоанн обладает почти уникальным правом употребления этого термина, так как кроме его посланий оно употребляется только в Галатам 4:19, где Павел обращается к верующим как τεκνία μου или, как написано в других текстах, τέκνα μου. У Иоанна этот термин указывает на проявление нежности, например в Иоанна 13:33 (кроме того он употребляется в 1 Ин. 2:1, 12, 28; 3:7, 18; 4:4; 5:21). В связи с этим оно подобно παιδίον в Ин. 21:5; 1 Ин. 2:13, 18, и, возможно, в 1 Ин. 3:7, хотя в некоторых текстах употребляется τεκνία.

[2] Ср. James Buchanan, The Doctrine of Justification, стр. 262 и сл. John Kennedy, цит., стр. 147 и сл.

Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Этот материал еще не обсуждался.