14.05.2010
Скачать в других форматах:

Герман Бавинк

Происхождение, сущность и предназначение человека

 

Это 12 глава книги Германа Бавинка «Magnalia Dei» (что означает «Поразительные аспекты Бога»). Подзаголовок данной книги звучит так: «Наставление в христианской вере, согласно реформатскому исповеданию». Эта книга была написана, чтобы показать членам церкви богатство Божьего откровения так, как оно выражено в исповеданиях реформатской церкви. Перевод на русский язык  был осуществлен на основании английского перевода оригинала с нидерландского языка. Перевод на английский язык был осуществлен доктором Нельсоном Д. Клоостерманом, профессором этики и Нового Завета в Реформатской семинарии Центральной Америки.

 

Главной темой повествования о происхождении неба и земли в первой главе книги Бытие является сотворение человека. Появление других творений: неба и земли, солнца, луны и звезд, растений и животных — описано кратко. В этом повествовании отсутствует упоминание о сотворении ангелов. Однако рассказу о сотворении человека Святое Писание уделяет большое внимание, описывая не только сам факт, но также и способ творения, возвращаясь к этой теме во второй главе Бытия для более широкого ее освещения.

 

Особое внимание, уделенное происхождению человека, служит ярким доказательством того факта, что человек является целью и апогеем, вершиной и венцом всего творения. Существует также великое множество разнообразных деталей, которые подчеркивают высшее положение и значимость человека в сравнении с другими творениями.

 

Прежде всего, существовал особый совет Божий, который предшествовал творению человека. Бог вызывал к жизни другие творения, как мы читаем в Святом Писании, Своим словом. Однако, создавая человека, Бог сначала советуется с Собой и решает в Себе сотворить человека по Своему образу и подобию. Таким образом, совершенно очевидно, что творение человека было продуманным деянием, основанным на Божественной мудрости, Его благости и всемогуществе. Конечно же, ничто в творении не возникло само собой по чистой случайности. Однако совет и решение Бога намного больше проявляется в сотворении человека, чем в деле творения других существ.

 

Более того, в этом особом Божьем совете отдельное ударение сделано на том факте, что человек создан по образу и подобию Бога, а поэтому у него совершенно иные взаимоотношения с Творцом, чем у всего остального творения. Ни об одном существе, даже об ангелах, не говорится, что они были созданы по подобию Божьему и отражают Его образ. У них могут быть некоторые аспекты одного или нескольких Божьих атрибутов, но только человек создан по Божьему образу и подобию.

 

Святое Писание подчеркивает, что Бог создал по Своему образу и подобию людей, а не одного человека. В 27 стихе первой главы книги Бытия эти люди названы мужчиной и женщиной. Не только мужчина и не только женщина, но оба, будучи зависимы друг от друга, являются образом Бога. Согласно благословению, которое произнес Бог в 28 стихе, не только Адам и Ева являются носителями этого образа, но и все их потомство. Этот образ принадлежит как им, так и их потомству. Человеческий род во всей своей целостности и разнообразии, по сути, сотворен по образу и подобию Божьему.

 

В заключение, Святое Писание ясно показывает, что сотворение человека по Божьему образу должно особенно проявляться  в его владычестве над всеми живыми существами и в подчинении Богу всей земли. Так как человек является дитем Бога, он может быть царем земли. Быть детьми Божьими и наследниками этого мира — это концепции, которые тесно взаимосвязаны и неотделимы друг от друга в творении.

 

* * * * *

 

Описание сотворения человека, данное в первой главе книги Бытия, представлено более подробно и конкретно во второй главе (Быт. 2:4б-25). Иногда вторую главу книги Бытия ошибочно называют вторым повествованием о творении. Но это неверно, так как в этой главе предвосхищается сотворение неба и земли.  В описании способа, которым Бог сотворил человека из праха земного, присутствует ссылка (ст. 4б) именно на создание неба и земли. Однако во второй главе основное ударение делается на описании сотворения человека и на способе, с помощью которого оно стало возможным. Основные различия между первой и второй главой книги Бытия обнаруживаются в деталях творения человека второго повествования.

 

В первой главе дано описание творения неба и земли, которое достигает своего апогея в создании человека. В этой главе человек является последним существом, вызванным к жизни Божьим всемогуществом. Он находится в самом конце вереницы творений как господин природы, царь земли. Однако во второй главе с четвертого стиха повествование начинается с описания сотворения человека. В данном случае человек является отправной точкой рассказа, занимая в нем центральное место. Далее в этой главе описываются последующие события, произошедшие с мужчиной и женщиной. Например, какое место обитания они получили от Бога, какие обязанности были у человека перед Богом, каково его предназначение и судьба. Итак, первая глава говорит о человеке как о вершине или цели творения, а вторая глава рассматривает его как начало истории. Содержание первой главы можно выразить одним кратким словом творение, а второй главы — рай.

 

Во второй главе, в повествовании о сотворении человека, присутствуют три особенности, которые уточняют содержание первой главы.

 

Во-первых, практически нет никаких указаний относительно места жительства человека. Первая глава всего лишь в общих чертах констатирует, что человек был создан по Божьему образу и подобию и назначен Богом быть господином всей земли. Однако в данном повествовании не содержится ни малейшего намека на то, в какой же части земного шара человек впервые узрел свет жизни или где он вначале проживал. Об этом мы узнаем из второй главы. Бог, сотворив небо и землю, солнце, луну и звезды, растения и птиц небесных, животных земли и обитателей водных глубин, все еще не определил особое место для обитания человека. Прежде чем создать человека и приготовить для него сад или рай в стране Эдемской на востоке Палестины, Бог почивает. Сад Эдемский был устроен особым образом. Бог насаждает в почве Эдема разнообразные деревья —  приятные на вид и плоды которых можно употреблять в пищу. Из них особо выделяются два дерева — дерево жизни посреди рая и дерево познания добра и зла. Этот сад был разбит таким образом, что река, устье которой находилось в верховьях Эдема, протекала по его территории и делилась на четыре рукава — Фисон, Гихон, Тигр и Евфрат.

 

На протяжении многих столетий предпринималось множество усилий с целью определить истинное расположение эдемской земли и Эдемского сада. Выдвигались разнообразные предположения относительно реки, протекавшей через Эдем, и четырех рек, на которые разделялся основной поток, а также названия территории Эдема и сада, который там располагался.  Однако эти предположения так и остались всего лишь догадками и не более того. Ни одно из них не имело серьезных доказательств истинности. Однако есть два толкования, которые все же заслуживают внимания. Согласно первому толкованию, Эдем находился к северу от Армении, а согласно второму — дальше к югу, на территории Вавилона. Однако трудно сделать выбор как в пользу первого, так и второго предположения. Ведь описание, данное в Святом Писании, более не является достаточным или исчерпывающим для определения истинного месторасположения Эдема. Однако если мы вспомним, что потомки Адама и Евы, несмотря на Божий запрет, все же обитали неподалеку от Эдемского сада (Быт. 4:16); Ноев ковчег после потопа остановился на горе Арарат (Быт. 8:4); а новое человечество распространилось от Вавилона по всему лицу земли (Быт. 11:8-9), тогда, вне сомнений, можно предположить, что колыбель человечества находилась именно там и граничила с Арменией на севере и с землей Сенаар на юге. В наши дни учение Святого Писания подтверждается исследованиями ученых. Следует признать, что в прошлом историки выдвигали множество гипотез относительно первоначального дома человечества, пытаясь разыскать его следы в разных частях света. Но все же с течением времени они снова возвращаются к Ближнему Востоку. Этнология, история цивилизаций, филология — все эти дисциплины указывают на Азию как на континент, который первоначально был колыбелью человечества.

 

Следующей особенностью, которая привлекает наше внимание во второй главе книги Бытие, является испытательное повеление, данное Богом человеку. Изначально первый человек был назван просто человеком (ха-адам). В течение определенного времени он был единственным человеческим существом, и не было никого, кто был бы подобен ему. Однако в книге Бытие (4:25) имя Адам используется без определенного артикля. Так впервые это имя становится личностным. Это очевидно указывает на то, что первый человек, который некоторое время был единственным человеческим существом, является началом, источником и главой человеческого рода. Будучи таковым, он получает двойную задачу для исполнения: во-первых, возделывать и охранять Эдемский сад, а во-вторых, беспрепятственно вкушать плоды от всякого дерева в саду, кроме дерева познания добра и зла.

 

Первая задача определяет его взаимосвязь с землей, а вторая — с небесами. Адам должен был покорять землю и владычествовать над ней в двойном смысле. Во-первых, ему следовало возделывать землю, буквально открывать почву, дабы она отдала все те богатства, которые вложил Бог в ее недра для использования человеком. Во-вторых, Адам должен был наблюдать за землей, охранять ее, защищать от всех опасностей, угрожающих ей. Говоря кратко, человек обязан предохранять ее от той порчи и разложения, в котором все творение стенает ежечасно.

 

Следует помнить, что человек способен исполнить свое предназначение относительно управления землей только в случае, если его взаимосвязь с небесами не будет разорвана. То есть, если он будет продолжать верить в Бога, в Его Слово и повиноваться Его заповедям. Таким образом, двойная задача, по сути, является одной задачей. Адам должен владычествовать над землей не пребывая в праздности и бездеятельности, а работая своим разумом, сердцем и руками.

 

Однако, чтобы править, он должен служить Богу, Который является его Творцом и Законодателем. Работа и отдых, правление и служение, земное и небесное призвание, цивилизация и религия, культура и культус — эти пары понятий идут рука об руку от начала мира. Они гармонируют между собой  и вместе образуют в одном призвании великое, святое и славное предназначение человека. Вся культура, то есть совокупность деяний человека в области владычества над землей, будь то сельское хозяйство, животноводство, торговля, промышленность или наука, является исполнением одного Божественного призвания. Если человек желает остаться человеком, ему необходимо всецело осознавать свою зависимость от Бога, повинуясь Божьему Слову. Религия должна быть принципом, который поддерживает человеческую жизнь, освящая ее в служении Богу.

 

Третьей особенностью второй главы книги Бытие  является женщина, дарованная мужчине, и установление института брака. Адам получил от Бога обилие даров. Несмотря на то, что  Адам был создан из праха земного, он был, тем не менее, носителем Божьего образа. Господь поселил человека в прекрасном саду и обильно одарил его всеми благами, приятными для глаз и пригодными для употребления в пищу. Адам получил приятное задание заботиться о саде и владычествовать над землей. Исполняя Божье поручение, он должен был жить в соответствии с Его заповедями, беспрепятственно вкушая плоды от любого дерева в саду, кроме дерева познания добра и зла. Однако, несмотря на все блага, несмотря на чувство благодарности Богу за все Его благодеяния, человек не был удовлетворен, он не мог наиболее полно выразить себя. Причина такого состояния была определена Самим Богом — Адам был одинок. Нехорошо быть человеку одному. Это не характерно для человека. Ведь он не был создан для одиночества. Человек является социальным существом и ему необходимо общение с людьми. Человек должен уметь выразить себя, проявить себя, показать себя. Он должен быть способным излить свое сердце, дабы придать своим чувствам определенную форму. Он должен делиться своими переживаниями и опасениями с существом, которое может понять его, сопереживать ему и жить рядом с ним. Одиночество — это скудость, уныние, постепенное изнеможение и увядание. Как трудно быть одиноким!

 

Бог, сотворивший человека с потребностью в самовыражении и развитии, в величии и благодати Своей силы желает восполнить эту нужду. Бог может создать для мужчины помощницу, которая будет рядом с ним, будет связана с ним и будет дополнять его. В 19 и 21 стихах говорится, что Бог создал всех животных полевых и птиц небесных и привел их к Адаму, чтобы увидеть, есть ли среди этих творений существо, которое может быть спутником жизни для человека и его помощником. Конечно же, целью написания этих стихов было не отображение хронологической последовательности сотворения животных и людей, а подчеркивание физического порядка, разряда, уровней  взаимоотношений, в которых два вида творений противопоставлены друг другу. Такой уровень взаимоотношений впервые проявился в том, что Адам нарек имена всем животным.

 

Таким образом, Адам понимал всех животных. Он проникал в их сущность. Он мог их классифицировать, разделять на подвиды и назначать для каждого из них надлежащее место в этом мире. Поэтому, если Адам не нашел среди всех творений родственного себе существа, то это не было следствием его невежества, высокомерия или гордости. По всей видимости, причина была в другом. Существует различие по виду между человеком и другими творениями,  различие не только в степени, но и, главным образом, в сущности. Конечно, существуют разного рода соответствия между животными и человеком. Например, как животные, так и люди обладают физическими телами. Как у тех, так и у других есть разнообразные потребности и желания относительно пищи и питья. Как люди, так и животные производят потомство, обладают пятью органами чувств: обонянием, вкусом, осязанием, слухом и зрением. Как у одних, так и у других есть познавательные способности, интеллект и ощущения. Тем не менее, человек разительно отличается от животных. У него есть разум, рассудок и воля, благодаря чему он воспринимает религию, нравственность, язык, закон, науку и искусство. Вне сомнений, человек был создан из праха земного, однако дыхание жизни он получил свыше. Он не только физическое существо, но и духовное, рациональное и нравственное. Вот почему Адам из всех творений не смог найти родственную душу, которая могла бы стать его помощницей. Он нарек имена всем животным, однако ни одно из них не заслуживало превознесенного, царственного имени человек.

 

Когда человек не нашел того, что искал, тогда, независимо от его сознания и готовности  и  без предпринятых усилий с его стороны, Бог даровал Адаму то, чем он сам не мог себя обеспечить. Мы получаем в подарок самое лучшее. Мы получаем подарки, не прилагая усилий и не оплачивая их стоимость. Мы получаем их даром. Мы не зарабатываем их. Они достаются нам бесплатно. Самый роскошный и драгоценный дар, который мужчина может получить на этой земле — это женщина. Следует отметить, что этот подарок Адам получил, пребывая в глубоком сне, в бессознательном состоянии, не предпринимая волевого решения или физических усилий. Конечно, этому событию предшествует поиск, чувство нужды и стремление найти родственную душу. Таково действие молитвы. Но потом Бог дает Свой дар по Своей инициативе и всемогуществу, без какой бы то ни было помощи с нашей стороны. Бог как бы подводит женщину к мужчине, поддерживая ее Своей десницей.

 

В результате, первыми эмоциями Адама, когда он проснулся и увидел пред собою женщину, были восторг и признательность. Он не чувствовал себя чужим по отношению к этой женщине, но сразу же признал в ней родственную душу. Его признание было буквально признанием того, о чем он мечтал, чего желал и в чем нуждался, но не мог себе приобрести. Его восторг проявляется в полной мере в первом брачном гимне, который будет постоянно звучать на земле: «Вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа» (Быт.2:23). Поэтому Адам остается источником и главой человеческого рода. Женщина не просто сотворена вместе с Адамом, но из него (1 Кор. 11:8). Подобно тому, как тело Адама было создано из праха земного, так и жизнь Евы возникла из ребра ее мужа. Как из праха земного возник первый человек, став душой живой, благодаря дыханию жизни свыше, так и первая женщина стала человеческим существом, благодаря творческому всемогуществу Бога. Она сотворена из Адама, но все же отличается от него. Она принадлежит к тому же роду, но в то же время занимает свое собственное уникальное положение. Она зависима, но все же свободна. Она была сотворена после Адама и из Адама, но обязана своим существованием только Богу. Таким образом, она служит, чтобы помочь мужчине, чтобы он мог осуществить свое призвание владычествовать над землей. Женщина является помощницей, а не служанкой или тем более рабыней. Она личность, независимая и свободная, которая появилась в этом мире, благодаря не мужчине, а Богу, перед Которым она ответственна и Который преподнес ее мужчине как бесплатный и незаслуженный дар.

 

* * * * *

(Далее Бавинк  уделяет большое внимание опровержению теории эволюции. Так как Бавинк писал около ста лет тому назад, некоторые из его идей утратили актуальность в наше время. Затем он переходит к рассмотрению последствий теории эволюции для нашего понимания  сущности человека).

 

* * * * *

Представления о происхождении человека очень тесно связаны с представлениями о  сущности человека. В наши дни существуют разные точки зрения, согласно которым человек и наш мир, вне зависимости от своего происхождения и развития в прошлом, являются таковыми, какие они есть сейчас и такими и останутся.

 

Такая точка зрения, вне сомнений, правильна: реальность остается неизменной, вне зависимости от наших правильных или ложных представлений о ней. Такое утверждение верно и относительно происхождения всего сущего. Даже если мы представим, что мир и человечество возникли определенным образом, скажем, постепенно,  на протяжении веков, посредством малейших изменений в процессе самозарождения, такое предположение, конечно же, не изменило бы настоящих событий творения. Мир возник так, как он возник, а не так как мы думаем и предполагаем. Но следует помнить, что наше представление относительно происхождения вещей неразрывно связано с  представлением  касательно сути вещей.

 

Если первое ложно, тогда и второе не может быть правильным. Если мы думаем, что земля и все царства природы, все творение и особенно человеческие существа возникли без Бога, целиком и полностью благодаря эволюции энергий, которые являются остаточным продуктом в нашем мире, тогда такая идея должна обязательно оказывать значительное влияние на нашу концепцию о сущности мира и человека.

 

Совершенно ясно, что мир и человек останутся самими собою, вне зависимости от наших истолкований. Однако для нас они становятся иными. Их ценность и значимость увеличивается или уменьшается в соответствии с нашими представлениями об их происхождении и возникновении.

 

Это настолько очевидно, что даже не требует дополнительных подтверждений или доказательств. Но  так как мнение о том, что мы можем представлять себе происхождение вещей как нам заблагорассудится, поскольку то, что мы думаем об их сущности, не влияет на них,  оно повторяется вновь и вновь, например, в учении Святого Писания, религии Израиля, личности Христа, религии, нравственности и тому подобном. При рассмотрении сущности человека такой подход будет весьма полезен для подчеркивания ложности вышеизложенных  мнений. Сделать это не очень тяжело. Ибо если человек постепенно развивался, так сказать, без Бога, исключительно под воздействием слепых сил природы, тогда совершенно очевидно, что он  не может существенно отличаться от животных, и таким образом, даже на высшей стадии эволюционного развития, он остается животным.

 

В таком случае, для души, которая отличается от тела, для нравственной свободы и личного бессмертия не остается места. А религия, истина, нравственность и красота теряют свой собственный (абсолютный) характер.

 

Мы не пытаемся приписать сторонникам теории эволюции эти выводы. Напротив, они сами приходят к таким заключениям. Например, сам Дарвин говорит, что если бы наши незамужние женщины воспитывались в таких же условиях, что и медоносные пчелы, тогда они бы считали своим священным долгом убивать своих братьев по примеру рабочих пчел. А матери пытались бы уничтожать своих взрослых дочерей (при этом никто бы из окружающих не попытался предотвратить убийство). С точки зрения Дарвина, вся система нравственного закона является следствием обстоятельств, и, следовательно, подвержена изменениям в зависимости от обстоятельств. Таким образом, добро и зло, истина и ложь, являются относительными понятиями, а их значимость и ценность, подобно моде, могут изменяться в зависимости от места и времени. Итак, с точки зрения некоторых, религия представляет собой не что иное как временное подспорье, которое использует слабый и необразованный человек в процессе борьбы с природой. Религия, в таком случае, становится опиумом для народа, и с течением времени она умрет естественным образом и исчезнет, когда человек станет полностью свободным. Грех, преступление, убийство не делают человека виновным, а являются последствиями нецивилизованного состояния, в котором он жил в прошлом. Но с течением времени они будут исчезать по мере того, как человек будет развиваться, а общество становиться лучше. Таким образом, преступников следует считать детьми, животными или душевнобольными и относиться к ним соответственно. В таком случае тюрьмы должны уступить место исправительным учреждениям. Говоря кратко, если человек не был создан Богом, а является животным, которое постепенно «развилось»,  тогда за свое состояние он должен благодарить только себя. Тогда человек сам себе законодатель, хозяин и господин. Все эти выводы из материалистической или пантеистической теории эволюции проявляются в полной мере как в современной науке, так и литературе, искусстве и практическом управлении.

 

Однако, реальность учит нас совсем другому. Человек, конечно же, может себя убедить (если пожелает), что он всего достиг сам и ничего никому не должен. Однако во всех отношениях он остается зависимым существом. Он не может делать все, что пожелает. В своем физическом состоянии человек остается зависимым от физиологических законов, установленных для дыхания, системы кровообращения, пищеварения и размножения. Если человек будет противиться этим законам и не обращать на них внимания, он подорвет свое здоровье и разрушит свою жизнь. То же самое можно сказать и о жизни его души и духа. Человек не может думать так, как ему заблагорассудится. Он связан законами, которые он сам не придумывал и не устанавливал, но которые подразумеваются в самом акте его мыслительного процесса и проявляются в нем. Если человек не пожелает придерживаться этих законов мысли, тогда он попадется в ловушку ошибок и лжи. Также, человек не может действовать так, как ему хочется. Его воля подчиняется дисциплине разума и совести. Если человек будет игнорировать эту дисциплину, тогда его воля и действия деградирует до уровня произвола и непостоянства. Поэтому человек должен оценивать свое нравственное состояние, осуждать свои неправильные действия, сожалеть о них и раскаиваться. У него должны быть угрызения совести и сожаление о содеянном.

 

Поэтому, жизнь души, не в меньшей мере, чем и жизнь тела, зиждется на чем-то большем, чем просто непостоянство или случайности. Это не  состояние беззакония и анархии, а во всех своих аспектах и действиях оно определяется законами. Эта жизнь подчинена законам истины, блага и красоты,  тем самым показывая, что она не развилась сама по себе. Говоря кратко, человек с самого начала имеет свою собственную природу и собственное естество, которые он не может безнаказанно нарушать. В этих вещах природа настолько сильнее теории, что сами сторонники теории эволюции продолжают говорить о человеческой природе, неизменных человеческих атрибутах, законах мысли и этики, предписанных для человека, и врожденном религиозном чувстве. Таким образом, идея о естестве человека конфликтует с идеей его происхождения.

 

В Святом Писании, однако, существует совершенное согласие между этими двумя идеями. То есть, сущность человека соответствует его происхождению. Человек, несмотря на то, что его тело создано из праха земного, получив свыше дыхание жизни и будучи сотворенным Самим Богом, является уникальным существом и имеет свою собственную природу. Сущность его заключается в следующем — в нем проявляется образ и подобие Божьи.

 

(Мы пропускаем следующий раздел, в котором Бавинк приводит дополнительные  аргументы о различиях между человеком и животными).

 

Человек, будучи носителем образа Божия, отличается не только от земных животных, но и от ангелов небесных. Существование таких существ как ангелы невозможно доказать с помощью научных аргументов, а только Святым Писанием. Наука ничего не знает об ангельских существах. Она не может ни доказать, ни опровергнуть их существование.

 

Но поразителен тот факт, что вера в существование ангелов небесных распространена среди всех народов и во всех религиях. Более того, люди, отвергающие свидетельство Святого Писания о существовании ангельских существ, тем не менее, в разнообразных суеверных формах верят в неких сверхъестественных существ. Наше поколение доказывает эту истину в полной мере. Конечно, современные люди не верят в ангелов и демонов. Место традиционной веры в ангельских существ заняла вера в скрытые силы, таинственные природные явления, духов, привидения, посещения покойниками, живые звезды, населенные планеты, марсиан, живых атомов и тому подобное. В связи с этими древними и современными верованиями, интересно отметить, как отрицательно к этому относится Библия. Святое Писание категорически запрещает гадания,[1] колдовство,[2] астрологию,[3] некромантию,[4] магию или обращение к прорицателям,[5] все заклинания и волшебство[6] и тому подобное, вне зависимости от того, какова основа этих верований — ложная или правильная. Таким образом, Библия полностью осуждает всякое суеверие и неверие. Христианство и суеверие являются заклятыми врагами. Нет такой науки, просвещения или цивилизации, которые могли бы уберечь людей от суеверий. Только Слово Божье может нас защитить от них. Писание делает человека глубоко зависимым от Бога, тем самым освобождая его от поклонения творению. Оно ставит человека в правильные взаимоотношения с природой и делает возможным существование и развитие истинной науки естествознания.

 

Но Слово Божье действительно учит, что существуют ангелы, а не мифические существа, как плод человеческого воображения, и не персонификация мистических сил или умерших людей, которые взошли на высшие уровни духовных сфер. Оно говорит о духовных существах, сотворенных Богом, подчиняющихся Его воле и призванных служить Ему. Поэтому они являются существами, о которых мы, во свете Святого Писания, можем иметь конкретное представление, как о тех, кто не имеет ничего общего с мифологическими персонажами языческих религий. Ангелы обладают большими знаниями[7] и силой,[8] чем человек. Они были созданы тем же Богом, тем же Словом (Ин. 1:3, Кол. 1:16). Они обладают таким же разумом и нравственной природой, что и мы. Вот почему о добрых ангелах говорится, что они повинуются Божьему гласу и вершат Его волю (Пс. 102:20-21), а о злых — что они не пребывают в истине (Ин. 8:44), совращают с пути (Еф. 6:11) и согрешают (2 Пет. 2:4).

 

Но, несмотря на сходство между ангелами и людьми, все же между ними существуют значительные отличия. Во-первых, у ангелов нет души и тела. Они — чистые духи (Евр. 1:14). Конечно, являясь людям, ангелы представали пред ними в физическом облике. Однако различные образы, в которых ангелы являлись людям,[9] указывают на тот факт, что эти проявления носили временный характер и изменялись в соответствии с характером миссии. Никогда ангелы не были названы душами или живыми душами, как, например, животные и люди. Ибо душа и дух отличаются друг от друга в том смысле, что душа по своему естеству также духовна, нематериальна, невидима и даже в человеке является духовно независимой субстанцией, хотя она всегда взаимосвязана с телом, подходит для тела, и без нее тело не может быть целостным и совершенным. Душа — это дух, предназначенный для физической жизни. Такая душа характерна для животных и в особенности для человека. Человек, лишившись своего тела в момент смерти, продолжает существовать. Однако такое существование несовершенно и неполноценно. Человек станет целостным только в день воскресения, когда его душа воссоединится со своим преображенным телом. Но ангелы не имеют души. Они никогда не были предназначены для телесной жизни. Их местом обитания является не земля, а небо. Они чистые духи и это дает им большое преимущество перед людьми, так как они превосходят человека в знании и силе, а также более свободны по отношению ко времени и пространству. Ангелы не ограничены  в передвижении и поэтому они прекрасно подходят для выполнения Божьих повелений на земле.

 

Но  у этих преимуществ есть и обратная сторона — и это второе различие между ангелами и людьми. Так как ангелы являются чистыми духами, они не имеют родственных связей друг с другом. Они все вместе были сотворены и продолжают существовать вместе. Они не образуют собой одно органичное целое, один род или расу. Конечно, среди них существуют естественные различия. Писание говорит об огромном количестве ангелов,[10] которые разделены по классам. Например, херувимы (Быт. 3:24), серафимы (Ис. 6), престолы, начала, власти, силы и господства (Еф. 1:21, Кол.1:16, 2:10). В этих группах также присутствуют различия в положении. Михаил и Гавриил занимают среди них особое положение.[11] Тем не менее, они не образуют собой один род. У ангелов нет родственников. Они не производят потомство. Можно говорить о едином человеческом роде, но не об ангельском роде. Христос, облекшись в человеческую природу, мгновенно стал связанным кровными узами со всем человечеством. Он стал нашим братом по плоти. Но ангелы, проживая рядом друг с другом, не связаны кровными узами. Каждый ответственен только за себя, а не за других. Вот почему одна часть ангелов отпала от Бога, а другая осталась Ему верной.

 

Третье различие между людьми и ангелами взаимосвязано со вторым. Так как ангелы являются духами, они не связаны с землей, у них нет родственных связей, в их среде нет отцов и матерей, родителей и детей, братьев и сестер. Таким образом, существует целый мир взаимоотношений и связей, идей и эмоций, желаний и обязанностей, к которому ангелы не имеют никакого отношения. Ангелы, конечно же, более могущественны, чем люди, однако жизнь у них не такая разнообразная и многогранная. По сравнению с ангелами, у которых весьма бедные отношения друг с другом, у людей глубокая и богатая эмоциональная жизнь. Конечно, Иисус говорит (Мф. 22:30), что брак будет отменен в будущем веке, тем не менее, сексуальные взаимоотношения в значительной степени умножили духовные богатства человечества, и в воскресении эти сокровища не будут утрачены, но сохранятся навеки.

 

Если ко всему вышесказанному мы добавим утверждение о том, что это богатейшее откровение Божие дарованное нам во Имя Отца, во Имя Сына (Который стал подобен нам и является нашим Пророком, Царем и Священником) и во Имя Святого Духа, излитого на Церковь и благодаря Которому Сам Бог обитает в нас, тогда мы осознаем, что не ангелы, а люди были сотворены по образу и подобию Божьему. Ангелы ощущают Божью силу,  мудрость и благость, однако только люди являются сопричастниками Его вечных милостей. Бог является Господином ангелов, но не их Отцом. Христос их Глава, но не Примиритель и не Спаситель. Святой Дух посылает их и руководит ими, но никогда не свидетельствует им, что они являются детьми и наследниками Божьими, а также сонаследниками  Христу. Следовательно, взоры ангелов обращены на землю, так как там было явлено богатство Божьей благодати; там идет война между земным и небесным и создана Церковь — Тело Христово; и там будет в предопределенный день нанесен сокрушительный удар по силам зла, и одержана победа Бога над Его врагами. Вот почему они желают постичь тайны спасения, явленные на земле, и познать многоразличную премудрость Божию (Еф. 3:10 и 1 Пет. 1:12).Таким образом, ангелы во многом связаны с нами, а мы с ними. Вера в существование и деятельность ангелов не имеет той же ценности,  что и наша вера,  которой мы доверяем Богу,  любим, боимся и чтим Его всем своим сердцем. Мы не имеем права уповать на какое-либо творение или ангела. Мы не имеем права поклоняться ангелам или воздавать им религиозные почести.[12] На самом деле, Святое Писание ничего не говорит об ангелах-хранителях, которые либо охраняют людей, либо являются их заступниками пред Богом. Однако не следует думать, что вера в ангелов бесполезна и не имеет никакого значения. Напротив, когда Бог давал Свое откровение людям, ангелы играли важную роль в этом процессе. Также ангелы являлись Христу во всех значимых моментах Его жизни и служения. Более того, однажды ангелы вместе со Христом  явятся на облаках небесных. Следует помнить, что ангелы являются служебными духами, посланными для служения наследникам спасения (Евр. 1:14). Они радуются обращению грешника (Лк. 15:10), наблюдают за верными (Пс. 33:7 и 90:11), защищают малых (Мф. 18:10), сопровождают Церковь на ее историческом пути (Еф. 3:10) и приносят детей Божиих на лоно Авраамово (Лк. 16:22).

 

Поэтому нам следует размышлять о них с уважением и говорить с почтением. Мы должны доставить им радость нашим покаянием. Нам нужно следовать их примеру в служении Богу и повиновении Его Слову. Нам следует показывать им в наших сердцах, жизни и в Церкви многоразличную премудрость Божию. Мы должны помнить об их товариществе и провозглашать вместе с ними великие дела Божии. Таким образом, существует разница между людьми и ангелами, но нет конфликта; есть различия, но есть и единство; существуют отличия, но также и взаимосвязь. Когда мы придем на гору Сион, в град живого Бога, небесный Иерусалим, мы приступим к великому множеству ангелов, восстанавливая узы единства и любви, которые были разорваны грехом (Евр. 12:22). Как люди, так и ангелы занимают свои места в богатой структуре Божьего творения и исполняют свои особенные функции. Ангелы — сыны, могущественные герои Бога и Его величественное воинство. Люди — существа, созданные по образу Божьему, которые являются Его родом, Его расой.

 

* * * * *

Если образ Божий является отличительной чертой человека, тогда мы обязаны лучше исследовать его суть.

 

В книге Бытие (Быт. 1:26) мы читаем, что Бог создал человека по Своему образу и подобию, чтобы человек владычествовал над всеми творениями, особенно над живыми существами. В данном случае следует рассмотреть три основных аспекта. Во-первых, взаимосвязь между Богом и человеком, выраженную двумя словами — образ и подобие. Эти два слова не являются, как многие предполагают, различными по сути и по своему содержанию, но они дополняют и усиливают друг друга. Вместе они являются доказательством того, что человек — это не неудачный портрет или что-то в этом роде, а  совершенный и истинный образ Бога. Человек представляет собой миниатюрное отражение великого Бога. Человек находится бесконечно ниже Бога, но, тем не менее, тесно взаимосвязан с Ним. Будучи творением, человек целиком и полностью зависит от Бога, но, будучи человеком, он  является свободным и независимым существом. Ограничения и свобода, зависимость и независимость, огромная дистанция, отделяющая от Бога и, в то же время, близость к Нему — все эти вещи непостижимым образом сочетаются в человеке. Как человек, будучи таким низменным существом, может одновременно быть образом Самого Бога? Эта истина выше нашего понимания.

 

Во-вторых, в книге Бытие (Быт. 1:26) говорится, что Бог создал человека (слово во множественном числе) по Своему образу и подобию. С самого начала становится понятным, что Бог намеревался сотворить по Своему образу не одного человека, но все человечество. Вот почему Он незамедлительно создал человека как мужчину и женщину, которые были не отделены друг от друга, но связаны тесными узами взаимоотношений (ст. 27). Таким образом, не только в мужчине и не только в женщине, но в них обоих особенным образом проявляется Божий образ. Иногда можно услышать противоположное мнение, основанное на тексте 1 Послания к Коринфянам  11:7, в котором Павел пишет, что мужчина является образом и славой Бога, а женщина — славой мужчины. К сожалению, этот текст часто подвергается неправильному истолкованию, согласно которому женщина не является образом Божьим, так как занимает положение намного ниже мужчины. Но апостол Павел в данном отрывке говорит не отдельно о мужчине и женщине, а об их взаимоотношениях в браке. Он пишет, что не женщина, но мужчина является главой семьи. Он делает такой вывод на основании факта, что не мужчина от женщины, но женщина от мужчины. Мужчина был сотворен первым. Первым он был создан по образу и подобию Божьему. Ему первому Бог явил Свою славу. Женщина является сопричастницей этих благ благодаря посредничеству мужчины. Она получила их от мужа и через мужа. Она также получила образ Божий, но после мужчины, пребывая в зависимости от него, от его посредничества. Следовательно, мужчина является непосредственным и первоначальным образом и славой Бога, а женщина — унаследованным образом и славой Бога,  которые она получила от мужа. Содержание второй главы должно рассматриваться в свете повествования первой главы книги Бытия. Во второй главе мы читаем, что женщина получает от Бога такой же образ и подобие Бога, что и мужчина (Быт. 1:27). В этом стихе содержится истина об образе Божием, который пребывает во всех людях, во всем человечестве, вне зависимости от расы, наличия талантов и сил. Более того, этот образ полностью раскроется в новом человечестве, то есть в Церкви Христа.

 

В-третьих, 26 стих первой главы книги Бытия сообщает, что Бог преследовал определенную цель, создавая человека по Своему образу и подобию. В соответствии с Божьим замыслом, человек должен владычествовать над всеми живыми существами, а также плодиться и размножаться, наполняя землю и покоряя ее. Если мы сейчас называем такое подчинение термином культура, который широко распространен в наше время, тогда можно утверждать, что культура, в широчайшем смысле этого слова, является целью, для выполнения которой Бог и сотворил человека по Своему образу и подобию. Настолько мало противоречие  между cultus и культурой, религией и цивилизацией, христианством и человечеством, что было бы правильней утверждать, что Божий образ был дарован человеку, дабы он, владычествуя над землей, провозглашал и являл его в полной мере. Владычество над землей включает в себя не только древние занятия человека, такие как охота и рыбная ловля, сельское хозяйство и животноводство, но также и торговлю, финансы и кредит, добычу полезных ископаемых, науку и искусство. Такая культура должна быть свойственна не просто человеку, но человеку, который является образом Божьим и оставляет печать своего духа во  всех аспектах своей деятельности. Такая культура укоренена в Боге, Который есть Альфа и Омега, Начало и Конец.

 

* * * * *

Содержание или значение образа Божьего раскрывается более отчетливо в последующем откровении. Например, удивительно то, что даже после грехопадения человек все еще называется образом Божиим.

 

В книге Бытие (Быт. 5:1-3) содержится напоминание о том, что Бог сотворил человека, мужчину и женщину, по Своему подобию и благословил их, а Адам родил сына по своему образу и подобию. Шестой стих девятой главы книги Бытие запрещает пролитие человеческой крови, так как человек создан по образу и подобию Божьему. Автор прекрасного Восьмого Псалма прославляет славу и величие Господа, явленные в небесах и на земле, а наиболее чудно — в незначительном человеке и его владычестве над всеми творениями Божьих рук. Проповедуя афинянам на Марсовом холме, апостол Павел процитировал одного из греческих поэтов: «Мы Его и род» (Деян. 17:28). Апостол Иаков в своем послании (Иак. 3:9), говоря об опасности языка, приводит следующее противопоставление:  «Им благословляем Бога и Отца, и им проклинаем человеков, сотворенных по подобию Божию». Святое Писание не только называет падшего человека образом Божьим, но и относится к нему соответствующим образом. Слово Божье рассматривает человека как разумное, нравственное существо, которое ответственно пред Богом за все свои мысли, слова действия и обязанное ему служить.

 

Наряду с таким взглядом существует также  мнение,  что по причине греха человек утратил образ Божий. Конечно, напрямую об этом нигде не сказано, однако к такому выводу можно придти на основании совокупности учения Святого Писания  о грешном человеке. Ведь грех, о чем мы поговорим более подробно немного позже, лишил человека невинности, праведности, святости. Грех развратил его сердце, омрачил понимание, склонил волю ко злу, извратил наклонности, так что тело человека и все его части являются рабами неправедности. Поэтому, человеку необходимо измениться, родиться заново, оправдаться, очиститься и освятиться. Он может стать сопричастником всех этих благ только пребывая со Христом, Который является истинным образом Бога (2 Кор. 4:4 и Кол. 1:15). Более того, мы должны стать подобными образу Сына Божия (Рим. 8:29). Новый человек, пребывающий в общении с Христом посредством веры, создан в соответствии с Божьей волей в истинной праведности и святости (Еф. 4:24) и постоянно обновляется в познании по образу Сотворившего его (Кол. 3:10). Знание, праведность и святость, которые верующий получает благодаря общению с Христом, укоренены в Боге и исполняют возложенные на них Богом задачи. Они помогают человеку стать сопричастником Божественного естества (2 Пет. 1:4).

 

Именно на основании этого учения Святого Писания в реформатском богословии были  проведены различия между образом Божьим в широком и узком смысле. С одной стороны, если человек после своего грехопадения и неповиновения все еще называется образом и дитем Божьим, а с другой стороны, все добродетели, которые наиболее ярко отражали в нем образ Божий, были утрачены по причине греха и могут быть восстановлены только благодаря общению с Христом, тогда совместимость этих утверждений станет возможной, если только образ Божий включает в себя нечто большее, чем добродетели познания, праведности и святости. Реформатские богословы, в отличие от лютеранских и католических, признавали и поддерживали этот факт.

 

Лютеране не видят различий между образом Бога в широком и узком смысле. А если они и отмечают эти отличия, то не признают их важности и не понимают их значимости. С точки зрения лютеранских богословов, образ Божий — это не что иное как первородная праведность, которая состоит из добродетелей познания, праведности и святости. Они признают образ Божий в человеке только в узком смысле и не согласны с тем, что этот образ относится ко всему человеческому естеству. Таким образом, религиозно-нравственная жизнь человека рассматривается как особая изолированная область. Она не относится к работе (и не оказывает на нее влияние), которую человек призван исполнять в государстве и обществе, в искусстве и науке. В данном случае, для христиан лютеранской традиции достаточно прощения грехов и общения с Богом посредством веры. Они пребывают в этом, наслаждаются и не пытаются связать духовную жизнь с советом и избранием Божьим и земным призванием человека.

 

В таком случае, утрата человеком первоначальной праведности равнозначна потере всего образа Божьего. От этого образа ничего не остается, ни малейшей частицы. Поэтому рациональная и нравственная природа человека, которая все же является его неотъемлемой частью, недооценена и оклеветана.

 

Католические богословы, напротив, признают различия между образом Божиим в широком и узком смысле, хотя они и не используют эти термины. Католики стремятся также установить между ними взаимосвязь. Но, с их точки зрения, эта взаимосвязь является внешней, а не внутренней. Она искусственна, а не реальна, механическая, а не органическая. Католические богословы представляют дело так, как будто  человек может существовать без добродетелей познания, праведности и святости (то есть образа Божьего в узком смысле). В таком состоянии у человека есть определенная религиозная и нравственная жизнь, однако она пребывает на уровне естественной религии и нравственности. Такая религия и нравственность ограничиваются нашим миром. Они никогда не смогут стать путем к небесному блаженству и непосредственному видению Бога. Несмотря на то, что теоретически возможно для природного человека, без обладания образом Божьим в узком смысле, исполнять обязательства естественной религии и естественного нравственного закона, на самом деле, это сделать чрезвычайно трудно, так как человек — материальное, чувственное существо. Ведь желание всегда было отличительной чертой чувственной природы человека. Похоть или желание могут сами по себе и не быть грехом. Тем не менее, они побуждают человека совершить грех, они влекут его к греху. Так как по природе этот чувственный характер, будучи плотским, противится духу, он всегда представляет собой для него угрозу. Опасность в том, что разум и воля могут быть порабощены силой плоти.

 

На основании двух основных причин, согласно римско-католической богословской мысли, Бог по Своему суверенному благоволению даровал Свой образ (в узком смысле) природному человеку. Он мог создать человека без этого образа. Бог предвидел, что человек очень легко станет жертвой своих плотских желаний, поэтому Он пожелал ввести его в высшее состояние блаженства, которое невозможно пережить здесь на земле, то есть, в небесную славу. В этом состоянии человек будет пребывать в непосредственной близости с Богом. Вот почему Господь даровал природному человеку первоначальную праведность и вознес его из природного состояния на высший, сверхъестественный уровень. Таким образом была достигнута двойная цель. Во-первых, человек может, благодаря этому сверхъестественному дополнению, с легкостью контролировать желания, к которым склонна плоть. Во-вторых, исполняя сверхъестественные обязанности, предписанные ему первоначальной праведностью (образом Божьим в узком смысле), человек может достичь сверхъестественного спасения, которое будет соответствовать его дальнейшему вкладу в это спасение. Таким образом, это сверхъестественное addendum (приложение) первоначальной праведности служит двум целям для католика:  усмиряет плоть и  очищает  путь на небеса с помощью заслуг.

 

Реформатские богословы занимают среднее положение между римско-католической  и лютеранской позициями. Согласно Святому Писанию, образ Божий включает в себя намного больше, чем только первоначальную праведность. Хотя эта праведность и была утрачена по причине греха, тем не менее, человек продолжает называться образом и дитем Бога. В нем все еще присутствуют малые частицы образа Божьего,  которым он был наделен при первоначальном сотворении Богом. В таком случае, первоначальная праведность не могла  быть отдельным, независимым, не имеющим отношения к человеческой природе, даром. Неверно утверждение о том, что человек первоначально существовал, гипотетически или на самом деле, как исключительно природное существо, к которому впоследствии была добавлена первоначальная праведность свыше. Правильней было бы сказать, что человек был изначально наделен этой праведностью, которая из всего творения была только у него. Учение о человеке включает в себя и концепцию о такой праведности. Без нее человек не может быть зачатым и не может существовать. Образ Божий в узком смысле неразрывно связан с этим же образом в широком смысле. Было бы неправильным утверждать, что человек обладает образом Божьим. Ведь он является образом Божьим. Под образом Божьим подразумевается сам человек. Образ является такой же неотъемлемой частью человека как и человечность. Как в состоянии греха человек остается человеком, в такой же мере он и сохраняет в себе остатки образа Божьего. Если бы человек полностью утратил образ Божий, тогда бы он перестал быть человеком, истинным и совершенным.

 

Кроме того, образ Божий, в узком смысле, является ничем иным как духовной целостностью или здоровьем человека.  Когда болезнь поражает тело или душу человека, даже когда он становится душевнобольным, все равно он не перестает быть человеком. В таких случаях, человек что-то утрачивает из области человеческой гармонии и приобретает то, что разрушает эту гармонию. Человек, утратив из-за греха свою первоначальную праведность, продолжает оставаться человеком, но при этом он теряет нечто неотделимое от своей сущности и взамен принимает нечто чуждое ей. Таким образом, человек, утративший образ Бога, не становится каким-то другим существом. Ведь он все же сохранил свою рациональную и нравственную природу. То, что утратил человек, обладало первостепенной важностью, а то, что он получил, поработило всю его природу и развратило ее. Как первоначальная праведность была целостностью и здоровьем человека, так грех является его духовной болезнью. Согласно Святому Писанию, грех — это нравственное разложение, духовная смерть, смерть в грехах и преступлениях. Такое понимание образа Божьего позволяет упорядочить учение Святого Писания. Это понимание  одновременно определяет взаимосвязь и различия между природой и благодатью, творением и искуплением. С благодарностью и выразительно оно признает благодать Божью, которая позволила человеку и после грехопадения остаться человеком и продолжала считать его и относиться к нему как к рациональному, нравственному и ответственному существу. В то же время, такое понимание подтверждает, что человек, утратив Божий образ, полностью развращен и склонен к всякого рода злу. История и жизнь подтверждают эту истину. Однако, даже в своем  низком, глубоком падении, человеческая природа все же остается человеческой природой. Каких бы высот ни достиг человек, он остается незначительным, слабым, виновным и достойным порицания.  Только образ Божий делает человека истинным и совершенным.

 

* * * * *

Если сейчас мы попытаемся кратко исследовать суть образа Божьего, то в первую очередь мы обратим внимание на духовную природу человека. Человек является как физическим существом, так и духовным. У него есть душа, которая по своей сути является духом. Такой вывод мы можем сделать на основании учения Святого Писания  относительно происхождения, сущности и продолжительности существования человеческой души. О происхождении человека мы читаем, что Адам, в отличие от животных, получил дыхание жизни свыше (Быт. 2:7) и оно пребывает в каждом человеке. Только Бог дарует каждому человеку его собственный дух (Еккл. 12:7). Только Он образовывает дух в человеке (Зах. 12:1), и только Бог, в отличие от земных отцов,  назван Отцом духов (Евр. 12:9). Такое особое происхождение человеческой души определяет также ее сущность. Конечно, Святое Писание  несколько раз упоминает о душах животных (Быт 2:19, 9:4 и  др.),  однако в этих текстах (как и в некоторых переводах) говорится о принципе жизни в общем смысле этого слова. Но человек имеет другую, высшую душу, которая по сути своей духовна. Это видно  из того, что Слово Божье говорит об  особом человеческом духе, но никогда о духе животного. У животных есть дух в том смысле, что, будучи творениями, они сотворены Духом Божьим и получают от Него жизненные силы (Пс. 103:30). Но ни у одного из них нет своего собственного духа,  он есть только у человека.[13] По причине своей духовной природы, душа человека бессмертна. Она не умирает как душа животных, но возвращается к  Богу, Который дал ее (Еккл. 12:7). Она не может быть убита людьми, подобно телу (Мф. 10:28). Будучи духом, она продолжает существовать (Евр. 12:9, 1 Петр. 3:19).

 

Эта духовность души возносит человека над животными, благодаря чему он приобретает определенное сходство с ангелами. Конечно, человек относится к миру чувств, будучи перстным от земли, однако, благодаря добродетели своего духа, он выходит за пределы земли и направляется свободной царственной поступью в мир  духов. Своей духовной природой человек зависит от Бога, Который является Духом (Ин. 4:24) и обитает в вечности (Ис. 57:15).

 

Во-вторых, образ Божий явлен в способностях и силе, которыми был одарен человеческий дух. Конечно, верно то, что высшие животные могут с помощью чувств формировать образы и соотносить их друг с другом. Но этим все и заканчивается. В отличие от животных, человек поднимается над уровнем образов и вступает в сферу понятий и идей. Посредством мысли, которая не может рассматриваться только как продукт функционирования мозга, но как духовная деятельность, человек выводит общее из частного, не ограничивается уровнем видимого, но способен размышлять о невидимых концепциях. Он создает идеи об истинном, благом и прекрасном. Наблюдая за творениями, он учится познавать Божью вечную силу и сущность. Посредством своей воли, которую следует отличать от его греховных желаний, человек освобождается от материального мира и постигает невидимую, сверхчувственную действительность. Его эмоции «приводятся в движение» не только полезными и приятными вещами материального мира, но также стимулируются идеальными духовными благами, которые невозможно подвергнуть научному анализу. Центром и отправной точкой всех этих способностей и действий является самосознание, благодаря которому человек может познать себя и обладать неистребимым чувством своего собственного бытия и особенности своей рациональной и нравственной природы. Кроме того, все эти особые способности выражаются явным образом в языке и религии, нравственности и законе, науке и искусстве. Конечно, все эти способности, как и многие другие, свойственны исключительно человеку и отсутствуют в животном мире.

 

Все эти способности и действия являются характеристиками образа Божьего. Потому что Бог, согласно откровению природы и Святого Писания, не бессознательная, слепая сила, но личностное, осознающее Себя, знающее и желающее Существо. Даже эмоции, предрасположенности и сильные душевные волнения, такие как гнев, ревность, сострадание, милость, любовь и тому подобное, без каких либо колебаний приписываются Богу в Святом Писании не как эмоции, которые Он пассивно испытывает, но как действия Его всемогущего, святого и любящего Существа. Библия не использовала бы такой язык, описывая Бога, если бы во всех своих способностях и действиях человек не был создан по образу Божьему.

 

В-третьих, это истинно и в отношении человеческого тела. Даже тело включено в образ Бога. Конечно, Святое Писание ясно говорит о том, что Бог есть Дух (Ин. 4:24). Нигде не говорится о том, что у Него есть тело. Тем не менее, Бог является Творцом как тела, так и всего мира чувств. Все вещи, в том числе и материальные, возникли и существуют в Слове, Которое было с Богом от начала (Ин. 1:3, Кол. 1:15), а поэтому пребывают в мысли и в духе. Более того, тело, хотя оно и не является причиной всех действий духа, представляет собой орудие для этих деяний. Не ухо слышит, но дух человека слышит с помощью уха.

 

Следовательно, все действия, которые мы совершаем с помощью тела и даже физических органов, могут быть приписаны Богу. Писание говорит о Его руках и ногах, Его глазах и ушах и так далее, дабы показать, что за все, чего может достигнуть человек благодаря своему телу, нужно благодарить Бога. «Насадивший ухо не услышит ли? и образовавший глаз не увидит ли?» (Пс.93:9). В таком случае, тело служит орудием духа и напоминает нам о том, как Бог действует в этом мире.

 

* * * * *

Все вышеперечисленное принадлежит образу Божьему в широком смысле. Но подобие Бога и человека намного сильнее проявляется в первоначальной праведности, которой был одарен человек и которая называется образом Бога в узком смысле. Когда Писание подчеркивает эту первоначальную праведность, оно  тем самым провозглашает, что самое важное в образе Божьем заключается не в том, что он существует, а в том, что он собой представляет. Главное не в том, о чем мы думаем, что ненавидим, любим и чего желаем. Подобие Бога и человека приобретает свою значимость на основании того, о чем мы думаем, чего желаем и каков объект нашей ненависти или любви. Силы разума и воли, наклонностей и антипатии были даны человеку именно для того, чтобы мы использовали их правильно, то есть в соответствии с Божьей волей и для Его славы. Бесы также обладают силами мысли и воли, но используют их единственно в целях ненависти и вражды против Бога. Даже вера в существование Бога, что само по себе благо, заставляет бесов трепетать пред Богом и со страхом ожидать Его суда (Иак. 2:19). Относительно иудеев, которые называли себя детьми Авраама и называли Бога своим Отцом, Иисус однажды сказал, что если бы это было так на самом деле, тогда бы они творили дела Авраамовы и любили Того, Кто был послан Богом. Но так как иудеи совершали прямо противоположное, пытаясь убить Иисуса, они показали, что являются детьми диавола и желают исполнять его волю (Ин. 8:39-44). Желания иудеев и дела,  которые они совершали, несмотря на  религиозную ревность и обособленность от язычников, делали их подобными диаволу. Таким же образом, подобие Бога в человеке проявляется в основном не в том, что человек обладает разумом и пониманием, сердцем и волей. Оно выражается  в чистом знании и совершенной праведности и святости, которые в совокупности составляют образ Божий в узком смысле,  который и был дарован человеку Богом как истинное украшение и привилегия.

 

Знание, которое было даровано первому человеку, не давало ему знания всего, так что ему уже не было необходимости узнавать еще что-либо о Боге, о себе и о мире.  Даже знания ангелов и святых могут умножаться. Таково было знание и у Христа на земле, вплоть до Его смерти. Первоначальное знание первого человека в большей мере подразумевает то, что Адам получил достаточное знание для своих обстоятельств и призвания, и что это знание было чистейшим. Адам любил истину всем своим сердцем. Ложь, со всеми своими ужасающими последствиями: ошибками, сомнениями, неверием и неуверенностью, еще не возникла в его сердце. Он пребывал в истине и все видел в истинном свете.

 

Плодом такого знания истины была праведность и святость. Святость означает, что первый человек был сотворен свободным от всякой примеси греха. Его природа была  неиспорченной. В его сердце не возникала греховная мысль, лукавое намерение или нечистое желание. Адам не был наивным или легковерным, ведь он знал Бога, знал Божий закон, который был начертан на скрижалях его сердца, и любил этот закон всей своей душой. Так как Адам пребывал в истине, он также пребывал и в любви. Праведность подразумевает, что человек, который знал истину Божью, был свят в своей воле и во всех своих желаниях, полностью соответствовал стандарту Божьего закона, целиком удовлетворял всем требованиям Божьей праведности и был невиновным пред лицом Бога. Человек, который находится в правильном месте, в месте, к которому он принадлежит, также пребывает в правильных отношениях с Богом и всеми творениями.

 

Нам чрезвычайно трудно сформировать идею на основании того состояния и обстоятельств, в которых был сотворен первый человек. Голова и сердце, разум и воля – чистые,  без греха, –  эта концепция превыше нашего ограниченного понимания и опыта. Когда мы перестаем размышлять о том, как грех проник во все области нашего мышления и речи, во все аспекты нашего выбора и действий, тогда в наших сердцах зарождается сомнение: «А действительно ли человек обладает такими понятиями как истина, любовь и мир?» Однако Святое Писание одерживает победу над любым сомнением. Во-первых, оно показывает нам не только в начале, но и в середине истории, Человека, который с полным правом задает вопрос Своим противникам: «Кто из вас обличит Меня в неправде?» (Ин.8:46). Христос был настоящим Человеком, а поэтому и совершенным Человеком. «Он не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его» (1 Пет. 2:22). Во-вторых, Писание учит о том, что первая человеческая пара была создана по Божьему образу в праведности и святости, как плод известной истины. Таким образом, Святое Писание показывает, что грех не является неотъемлемой частью человеческой природы, а поэтому может быть удален и отделен от нее.

 

Если грех живет в человеке с момента его сотворения и является его  неотъемлемой частью, тогда невозможно искупление от греха. Искупление от греха, в таком случае, будет синонимом уничтожения человеческой природы. Но человеческое существо может существовать без греха не только теоретически, так как святой человек существовал на самом деле. И когда он, согрешив, стал нечистым и виновным пред Богом, тогда появился другой Человек, второй Адам без греха, дабы освободить падшего человека от вины и очистить от всей нечистоты. Сотворение человека по образу и подобию Божьему и возможность его грехопадения включают в себя также возможность его искупления и восстановления. Но всякий, отрицающий первое, не может подтвердить второе. Обратной стороной медали отрицания грехопадения является неутешительная проповедь о невозможности искупления человека. Для того чтобы упасть, человек сначала должен встать. Для того чтобы утратить Божий образ, он должен сначала обладать им.

 

* * * * *

Человек сотворен по образу и подобию Божьему (Быт. 1:26 и 28), чтобы наполнять, обрабатывать землю и владычествовать над ней. Такое владычество не является составной частью Божьего образа. Оно также не может быть, как некоторые считают, основным содержимым этого образа. Более того, оно не является произвольным и случайным приложением. С другой стороны, ударение, которое делается на владычестве и его тесной взаимосвязи с творением по образу Божьему, показывает, что этот образ находит свое выражение во владычестве, и с его помощью может все больше и больше объяснить и раскрыть себя. Далее в описании этого владычества ясно утверждается, что оно, до определенной степени, было дано непосредственно человеку как дар. Однако, по большому счету, этого состояния человек может достигнуть только в будущем. Ведь Бог не только сказал, что сотворит людей по Своему образу и подобию (Быт. 1:26), но, создав первую человеческую пару,  мужчину и женщину, Он благословил их и сказал: «Плодитесь и размножайтесь, наполняйте землю и владычествуйте над ней» (Быт. 1:28). Впоследствии Бог дает Адаму особенное поручение возделывать сад (Быт. 2:15).

 

Все эти тексты совершенно ясно учат нас, что человек был создан не для праздности, а для  работы. Он не должен был почивать на  лаврах, но был обязан идти в большой мир с целью подчинить его своему слову и воле. Он должен был исполнять великое, многогранное поручение на этой земле. Человеку потребовались столетия усилий, чтобы исполнить эту задачу. Ему было указано двигаться в немыслимо далеком направлении и пройти путь до конца. Говоря кратко, существует большая разница и разделение между состоянием, в котором был создан первый человек, и предназначением, к которому он призван. Конечно, это предназначение тесно взаимосвязано с природой человека, точно так же как человеческая сущность тесно взаимосвязана с ее происхождением. Хотя различия между ними одни и те же. Природа человека, сущность его естества, образ Божий, по которому он был создан, достигли более полного и богатого раскрытия своего содержания посредством стремления к исполнению своего призвания. Образ Божий, так сказать, должен быть распространен до концов земли и оставить след во всех делах рук человеческих. Человек должен обрабатывать землю, чтобы она все больше и больше становилась откровением Божьих качеств.

 

Таким образом, владычество над землей было важной, но не единственной целью, к которой был призван  человек. Сама природа этого вопроса указывает на данный факт. Цель настоящей работы не заключается в работе ради самой работы. Работа является средством для создания чего-то важного, нужного. Работа прекращается при достижении поставленной цели. Работать, просто работать, без обдумывания, без плана или цели, означает работать без надежды. Такая работа недостойна мыслящего человека. Бесцельное развитие на самом деле не является развитием. Ведь развитие подразумевает намерения, последовательность действий, конечную цель и предназначение. Если человек с момента своего сотворения был призван к труду, тогда это значит, что сам Адам и все его потомки войдут в покой, выполнив свою работу.

 

Установление семидневной недели подтверждает и усиливает это убеждение. После завершения работы творения, Бог почил «от всех дел Своих». Человек, созданный по образу Божьему, непосредственно во время творения получает право и привилегию следовать Божьему примеру в этом отношении. Возложенная на него работа, а именно, наполнение земли и владычество над ней, является слабым подражанием Божьей творческой деятельности. Человеческая работа, как и Божья, является обдуманной, она следует определенному плану действий, в соответствии с которым должна быть достигнута особая цель. Человек не является машиной, которая бессознательно выполняет определенные действия. Он не занимается однообразным механическим трудом. В своей работе человек остается человеком, образом Божьим, мыслящим, волевым действующим существом, которое пытается что-то создать, и которое в конце одобрительно взирает на дела рук своих. Как и Божья, работа человека завершается отдыхом, радостью и удовольствием. Шестидневная рабочая неделя, увенчанная Шаббатом, облагораживает труд человека, превозносит его над монотонным движением неодухотворенной природы, запечатлевает его Божественным призванием. Таким образом, всякий, кто исполняет день Шаббата, входит в покой Божий в соответствии с Его целью. Такие люди отдыхают от своих дел так же радостно, как и Бог отдыхает от Своих (Евр. 4:10). Это верно как в отношении отдельно взятого человека, так и Церкви, и всего человечества. У мира также есть работа, которую он должен выполнять, работа, которая завершается Шаббатом. Для народа Божьего остается покой. Каждый день Шаббата является ничем иным как примером и предвкушением вечного покоя. Более того, он представляет собой пророчество об этом покое и гарантию его наступления (Евр. 4:9).

 

Вот почему Гейдельбергский катехизис правильно утверждает, что Бог создал человека благим по Своему образу, дабы он мог истинно знать Бога как своего Создателя, искренне любить Его и жить с Ним в вечном блаженстве, прославляя и возвеличивая Его. Конечная цель человека заключается в вечном состоянии блаженства и прославлении Бога на небе и на земле. Но для того чтобы достигнуть этой цели, человеку необходимо исполнить эту задачу на нашей земле. Чтобы войти в покой Божий, ему, прежде всего, следует завершить Божью работу. Путь к небесам пролегает по земле и над землей. Врата Шаббата открываются с помощью шести дней работы. Человек достигает вечной жизни, так сказать, посредством работы.

 

* * * * *

Это учение о предназначении человека основано целиком на мыслях, которые выражены в книге Бытия (Быт. 1:26-3:3). Но во второй главе есть другой очень важный, составляющий часть целого, элемент, который необходимо добавить к этому учению. Поселив человека в раю, Бог даровал ему право беспрепятственно питаться плодами всех деревьев в саду, кроме одного. Исключением из общего правила является, по повелению Бога, дерево познания добра и зла. Писание повествует, что человек не может вкушать плоды от этого дерева. Более того, в день в который он «вкусит» от этого дерева, он «смертию умрет» (Быт. 2:16-17). Ко всему, что было заповедано, теперь добавлено то, что запрещено. Адам знал заповеди Божьи частично из исследования своего сердца, частично благодаря Божьему провозглашаемому Слову. Адам не придумывал сам эти заповеди и повеления. Бог создал их в нем и передал их ему. Человек не является религиозно и нравственно автономным существом. Он не является сам себе законодателем, который может делать все, что ему заблагорассудится. Скорее сам Бог является его единственным Законодателем и Судьей (Ис. 33:22). Все  заповеди, которые Адам принял от Бога, сформировались в одно единое требование — тот, кто создан по образу Божьему, должен во всех своих мыслях и поступках, в течение всей своей жизни и деятельности оставаться этим образом. Человек должен быть таковым не только в самом себе, но и в брачных взаимоотношениях, в семье, в шестидневной рабочей неделе, в отдыхе в день  Шаббата, в своем распространении по лицу земли и размножении, в возделывании земли и владычестве над ней, в возделывании сада. Адам  должен был идти не своим путем, а тем, который назначил ему Бог. 

 

Но все эти заповеди, которые давали Адаму достаточную свободу действий на всей земле, были ограничены только одним предписанием. Предписание не есть от дерева познания добра и зла не принадлежит к образу Божьему, не является его неотъемлемой частью, а наоборот, очерчивает его границы. Если Адам нарушит эту запрещающую заповедь, тогда он утратит образ Божий, лишит себя общения с Богом и умрет. Таким образом, этой заповедью проверяется повиновение человека Богу. Эта заповедь покажет, действительно ли человек пойдет по Божьему пути или выберет свой, будет ли он придерживаться правильного направления или свернет в сторону, останется ли он сыном Божьим, пребывающим в доме Отца, или возьмет причитающуюся ему часть наследства и отправится в дальнюю страну. Вот почему эта заповедь обычно называется испытательной заповедью. Вот почему она, в определенном смысле, обладает произвольным содержанием. Адам и Ева не могли найти причину тому, почему было запрещено есть только от одного особого дерева в саду. Другими словами, они должны исполнять эту заповедь не потому, что они постигли ее разумное содержание и полностью поняли ее суть, но единственно потому что так сказал Бог, на основании Своей власти. Он должен был увидеть их послушание в исполнении определенного повеления. Вот почему далее дерево, плод которого они не имели права есть, было названо деревом познания добра и зла. Оно было именно тем деревом, которое должно было показать, действительно ли человек захочет находиться под совершенным водительством Божьей заповеди, исполняя ее в совершенстве, или своевольно будет сам определять, что есть добро и что есть зло.

 

Итак, первому человеку было много позволено и мало запрещено. В целом, последнее требование выполнить гораздо труднее. Есть люди, которые готовы сделать очень многое ради, скажем, своего собственного здоровья, но, в то же время, нежелающие ради этого чем-то пожертвовать, даже малым. Они рассматривают даже наималейшее проявление самопожертвования как невыносимое бремя. Запрещенный плод таинственно привлекателен. Он поднимает такие вопросы как: почему, что и как. Он вызывает сомнения и распаляет воображение. Этому искушению, которое исходило от запрещающей заповеди, первый человек должен был сопротивляться. Он должен был сражаться против различных искушений. Следует помнить, что в образе Божьем, который человек получил от Бога, была заложена способность выстоять под  натиском искушений и сокрушить их.

 

Тем не менее, становится очевидным из  испытательной заповеди, даже более ясно, чем  из установления семидневной недели, что конец или участь человека отличается от цели его сотворения. 

В начале своего сотворения, Адам не был тем, кем он мог быть или мог стать в конце. Он жил в раю, но все еще не на небесах. Ему предстояло пройти долгий путь, прежде чем  достичь своего места назначения. Он должен был достигнуть вечной жизни, исполняя Божьи повеления и отвергая различные искушения. Говоря кратко, существует большая разница между состоянием невинности, в котором был сотворен первый человек, и состоянием славы, к которому он был предназначен. Природа этого различия в дальнейшем раскрывается нам через все остальное откровение.

 

Адам зависел от смены дня и ночи, бодрствования и сна. Однако мы читаем, что в небесном Иерусалиме не будет ночи (Откр. 21:25 и 22:5), и что искупленные кровью Агнца будут стоять пред престолом Божьим, служа Ему денно и нощно в Его Храме (Откр. 7:15). Первый человек был связан  пропорциональным разделением недели на шесть рабочих дней и один выходной, однако люди Божьи будут в вечности наслаждаться непрекращающимся покоем (Евр. 4:9 и Откр. 14:13). В состоянии невинности человек ежедневно нуждался в пище и питье, но в будущем Бог уничтожит и чрево, и пищу (1 Кор. 6:13). Первая человеческая пара состояла из мужчины и женщины, которым было дано благословенное повеление «плодиться и размножаться». Однако «в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах» (Мф.22:30). Первый человек, Адам, был от земли, перстным. У него было физическое тело, он был «душою живою». Однако верующие при воскресении получат духовные тела и будут носителями образа небесного человека, образа Христа, Господа с небес (1 Кор. 15:45-49). Адам был создан со способностью грешить, сбиваться с пути, падать и умирать. Но верующие, даже пребывая здесь на земле, в принципе, не обладают этой возможностью. Ведь они больше не согрешают, так как всякий, рожденный от Бога не согрешает, ибо семя Его пребывает в нем, он не может грешить, так как рожден от Бога (1 Ин. 3:9). Они не могут пасть, так как силою Божьей через веру соблюдаются ко спасению, готовому открыться в последнее время (1 Пет.1:5). Они не могут умереть, так как у верующих во Христа, даже здесь на земле, есть вечная нетленная жизнь. Они будут жить вовеки и веки. Хотя они были мертвы, они будут жить (Ин. 11:25-26).

 

При рассмотрении первого человека, нам следует избегать двух крайностей. С одной стороны, мы должны, на основании Святого Писания, верить, что он был непосредственно сотворен по образу Божьему в истинном знании, праведности и святости. С самого начала своего сотворения Адам не был маленьким, невинным ребенком, который должен был достигнуть зрелого возраста. Он не был тем существом, которое, обладая зрелым телом, не имело духовного содержания, занимая нейтральное положение между истиной и ложью, добром и злом. И тем более он не был животным, которое достигло своего состояния благодаря длительному эволюционному процессу борьбы и усилий.

 

Такой взгляд противоречит как учению Святого Писания, так и ясным доводам разума.

 

Все же с другой стороны, состояние первого человека не стоит чрезмерно идеализировать, как это зачастую происходит в христианском учении и проповеди. Как бы высоко Бог ни поместил человека над животными, тем не менее, человек все еще не достиг своего максимально возможного уровня развития. Он был способен не согрешать, но все же он не неспособен согрешать. Он еще не обладал вечной жизнью, нетленной и бессмертной, но вместо нее получил предварительное бессмертие, существование и длительность которого зависели от выполнения определенных условий. Он был создан как образ Божий, но, тем не менее, мог утратить как этот образ, так и всю его славу. Верно то, что Адам жил в райском саду. Однако этот сад не был небесами. Среди всех богатств, духовных и физических, которыми обладал Адам, не было лишь одного — абсолютной уверенности. Пока у нас ее нет, наш покой и удовольствия несовершенны. На самом деле, современный мир, в своих попытках застраховать все, чем владеет человек, является достаточным этому доказательством. Верующие во Христа обладают страховкой как настоящей жизни, так и будущей, ибо Иисус является их Гарантом, Который не позволит никому похитить ни одного из избранных из Своей руки и не допустит их гибели (Ин. 10:28). «Совершенная любовь изгоняет из них страх» (1 Ин. 4:18) и убеждает в том, что ничто не отделит их от любви Божьей во Христе Иисусе, Господе нашем (Рим. 8:38-39). Но у первого человека не было этой абсолютной уверенности. Он не был целиком и полностью укоренен во благе. Вне зависимости от того, сколько всего имел Адам, он мог все это потерять как для себя, так и для всего своего потомства. Он был создан Самим Богом. Его природа была взаимосвязана с Божественной природой. Он был предназначен для вечного блаженства в присутствии Божьим. Но достижение этой цели зависело от его собственного выбора и волевого решения.


[1]   Быт. 2:19, 9:4, 10, 12,16, Лев. 11:10, 17:11 и др.

[2]   Лев. 19:31, 20:27 и Втор. 18:10-14.

[3]   Втор. 18:10, Иер. 27:10, Откр. 21:8.

[4]   Лев. 19:26, Ис. 47:13, Мих. 5:11.

[5]   Втор. 18:11.

[6]   Лев. 19:26, Втор. 18:10.

[7]   Втор. 18:11, Ис. 47:9.

[8]   Мф. 18:10, 24:36.

[9]   Пс. 102:20 и Кол. 1:16.

[10] Быт. 18:2, Суд. 18:3, Откр. 19:14.

[11] Втор. 33:2, Дан. 7:10, Откр. 5:11.

[12] Дан. 8:16, 9:21, 10:13, 21; Лк. 1:19, 26.

[13] Втор. 6:13, Мф. 4:10, Откр. 2:9.

Герман Бавинк

Герман Бавинк родился 13 декабря 1854 года в городе Хугевеерне (провинция Дрент, Нидерланды) в семье преподобного Яна Бавинка, реформатского служителя, сыгравшего немаловажную роль в движении отделения группы реформатских церквей от государственной реформатской церкви Нидерландов (так называемой Сецессии.Прим. пер.), состоявшегося в 1834 году. В 1880 году Герман Бавинк получил диплом о высшем образовании в области богословия (он прошел обучение в Кампенском и Лейденском университетах). После учебы Бавинк в течение года нес пасторское служение в городе Франекере (Фрисландия). По словам биографов Германа Бавинка, великое множество людей собиралось в церкви, чтобы услышать его блистательные разьяснительные проповеди.

 

В 1882 году Бавинк был назначен профессором богословия в Кампенском университете, где вплоть до 1902 года занимался преподавательской деятельностью. В 1902 году Герман Бавинк получил должность профессора систематического богословия в Амстердамском свободном университете (эту должность ранее занимал Абрахам Кайпер, который в связи с избранием на пост премьер-министра Нидерландов был вынужден оставить профессорскую деятельность). Герман Бавинк работал в должности профессора систематического богословия в Амстердамском свободном университете вплоть до своей кончины в 1921 году.

 

Более подробную информацию Вы можете узнать здесь.

 

Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Этот материал еще не обсуждался.

Добавьте Ваш комментарий
400 символов максимум
Защита от спама. Введите сумму чисел: 6 плюс 1 =