24.11.2008
Скачать в других форматах:

Майкл Хортон

Без оправдания

 

 Как только мы осознаем, что спасены благодаря совершенству Христа, Его праведности, а не благодаря нашей собственной вере и присущим ей свойствам, в этот миг мы перестаем концентрировать внимание только на себе и получаем дар, переданный нам через Евангелие.

 Теперь вы можете объяснить суть Евангелия той сотруднице, которая недавно задала вам несколько вопросов. Она говорит, что не может воспринимать религию всерьез, поскольку представители всех религиозных групп утверждают, что знают и владеют абсолютной и конечной истиной. Очевидно, что все они не могут быть правы, так как противоречат один другому в основоположных догматах. Можно ли обязывать японца принимать христианство, если он сложился как личность в рамках буддизма? Как же тогда мы можем продолжать говорить, что Иисус — это единственный путь? Как мы можем говорить, что Бога невозможно познать в полноте, по крайней мере насколько это необходимо для спасения, до тех пор, пока человек не узнал хотя бы основы христианского Писания? Религия кажется такой безнадежно наивной и неправдоподобной. Более того, складывается впечатление, что она подливает масла в религиозный раздор, который во всем мире вызывает в людях нетерпимость. В результате ваша сотрудница просто заняла позицию толерантности, которая предполагает прагматичное восприятие религии. Буддизм «подходит» для одного человека, ислам – для другого, христианство – для третьего. Кажется, есть все основания верить, что в евангельском христианстве, так же как и в других учениях, религиозные верования являются скорее терапией, лекарством, чем истиной. Кроме того, что многие христиане приняли такой религиозный плюрализм, они теперь стали удивляться тому факту, что Писание нужно знать и что в него нужно верить для того, чтобы «спастись». Это даже может принять форму некоего протестантского спасения по делам. Во-первых, такой подход предполагает, что вера — это не более чем знание и согласие с истинными утверждениями (реформаты оспаривали эту позицию), и, во-вторых, рассматривает эту «веру» в качестве заменителя спасительных дел. Теперь мы думаем не о том, сколько нужно сделать, чтобы быть спасенным, а о том, как сильно нужно верить, чтобы спастись. «Итак, помилование зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего» (Римл. 9:16). Вера действительно касается знания и согласия с определенными истинами, и одновременно с этим она является, строго говоря, упокоением в Боге, который провозглашает бесплатное прощение грехов в Иисусе Христе. И так как вера – это человеческая реакция, она дается безвозмездно, как дар, без которого мы бы ожесточили свои сердца против Божьих обещаний. Как только мы осознаем, что спасены благодаря совершенству Христа, Его праведности, а не благодаря нашей собственной вере и присущим ей свойствам, в этот миг мы перестаем концентрировать внимание только на себе и получаем дар веры, переданный нам через Евангелие.

 Безусловно, для того, чтобы упражняться в спасительной вере, нужен объект, то есть кто-то, кому можно будет доверять: наше послание должно быть кем-то услышано и принято. Очевидно, что подобное общение касается знания и согласия, но в действительности Евангелие не требует их, а создает само. Разве это не напоминает наши повседневные отношения? В конце концов, мы же не начинаем обычно дружбу или роман с того, что дотошно опрашиваем человека, пока не выясним достаточно информации, подтверждающей, что этот человек оправдает наше доверие. Скорее наоборот, мы начинаем с доверия, ожидая, что наша уверенность укрепится по мере узнавания человека. Вот что подразумевали богословы средневековья, говоря: «вера, ищущая понимания». В современном мире, начиная с эпохи Просвещения, этот порядок изменили на «понимание ищущей веры», говоря нам, что не стоит верить чему-либо без существенных доказательств. Начните с радикального скептицизма, подвергайте все сомнению, и тогда постепенно вы придете к четкому пониманию истины, аксиомы, которую невозможно поддать сомнению. Однако на самом деле это никогда не срабатывало в истории науки, в отличие от отношений.

 Чем больше Бог сообщает нам о спасительной вере во Христа, которую Он дает нам, тем более мы уверяемся в Его верности. Евангелие создает и взращивает нашу веру. В этой Благой Вести содержится важное обещание, которое, по сути, настолько богатое и объемное, что его может понять ребенок, но в то же время оно приводит в замешательство умы великих богословов. Все дело в том, что мы спасаемся Христом, который приходит к нам в форме Благой Вести, а не уровнем нашей богословской проницательности или нашим согласием с утверждениями Писания. Мы спасаемся не посредством знания и согласия, но и не без знания и согласия, а спасаемся мы Христом, который дает нам спасительное знание о Себе и таким образом создает доверие в наших сердцах, так что мы с радостью принимаем обещанное.

Продолжая эту тему, мне бы хотелось кратко пояснить два вышеупомянутых примера. Во-первых, это сомнение, высказанное вашей сотрудницей, относительно религиозного плюрализма и утверждения того, что Иисус — единственный путь.

Учение Павла очень демократично в главном: все (евреи и язычники) одинаково прокляты и все, кто во Христе (евреи и язычники), одинаково искуплены. Чтобы доказать второй пункт утверждения (Римл. 3:21-11:36), апостол разъясняет первый (1:18–3:20).

 Павел описывает, как производится осуждение, рассматривая сначала ситуацию с язычниками. Даже у язычников есть моральный закон, прочно закрепленный в их сознании (2:15). Они знают не только вторую заповедь (долг перед ближними), но и первую (долг перед Богом). Поэтому Божий гнев – это не деспотичное проявление власти Бога по отношению к тем, кто не знает Его. «Ибо открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою. Ибо, что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им» (1:18–19).

Но как же Бог явил им это знание, если у них нет Писания? Павел отвечает, что все творение является  разоблачающим свидетельством существования Бога и помогает понять Его качества и характер. «Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны» (ст. 20). Как говорили наши древние богословы: «Бога возможно познать не в Нем Самом (то есть в Его непостижимом величии), но через Его творение». Мы не можем увидеть скрытую сущность Бога, но «невидимое Его» ясно просматривается через видимое творение: причины узнают по их следствию. Иногда даже скептики выражают удивление перед грандиозностью и сложностью вселенной. Павел говорит, что через это откровение на самом деле они знают о существовании Бога и о том, что у Него есть определенные характеристики. Поэтому когда люди говорят, что не верят в Бога, поскольку не могут Его увидеть, им стоит также перестать верить в атомы и электроны. Возможно, кто-то ответит, что, имея достаточно мощный микроскоп, можно увидеть атомные и субатомные частицы, а с Богом так не получится. И тем не менее Павел провозгласил во вступлении к своему посланию, что Иисус Христос «родился от семени Давидова по плоти и открылся Сыном Божиим в силе, по духу святыни, через воскресение из мертвых» (1:3–4). Как мы доверяем очевидцам, которые видели атомы и электроны, точно так же мы доверяем и тем, кто видел воплотившегося Бога. Тем более, что помимо этого особенного откровения, которое содержится в Благой Вести, есть еще видимое и реальное откровение Бога в природе. Кто может отрицать мудрость, стоящую за очевидным продуманным устройством и порядком, которыми пронизана Вселенная и без которых были бы невозможны какие-либо научные исследования? Очевидно, что все это – дело рук удивительного Архитектора, созерцание которого дает каждому человеку реальное знание о существовании Бога и даже о Его вечной силе и Божественной сущности. Конечно же, Павел не говорит здесь о тех священных истинах, которые были ясно показаны в Евангелии. Так, например, Альпийские горы отражают Божье величие, но не провозглашают Божью милость к грешникам. Люди остаются «без оправдания» из-за того, что они неправильно реагируют на данное им откровение: «Но как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце» (ст. 21).

  Не только ваша сотрудница, упомянутая выше, но и множество современных богословов ошибочно полагают, что основной проблемой человечества в отношениях с Богом является недостаток информации. Они считают: если бы только люди знали, насколько сильно их любит Бог; если бы они только знали, как велик Бог и как Он достоин славы, они бы приняли Его. Это предположение называется «теория нравственного влияния». Заключается эта теория в том, что распятие якобы дает спасение главным образом потому, что показывает нам, как сильно нас любит Бог, и что эта трогательная картинка – единственное, что нам нужно для покаяния. Но, как возразил Ансельм в XI веке, критикуя эту позицию: «Вы еще не рассмотрели, насколько велик ваш грех».

  В этом отрывке Павел говорит, что проблема намного глубже, чем просто недостаток информации. Проблема состоит в том, как мы реагируем на любую информацию, которая ставит под сомнение нашу независимость и самодостаточность. Здесь, говорит Павел, перед нами классический пример людей, которые обладают полной информацией для того, чтобы признать Божье существование и власть над ними. И тем не менее, вместо того, чтобы принять это и обратиться к Богу с благодарностью и восхищением, они «осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце». Они намеренно исказили очевидное, умышленно представили Бога в ложном свете, как это сделал сатана в Едемском саду, заменив свет тьмой и правду ложью. Другими словами, эта проблема по своей сути является нравственной, а не интеллектуальной. «Называя себя мудрыми, обезумели и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся» (ст. 22–23). То есть корень проблемы не в том, что они изначально были невежественны, а в том, что они совершили нравственное преступление, которое привело их к глупости. Они умышленно «заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца, Который благословен во веки, аминь» (ст. 25). Поэтому «открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою» (ст. 18).

 Неправедность, а не невежество, подавление правды, а не недостаток информации — вот реальная проблема человечества. Именно поэтому апостол соотносит интеллектуальный бунт людей против Бога с нравственным бунтом даже против порядка, который Бог установил в природе для сексуальных отношений (ст. 26–27). Не удовлетворившись отрицанием явного откровения Бога в природе, они удаляют всякое напоминание о Боге из своих мыслей. Вот как далеко может зайти неверие, чтобы истребить знание о Боге. И ни разум, ни здравый смысл, ни очевидные характеристики анатомии человека они не будут признавать, как и не будут признавать то, что Бог является их создателем. А чтобы все остальные не подумали, что к ним это обвинение не относится, Павел добавляет еще несколько строк, где приводит те черты характера людей, которые являются результатом отказа принять Божье откровение, когда они “не заботились иметь Бога в разуме” (ст. 28). И его слова попадают прямо в цель, касаясь практически каждого:

«Так что они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия, злоречивы, клеветники, богоненавистники, обидчики, самохвалы, горды, изобретательны на зло, непослушны родителям, безрассудны, вероломны, нелюбовны, непримиримы, немилостивы. Они знают праведный суд Божий, что делающие такие дела достойны смерти; однако не только их делают, но и делающих одобряют».  (ст. 29–32).

Глядя на эти строки, читатели-язычники могли бы подумать, что это всего лишь еще одна скучная статья о тех, кто отвергает иудейско-христианские ценности. Не спешите. Павел говорит: «Итак, неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого; ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же» (2:1). Данное Павлом описание язычников вполне подходит и к евреям, поскольку они поступали точно так же (ст. 3). Что касается евреев, то здесь ситуация еще более плачевная, потому что у них есть полное откровение, данное им Богом в законе, а затем и в Евангелии. Таким образом, они не только пренебрегают откровением скрытой Божьей сущности, проявленной в природе, но также презирают «богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию?» (ст. 4). Как нераскаявшиеся язычники ожесточили свои сердца против откровения Бога, явленного в природе, так же нераскаявшиеся евреи стали глухи к особому, данному им в законе Божьему откровению. «Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога, Который воздаст каждому по делам его» (ст. 5–6).

 Стих 5-й второй главы перекликается с 1:18. Евреи считали, что «Божий суд с небес» был предназначен для других (языческих народов), однако Павел говорит здесь, что такое же проклятие ждет и евреев. Почему? Потому, что у них был закон? Нет, но потому, что они исполняют закон, записанный на скрижалях, не лучше, чем язычники исполняют этот же закон, записанный в их сердце. Притязание евреев на статус хранителей закона с наилучшим, наиболее полным и всеобъемлющим описанием Божьей святости в действительности навлечет на них еще большее осуждение. Не оправдываются те, кто хвалится благочестием, праведностью, добродетелью и достоинствами, считая себя более моральными из-за того, что у них есть эти качества. “Потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут” (ст. 13). Некоторые думают, что Павел хотел сказать здесь о лицемерии евреев — другими словами, что их главная проблема состоит в неисполнении закона, и подразумевается, что если бы они его исполнили, то были бы оправданы. И хотя лицемерие действительно является корнем проблемы, все же целью Павла было подорвать всякую уверенность у любого, кто думает, что исполняет закон. Оправданы будут лишь полностью исполняющие закон, а это значит, что никто не может быть оправдан – по крайней мере исполнением закона. Павел описывает это незавидное положение человека, чтобы подвести как язычников, так и евреев к следующему заключению:

«Но мы знаем, что закон, если что говорит, говорит к состоящим под законом, так что заграждаются всякие уста, и весь мир становится виновен пред Богом, потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо законом познается грех. Но ныне, независимо от закона, явилась правда Божия, о которой свидетельствуют закон и пророки, правда Божия через веру в Иисуса Христа во всех и на всех верующих, ибо нет различия» (3:19–22).

Каким же образом все это относится к тем двум вопросам, которые мы затронули в начале статьи? Что касается высказанного вашей сотрудницей мнения, Павел приводит аргумент, который указывает на то, что вся человеческая раса подпадает под Божье осуждение, Его гнев. Ни буддист, ни номинальный христианин не могут занять нейтральную позицию, ожидая получения достаточного количества информации, чтобы лишь затем принять Бога. Кроме того, что Бог дал откровение в Евангелии, Он явил себя в природе. Однако Его откровение искажено, изуродовано, искривлено, представлено в ложном свете и, наконец, отвергнуто людьми. Вот что мы делаем с любым Божьим откровением, невзирая на то, велико оно или мало, будь то откровение Божьей славы или Божьей милости. Неверующие язычники не будут прокляты Богом за то, что «они сделали с Иисусом», как мы это часто слышим в евангельских кругах. Они понесут Божий гнев на основе закона, записанного в их сердцах. Неверующие евреи будут осуждены на основе того же самого закона, записанного когда-то на каменных скрижалях. Божий трибунал признает каждого виновным, «ибо, что можно знать о Боге, явно для них», проявлено в Божьих делах, «потому что Бог явил им»(1:19).

Многие христиане сегодня говорят, что в судный день Бог призовет людей к ответу не за дела, а только за то, знали ли они Его. Предполагается, что это хорошая новость. И все же согласно утверждениям Павла это не сулит человеку ничего хорошего. Некоторые лелеют надежду, что человеческая природа не безнадежна, что мы сами, исходя из своей «хорошей» сущности, собственных религиозных «традиций веры», своими силами можем принять Бога, повернуться к Нему. Однако Павел говорит, что Бог не делает различия, не делит нас на ранги, и что положение человека даже хуже, чем мы можем себе представить. Об этом он напишет позднее: «как написано: нет праведного ни одного; нет разумевающего; никто не ищет Бога» (3:10–11). Здесь не говорится о неком «анонимном христианине», который верит не явно, а «в себе», и при этом в ответ на откровение совершает добрые дела, которые рассматриваются как свидетельство его единения со Христом. Для Павла такой человек даже не является гипотетически возможным, так как по своей природе мы делаем одно и то же с любым Божьим откровением: подавляем истину неправдой.

То, что Павел пишет в Послании к Римлянам, также проливает свет на второй вопрос, который мы задавали выше: «Как много нужно знать, чтобы спастись?» Вера не вскарабкивается к Богу и не старается делами заполнить внутреннюю пустоту. Она приходит к нам изнутри, во время проповеди Евангелия. «Итак, вера от слышания, а слышание от слова Божия», которое приносят посланники (10:17). Что нужно сделать в этом случае — отвести внимания от себя и своей веры и вновь направить его на Христа. Никто из нас не является Богом и не существует определенного перечня утверждений в Писании, которые мы должны принять, чтобы согласие с ними стало для нас спасительной верой. Хотя в Писании существует множество утверждений, которые касаются человека и дела Христа, они всего лишь служат для того, чтобы направить наше доверие в правильное русло. Мы должны доверять Христу, а не совокупности истинных утверждений. Мы должны раскрыть ладони, чтобы получать сокровища Божьего Царства. Мы иногда можем придерживаться таких доктрин, которые, если их выстроить в логическую цепочку, сделают непонятным или даже опровергнут Писание — "простительные непоследовательности", как их называли наши предки-богословы, несмотря на которые мы все же обретаем Христа и все блага Его. Каждый верующий наполнен противоречивыми верованиями, сомнениями, жизненным опытом, ожиданиями и убеждениями, которые подавили бы и уничтожили нашу веру, если бы не Божья нерушимая милость. В некотором смысле, как бы это не было иронично, многие радикальные мнения относительно инклюзивизма и эксклюзивизма как раз фокусируются на таком понимании недостатка информации. В первом случае получается, что буддист оправдан, во втором – что арминианин осужден из-за недостатка информации. Однако, как мы можем заключить из аргумента Павла, оба подхода являются разновидностями оправдания по делам. Все люди, включая христиан, осуждены законом, но благая весть состоит в том, что Бог нашел способ любого и каждого виновного человека оправдать Иисусом Христом, по вере в Него. Вполне возможно, что главная суть приведенных в этом послании Павлом аргументов находится в главе 11: «Ибо всех заключил Бог в непослушание, чтобы всех помиловать» (ст. 32).

 


Майкл Хортон – профессор апологетики и систематического богословия Вестминстерской Семинарии в Калифорнии, основанной Д. Грешемом Мейченом (Эскондидо, Калифорния), ведущий радиопрограммы «The White Horse Inn» национального радиовещания и главный редактор журнала «Современная Реформация». Автор нескольких книг, включая Power Religion, A Better Way, Putting Amazing Back Into Grace, God of Promise: Introducing Covenant Theology (Baker, 2006), и Too Good to be True: Finding Hope in a World of Hype (Zondervan, 2006).

Переведено с разрешения Modern Reformation: "Does God believe in Atheists?" Март/Апрель. Том. 15 №. 2 2006 Стр. 4-7, 28

Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Этот материал еще не обсуждался.

Добавьте Ваш комментарий
400 символов максимум
Защита от спама. Введите сумму чисел: 5 плюс 9 =